Недавно гостем "Советского спорта" был Сергей Базаревич, один из самых молодых главных тренеров команд-участниц чемпионата России. К тому же он — тренер играющий. К тому моменту он был единственным россиянином, выходившим на площадку в официальном матче чемпионата НБА (тогда сезон еще не начался, и Кириленко не успел "отметиться" за океаном). Сегодня Базаревич потерял уникальность в качестве российского игрока НБА, но остается интереснейшим собеседником.

1-й тайм
(Вопросы читателей)

— Добрый день, Сергей. Вас беспокоят Марина и Наташа из Домодедовского района. Очень хотелось бы знать, как ваши дела на тренерском поприще?

— Дела пока более или менее нормальные. Конечно, есть трудности. Мы продолжаем комплектоваться, и тот состав, которым мы хотели начать сезон, появился лишь на последней подготовительной стадии. Команда недостаточно "обкаталась", и какие-то "связки" наигрываем по ходу турнира. Но пока мы выигрываем. Что будет "на выезде" — не знаю. Готовимся.

— Вам самому нравится больше быть игроком или тренером?

— На данном этапе меня устраивает сочетание того, что я делаю. Мне не хочется заканчивать как игроку и, в тоже время, на многие вещи смотрел как тренер. Сегодня мне очень интересно.

— Спасибо вам, желаем успехов в работе и очень ждем дерби ЦСКА — "Динамо".

— Спасибо и вам. Надеюсь, матч московских команд состоится уже в следующем году.

— Здравствуйте, это Геннадий. Я болельщик "Динамо", но не только. Веду статистику игр, и обратил внимание, что во 2-й половине командный процент попаданий трехочковых бросков почти в два раза ниже, чем до перерыва. С чем это связано?

— Я даже удивлен, что вы настолько дотошно подходите к анализу статистики... Спасибо за то, что вы подсказали. Не думаю, что причины этого в физическом состоянии игроков. Скорее психологические.

— На научной основе я занимаюсь совершенствованием точности бросков. Извините за назойливость, может быть, вам нужны мои услуги?

— Думаю, что "Динамо" добивалось большого преимущества уже в первой половине матча, и как я ни пытался вдохновить ребят на продолжение работы, у них идет какое-то элементарное расслабление. Может быть, поэтому выбор позиции не всегда правилен. Кому-то хочется отличиться. (После этого Сергей дал рабочий телефон, записал номер звонившего и после прощания сказал: "Из той сотни-другой человек, которые ходят на наши матчи, вот какие есть: ведут статистику, анализируют".)

— Рада вас приветствовать, Сергей. Вас беспокоит Оксана Ивановна. Мой сын — болельщик "Динамо". Он уже разуверился, что его команда вернется в большой баскетбол. Он сейчас в институте, не может позвонить в "Советский спорт", но он попросил меня задать вопрос. Мысль возродить "Динамо" вам пришла за рубежом, где вы играли в последние годы, или?

— В "Динамо" я провел хорошие годы своей карьеры, раскрылся там как игрок. И когда клуб развалился после сезона-95/96, хотя был "на ходу", мне было очень обидно. Тогда, если бы заполучили одного-двух игроков, смогли бы биться за золото чемпионата, достойно сыграть в Евролиге. Был хороший коллектив: Шакулин, Дайнеко, Носов, Грачев, но в одночасье все рухнуло. Было обидно как за клуб, так и за весь российский баскетбол. И эта мысль с тех пор не давала мне покоя. В последнее время на многое смотрел глазами тренера и в чем-то организатора. Я видел ошибки в зарубежных клубах и хотел сделать что-то, на мой взгляд, правильное.

В этом межсезонье встретился с Евгением Яковлевичем Гомельским, предложил ему возродить команду. И он, как человек динамовский, загорелся. С его "весом", именем мы пошли к руководству клуба. Видимо, эта идея витала в воздухе, и новое начальство общества с пониманием отнеслось к этому, и собрать команду смогли за короткое время. Надеюсь, движение будет поступательным.

— Вы руководите почти своими ровесниками. Скажите, что нужно для этого?

— Все-таки я чуть старше, хоть до сих пор и играю. Примеров, когда командой руководит молодой тренер, предостаточно. Бывали примеры и в моей практике, когда наставник был младше меня. Наверное, должна быть своя позиция, употребляя модное слово — харизма. Независимо от того, как ребята относятся ко мне, тренера должны уважать — пост таков. Хотя я бегаю рядом с ними в таких же майке и трусах. Похоже, что общего для всех рецепта нет.

— Как вас называет молодежь?

