1.е4 е5 2.Kf3 Kc6

Нет, дорогие читатели, я, конечно, осведомлен о том, что шахматная теория пока еще не знает дебюта под названием "Атака трех коней", а вот "Дебют трех коней" давно уже вписан в шахматный реестр. Но я в данном случае говорю о конях не как о фигурах на черно-белых полях, а скорее как об аргументах своего участия в сеансе одновременной игры с Гарри Каспаровым. Должен признаться: моя любовь к шахматам несравненно ярче, сильнее моей шахматной квалификации, и я не настолько нагл, чтобы бросить вызов тринадцатому чемпиону мира даже в рамках юбилейной шоу-программы. Одним из аргументов моего приезда в Санкт-Петербург на чествование ректора Гуманитарного университета Александра Запесоцкого было желание уговорить Гарри Каспарова сыграть заочную партию с читателями "Советского спорта". И я сделал первый "ход конем": предложил экс-чемпиону прервать поединок, вывести его из рамок локального сеанса и придать ему статус международного. Ведь "Советский спорт" читают во многих уголках земного шара, а не только в России! После секундного замешательства Гарри ответил отказом. "Вам не обязательно возобновлять игру завтра же. Поединок может состояться в любое удобное для вас время!" — продолжал настаивать я. К переговорам подключилась мама экс-чемпиона. Лед вот-вот должен был тронуться, но… "Ближайшее время у Гарри расписано по минутам. Может быть, как-нибудь в другой раз", — с мягкой улыбкой поставила точку Клара Шагеновна. Первая атака "коня" оказалась отбитой. Я понял, что от очного поединка мне не убежать, и мое внимание переключилось на черно-белые клетки. В ответ на второй ход Каспарова я пошел:

2… Kc6

Далее последовало:

3.Cc4 Kf6

Листая в детстве шахматную литературу, я натолкнулся на показавшийся мне красивым острый вариант "защиты двух коней", возникающий после 4. Kg5 d5! 5. ed ka5! Каким-то образом он застрял в закоулках моей памяти, в сполохах сумасшедших осложнений, приводящих в конце концов к победе черных. Скорее инстинктивно я развернул паруса в надежде поймать в них штормовой ветер. А как еще я мог поступить, играя против кудесника атаки?! Не защищаясь же! Гарри, однако, не принял моего вызова.

4.d3 h6 5.0-0 d6 6.c3 Cg4

Диаграма 1

Как объяснили мне после игры люди, шахматная квалификация которых догоняла силу их любви к шахматам, черным логичнее было сыграть здесь 6… g6, фианкетируя затем черного слона. Дескать, именно так играли против Долматова в чемпионате СССР 1980 года Белявский и Цешковский. Я был польщен тем, что целых пять ходов шел по дорожке, проторенной известными гроссмейстерами. Но к тому времени меня уже разобрал кураж, подогреваемый Геннадием Орловым, и я ринулся в бой без оглядки.

7.Kbd2 Ce7 8.Лe1 0-0 9.h3 Ch5 10.Kf1 Ka5 11.Cb5 a6 12.Ca4 b5 13.Cc2 c5…

"Слишком азартно! — прокомментировали мой последний ход умные собеседники на заключительном банкете. — Вы пытались воспрепятствовать ходу d3-d4, но ослабили после d5". А я подумал: неужели они верят, что, играя против Каспарова, можно укрепить хоть какое-то поле, не ослабив другое? Я хоть и "К", но не Крамник же и не Карпов! Умно играть в умную игру в моей ситуации скучно. Нет, только вперед!

14.g4 K:g4

Диаграма 2

Похоже, Каспарову передался мой боевой дух, и он решил бросить вперед своих пехотинцев. Но у меня под рукой оказался второй аргумент — конь, только теперь уже настоящий. Отдавая его в жертву ("некорректную", — сказали мне мои новые, порядком разрумянившиеся друзья), я пытался сорвать платье с белого короля.

15.hg4 C:g4 16.Ke3

Король действительно оказался голым. Однако в моем лагере что-то не заметно было бойцов, кто бы взял его голыми руками. Играть становилось не просто скучно — я бы сказал, странно. И тут я придумал гениальный ход: предложил Гарри… отложить партию с тем, чтобы доиграть ее в следующий юбилей Александра Запесоцкого. Я искренне верил в то, что экс-чемпион примет мою шутку. Ведь отложить партию — не значит свести ее к ничьей или (упаси Боже!) проиграть. Отложить — значит принять атмосферу карнавала, которым дышал концертный зал санкт-петербургского университета. Увы, Гарри даже не улыбнулся. Третий мой "ход конем" он отбил своей бескомпромиссной решительностью. Рука моя дрогнула, и я допустил совсем уже детскую ошибку: 16…Фd7?

Далее последовало:

17.Ke5 C:d1 18.K:d7 Лfd8 19.C:d1 Л:d7 20.Cg4

В этот момент я захотел выйти из-за стола: вымучивать поражение не в стиле вашего покорного слуги. Неожиданно мой энтузиазм подогрела простейшая идея — продержаться в сеансе одновременной игры дольше остальных участников. И я задвигал фигурами. Понимая, что узоры от их передвижений доставят неотразимое впечатление шахматным эстетам, я не привожу текст миттельшпиля и эндшпиля. Но с радостью отмечаю: я продолжал отвечать на все новые и новые вызовы экс-чемпиона даже после того, как 20 участников сеанса из 22 прекратили сопротивление. И лишь еще одна детская ошибка (38… Л:d3, см. диаграмму №3) заставила меня протянуть руку Каспарову после 39. Лаh2

Диаграма 3

Я неминуемо терял фигуру. Вот когда я понял всю меру ответственности Белявского и Цешковского, одиннадцать лет назад ходом 6…g6 распахнувших "форточку" своему королю в партиях против Долматова! Горькую пилюлю подсластил 24-й участник сеанса одновременной игры. Он "остановил свои часы" буквально в то же мгновение.

… После дружеского застолья с "бендерами" Гарри умчался на "красной стреле" в Москву. Теперь ему предстоит Мемориал Ботвинника. А потом мы еще раз попытаемся договориться об игре с читателями "Советского спорта".