Двукратный олимпийский чемпион по биатлону Виктор Маматов не понаслышке знает, что такое Олимпиада. В настоящее время он является руководителем рабочей группы "Солт-Лейк-Сити-2002", и именно к нему поступают самые оперативные сведения о всех последних событиях. Своим мнением о подготовке национальной команды Виктор Федорович поделился с корреспондентом "Советского спорта".

О СБОРНОЙ

— О каких-либо спортивных результатах сейчас говорить еще рано. Но вот о некоторых итогах организационной работы уже можно сказать. На аккредитацию в организационный комитет мы подали заявку более чем на 600 человек. Это цифра значительно превышает запланированное нами число россиян-участников Олимпиады. Но необходимо предусмотреть возможные травмы и замены, которые в связи с этим придется делать (хочется надеяться, что наших главных претендентов на олимпийские награды мы не потеряем). Ведем большую работу по разработке вариантов и маршрутов отправки грузов, да и текущих вопросов немало.

Например, совершенно неожиданно всплыл вопрос об официальной форме российских олимпийцев. Поддерживавшие нашу команду в течение последних лет "Адидас" и "Рибок" заявили, что Россия теперь стала крупным потребителем их продукции и они не видят смысла в дальнейших рекламных акциях, к которым относится бесплатная экипировка сборной. Я считаю, что они поступили не по-партнерски. Помогли связи Леонида Тягачева, нашедшего нового спонсора в лице итальянской фирмы "Боско ди Чельджи".

Не менее остро стоит вопрос финансирования. Федеральный бюджет нас без внимания не оставил, но для удовлетворения всех нужд наших команд средств не хватает. Приходится искать варианты, озадачивать спорткомитеты на местах и даже использовать бюджет летних видов спорта.

В этом олимпийском цикле мы стараемся поддерживать все федерации, а не только наши "медаленосные" виды спорта. Существовавшая практика преимущественного финансирования лишь нескольких федераций нанесла большой вред. Приоритет имели такие виды спорта, как лыжные гонки, биатлон, фигурное катание и хоккей. Эти федерации получали средства на первые и юниорские сборные, а остальные выкручивались самостоятельно. По поводу ошибочности такой политики я неоднократно выступал на коллегии и рад, что теперь мы поменяли приоритеты. Времени, однако, упущено много. Фактически потеряно поколение спортсменов и тренеров, которые ушли из спорта, поскольку не имели поддержки. Сейчас мы остались с тремя видами спорта.

Меня обнадеживают действия Фетисова по формированию хоккейной сборной, я полагаю, что есть неплохие шансы и у конькобежцев, хотя и этот вид спорта был долгие годы на голодном пайке. Подтягиваются и некоторые другие команды, но там нам будет очень трудно догонять соперников, которые готовились все эти годы в несравненно лучших условиях.

О БЕЗОПАСНОСТИ

— После сентябрьских терактов в Солт-Лейк-Сити ездили делегации Олимпийского комитета России, и о некоторых дополнительных мерах безопасности, которые намерены предпринять американцы, мы проинформированы. По сведениям наших представителей, большие неудобства стали испытывать теперь пассажиры всех авиарейсов. Значительное ужесточение контроля ожидается и на всех олимпийских объектах. Те деньги, которые сейчас дополнительно выделяются из федерального бюджета США и из средств штата, дают возможность организаторам предпринять исключительные меры предосторожности.

Все это делается в интересах самих же спортсменов. Не случайно ведь они высказывают сомнения по поводу собственной безопасности. Норвежские лыжники уже заявили о своей озабоченности, и надо думать, подобные высказывания последуют и со стороны других спортсменов. На открытии и закрытии Игр в одном месте соберутся более 50 тысяч лучших людей планеты, и для террористов это может стать желанной целью. Раз так — необходимы гарантии.

С другой стороны, нас не может не беспокоить субъективизм некоторых служб по отношению к нашим спортсменам и официальным лицам. Пока что с этим сталкиваются только представители наших делегаций, а ближе к Олимпиаде это может негативно отразиться на российских спортсменах. В этой связи наша задача предупредить эти негативные моменты.

О ДОПИНГЕ

— По поводу медицинского контроля со стороны Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) мы уже провели несколько совещаний, в том числе с участием представителей всех наших зимних федераций.

На сегодняшний день мы спокойны, поскольку никто из наших спортсменов не принимает ничего запрещенного списками ВАДА. Более того, наш комитет написал уже несколько писем по поводу зарубежных спортсменов, якобы являющихся астматиками и принимающих под этим соусом запрещенные препараты. Ситуация с этой категорией спортсменов нам непонятна. Из антидопингового агентства нам пришло письмо с расплывчатыми заверениями в том, что они изучают ситуацию и принимают меры. Например, если спортсмен за две недели до начала Олимпиады представит справку о заболевании астмой, он также должен будет представить комиссии специальные тесты, и, если в этих тестах что-то не будет соответствовать нормам, комиссия проведет дополнительные анализы.

Мы с подобным подходом категорически не согласны и предложили альтернативу — каждый объявляющий себя астматиком должен перед Олимпиадой пройти независимое медицинское обследование, созданное под эгидой МОК, и только на его основании принимать специальные препараты. Законность подобных действий не вызывает сомнений — проходят ведь женщины обязательный секс-контроль.

Когда четыре года назад в Нагано спортсмены чуть ли не в открытую использовали таблетки и спреи, а потом бежали и выигрывали, мы все прекрасно понимали и много говорили о том, что это неправильно и должно прекратиться, но как-то сдерживались. Но после Нагано эта практика стала повальной, и поэтому необходимо занять жесткую позицию. Почему если ты победитель, то непременно чем-то болен? Более того, некоторые чемпионы принимают в комплексе по 7-8 медикаментов, "борясь" со своей астмой. Это абсурд. Если ты хронически больной человек — выступай на Паралимпийских играх.

Копию письма в ВАДА мы направили президенту МОК Жаку Рогге и главе Оргкомитета Солт-Лейк-Сити Митту Ромни. Ответа до сих пор не получили.