— Вне площадки они называют меня Сергеем Валериановичем, а если они будут говорить это во время игры, мяч может улететь очень далеко. Так что на поле зовут меня так, как им удобно. Ну, не как угодно, конечно, но...

— А "старики" панибратства себе не позволяют?

— Я приглашал в команду людей "адекватных". Андрея Корнева я вообще очень уважаю. Владом (Кондратовым), может быть, я не всегда доволен. Мы шли на определенный риск: прошлый сезон он пропустил. Он не полностью восстановился до сих пор. И, наверное, мог бы прилагать к этому больше усилий. Многие тренеры в России не могут разделить отношения на площадке и вне нее. Я пытаюсь. Если человек не прав, нужно сказать ему это, но нельзя переносить что-то в сферу личных отношений.

— Здравствуйте, это заслуженный мастер спорта Ржевская из Москвы.

— Добрый день, Галина Ивановна.

— Сереж, кто из ветеранов играет в "Динамо"? И кого из молодых вы считаете перспективными?

— Вы бы пришли, посмотрели. "Старики" — Корнев, Кондратов, выздоравливающий Шакулин. Для того чтобы оценить молодежь, мне нужно какое-то время. Мне кажутся перспективными Быков и Строилов. Он хорош по мысли, но в исполнении...

— Как вы оцениваете перспективы "Динамо" в выездных матчах?

— Понимаем, что в гостях будет сложнее. Длинные перелеты, спаренные игры, результаты которых не всегда предсказуемы. Нужно иметь какой-то запас прочности. Но будем стараться. Надеюсь, "отрывать голову" не будут. Хотелось бы, чтобы было корректное судейство. Но все же опасаюсь.

— Сергей, здравствуйте. Будет ли "Динамо" укрепляться выпускниками московских баскетбольных школ?

— У нас выпускников московских спортшкол немало: Кондратов, Шакулин, Базаревич, Строилов, Звонов, Усанов. Сейчас сделали вторую команду на базе школы "Тринта" и сборной 84-го года. Хорошие игроки — товар штучный, на поток их выпуск не поставишь.

И когда уже трубка была положена, Сергей добавил:

— Московские, периферийные. Я считаю, что у нас нет школы. Это миф. У нас все игроки разные. Один так играет, второй по-другому. Все баскетболисты принадлежат различным школам. Были отдельные фанаты-тренеры, они кого-то и готовили. Когда страна разваливалась, многие ушли деньги зарабатывать. Может быть, исключение — питерский интернат. Да и то там была хорошо налажена селекция. Согласен, вышли оттуда многие. Но сколько народу там спилось! Посчитаешь соотношение и подумаешь: "А может, и не стоило?"

— Добрый день, Сергей. Это ваш тезка беспокоит. Огромное спасибо вам за "Динамо". Хочу пожелать вам, чтобы это было не на год-два. Чтобы в наше непростое время у спонсоров не закончились деньги.

— Спасибо вам. Мне тоже хотелось, чтобы это не было сиюминутно. И насчет денег вы сказали очень верно. Главное, чтобы клуб развивался. И Гомельский, и я достаточно амбициозные люди, чтобы остановиться на этом уровне.

— Ходили слухи, что "Динамо" хочет пригласить американца...

— Мы продолжаем такие попытки. Нам нужен игрок передней линии.

— Как делите зал, время на тренировки с одноклубницами? Проблем нет?

— Многое пока не ясно. Во Дворце сложная ситуация, некоторые занятия (слава богу, не наши) проходят в коридорах. Женская команда привыкла, что нас нет. Но в последнее время все приходит в норму.


2-й тайм
(Вопросы журналистов)

— Наверное, в каждой стране, в которой вы играли, старались подсмотреть что-то у тренеров? И сейчас используете это. Ваш вариант комбинации "пять вниз" самый интересный в России.

— Да прекратите! Считаю, что делаем ее плохо. Из этого построения можно столько выходов сделать. Эта комбинация — несколько переделанный вариант того, что играла "Атланта".

— Вы считаете себя продолжателем тренерской концепции "Динамо", приверженцем скоростного баскетбола?

— Я с уважением отношусь к динамовскому тренеру Александру Сидякину, так как раскрылся в этом баскетболе. Наверное, пришел уже готовым к нему. Считаю, что его курс был верным: как команда тренировалась, так и играла. Многие тренеры требуют в игре одного, а на занятиях работают совершенно над другими вещами. Соответственно игроки оказываются не готовыми к их требованиям.

Но то, что этот стиль, изобретение Блика и Сидякина — миф. Много сделал для развития быстрой игры Рик Питино. Но и он в НБА ничего не добился (американский тренер достиг блестящих результатов в студенческом баскетболе, а в профессиональном проваливался). В какой-то степени, я ученик Александра Ивановича, и хочу развить его стиль. Но, на мой взгляд, в его работе не было баланса скоростного и позиционного нападения. В первый мой год в "Динамо" мы затрачивали на атаку в среднем только 11,8 секунды. Сегодня мне хотелось бы еще убыстрить нашу игру, но этого не позволяет сделать состав.

— Вы подметили насчет планки Питино. Видите ли ее у себя?

— Это можно проверить только на практике. Надеюсь, что смогу работать с командой, претендующей на высокие места.

— Как вам удалось провести столь качественную селекционную работу: кроме наших — литовец Страупис и особенно латыш Вайкулис?

— Раймонда Вайкулиса я считаю главной удачей команды. Если честно, мне его подсказал Гундарс Ветра, охарактеризовав его как "Гунча (прозвище Ветры) начала девяностых". Просмотрев видеокассеты, вышли с ним на контакт. Долго пришлось бороться с его агентом. И поняли, что не зря, Раймонд — попадание в цель. Может быть, иногда не совсем "гибок", но это молодость. Хорош он и как человек. Что касается Страуписа, мы выбрали его из трех игроков. Но к нему имеется ряд претензий.

— Откуда берутся агенты, которыми обзавелись даже юные игроки?

— Мне кажется, что агентов сейчас больше, чем игроков. Многие считают, что эта работа очень прибыльная: договорился с одной стороной, с другой, получил 10 процентов. Но настоящих профессионалов мало. Сейчас у наших агентов нет информации, видеозаписей. У меня первый агент появился в начале 90-х.

— Принимали ли вы участие в обсуждении, утверждении календаря игр (после восьми московских команда больше месяца не играет дома)?

— Календарь для меня совершенно непонятен. То играешь через день, то перерыв несколько недель. 24 дня в ноябре еще можно понять — играют сборные... Создается впечатление, что сроки турнира специально растягивали. Говорят, при таком количестве сдвоенных игр и команд, многие из которых желают сэкономить, ничего лучшего сделать нельзя. Многие клубы были поставлены в пары, некоторые — даже в тройки (Майкоп, Волгоград, Энгельс). Мы хотели начать турнир дома, но не 8 подряд же. Мне ответили: или так, или никак.

— В справочнике РФБ указано, что главный тренер одного из основных соперников "Динамо" — екатеринбургского ЕВРАЗа — является директором нижнетагильского клуба. Вы не боитесь, что если понадобится, очки ЕВРАЗу будут отданы?

— Не обращал внимания на это. Думаю, что "Старый соболь" — не такой сильный соперник... Хочется, чтобы "Динамо" было сильнее этих вариантов.

— Как распределяются тренерские обязанности между вами и помощником — Александром Васиным?

— Я сторонник такого подхода: люди работают командой, а не когда главный тренер царь и Бог, а помощники набираются по принципу "как бы не подсидел". Но так как мне приходится еще и играть, на Васина ложатся дополнительные обязанности: ведение игры. Но мы определились еще до создания дуэта, что я — главный тренер. Приглашая его, сообщил "участки работы", спросил, согласен ли Александр. Кроме того, он работает с молодыми.

— Не пытается ли помочь президент клуба Евгений Гомельский, обладающий значительным опытом работы?

— Здесь тоже важна предварительная договоренность. Чтобы работать не по принципу: ввязаться в бой, а потом разберемся. Решили, что за баскетбол отвечаю я. Да, Евгений Яковлевич приходит в раздевалку, говорит какие-то напутственные слова, может подсказать что-то, но не пытаться повлиять. Конечно же прислушиваюсь. Как можно пропускать мимо ушей слова такого специалиста в психологии? Но выработкой тактики он не занимается.

— Исход первого матча "Динамо" — "Химик-Автодор" решил Базаревич-тренер. На последних играх вы, находясь на площадке, выпустили Строилова, который очень здорово отыграл концовку и помог клубу победить. Как вам удается понять форму игрока, не уходя с поляны?

— Не стоит создавать мифы. Надеюсь, представляю силу и возможности ребят. Может быть, не до конца, но догадывался, что выпускать в решающие секунды не игравшего Звонова не стоит.

— Уже стали легендой тайм-ауты "Динамо" за 10 — 30 секунд до финальной сирены, когда ваша команда много выигрывает...

— Да, мы "отличились" в матче с "Химиком", взяв минуту за 14 секунд до окончания матча, выигрывая 42 очка. Но не надо забывать, что на площадке — молодые люди, которым надо учиться играть в концовке. Иной раз складывается впечатление, что никто из них не умеет играть в организованный баскетбол. Не могу понять: такая большая страна, а где игроки? Нет, баскетболистов много, мы просмотрели человек 50, но... Молодых ребят приходится чуть ли не за руку водить. К тому же, забывают разученные комбинации.

— Как говорится, есть мнение, что Сергей Базаревич не употребляет спиртных напитков вообще...

— Вот. Еще один миф. Я — не абсолютный трезвенник. Правда, сейчас я на диете, которая не позволяет выпивать вообще. Когда был молод, немного злоупотреблял. Было время. Но потом остепенился. Может быть, жена повлияла. Нет, выпить могу. Но не "до мордой в салат". Многие считают, что этим снимаешь стресс. Не согласен. Это — еще больший стресс.

— В вашей команде три человека, которых считают абсолютными трезвенниками — вы, Корнев, Шакулин. Из "стариков" вы едва ли не уникальны в российском баскетболе...

— Шакулин в последние годы не пьет вовсе. Но это его ударила жизнь. К этому он пришел через ошибки молодости. Про Андрея даже не задумывался. В принципе, мне безразлично, выпивает человек или нет. Конечно, мне не хотелось бы иметь пьяниц в команде, но я лоялен. В Италии на командном ужине все пьют вино, да и я тоже там постоянно пил его. Некоторые позволяли себе стаканчик и перед игрой. Это не приветствуется, но некоторые не видят ничего зазорного.

Недавно даже жена спросила: "Почему не пьем вино?" Но там это было органично, а здесь — нет. Как мне жаловались понтийские греки: "Представляешь, не могу здесь пить водку. Климат виноват, что ли?" Может быть, другое воспитание. Вообще на юге не пьют. Есть даже теории, обосновывающие это. Там человек может выпить стаканчик и пойти спать, у нас же некоторые после того, как выпивают рюмку, незаметно переходят в "никакое" состояние.

— Вне "поляны" команда не собирается?

— Нет, и это упущение. Надо собраться где-то. Молодые и "старики" сами по себе. Пришли, поработали и ушли. Вот в Италии часто ходили в гости, просто собирались. Там ужин не просто еда, а прийти, посидеть, поесть, поговорить. И все это долго. Почти ритуал. В Греции постоянно пытались затащить на какие-то ужины. Но это не было органично. А в Турции все вообще походило на дурдом. Там все несколько гипертрофированно. Я там играл почти три года, но не смог принять их ментальность: тупое поклонение старшим. Тренер может игрока смешать с грязью. На меня попытались повысить голос. Я ответил, чтобы со мной так не разговаривали. Было похоже, что с тренером случится инфаркт. Да, в южных странах "спецы" сидят на "электрическом стуле" и переносят нервозность на игроков. Видел, как били, слышал, что наставник укусил подопечного за ухо.

Капитан вступился за товарища, за что чуть не лишился "слухового аппарата" (потом Сергей признался, что тренер этот — Мюрат Дидин, ныне работающий с "Улькером"). В Турции решалось "наверху", что все идут туда-то, сегодня собираемся у кого-нибудь дома. Баранов режут прямо перед залом. Потом всем мажут лоб на счастье. Я отказался. Двенадцать человек не могут дружить друг с другом. Но это — не обязательное условие. Должны уважать человека, с которым делают общее дело. Многие команды выпивали вместе, были спаянным коллективом.

— Недавно вы получили греческий паспорт. В ваших венах течет эллинская кровь? Потом она "пропала" и документ отобрали...

— Появилась возможность стать "греком", и я ею воспользовался. Я думал, в первую очередь, о детях и о расширении своей степени свободы. Чтобы не унижаться при пересечении границ. Но я попал в Грецию в какой-то пиковый момент. Взорвалась пресса, ангажированная "Олимпиакосом". Интересно, что было бы, если я с греческим паспортом поехал бы не в ПАОК, а в Вересе, например? Такая возможность была. Я не был ни в чем обвинен, сказали, что нарушена процедура. Уехал из Греции с паспортом и потом передал документ через товарища. Когда он отдавал бумаги, все чиновники удивлялись, почему? Говорили, что все нормально. Никак не могли понять, как можно у человека отнять паспорт.

— С ПАОКом вам не повезло второй раз...

— Третий. Первый раз — в начале 90-х, но не приняли закона о расширении числа иностранцев. Второй раз — после чемпионата Европы-95. Третий — недавно. Попал. И напрасно. Греков окружает какая-то "мутная" аура, все время какие-то подозрения, возня.

— Сколько лет вы собираетесь еще играть?

— Мне не хочется заканчивать в лиге "Б". Тем более в следующем сезоне будет 20 лет моего пребывания в большом баскетболе. Жена постоянно и так требует внимания. Но надо понимать, что в этой работе нет ничего постоянного. Вдруг травма случится...