К сожалению, вечному пожарному высшего дивизиона чемпионата России не удалось справиться со своей задачей. Возглавляемый им воронежский "Факел" не смог удержаться в элите. А будет ли Александр Николаевич работать с командой в следующем году, не знает, похоже, никто — ни он, ни руководство клуба.

— Оцените, пожалуйста, выступления "Факела" под вашим руководством.

— Наверное, итоги выступления команды еще будут подводиться. Когда я встал у руля "Факела", положение было весьма тяжелым. После девяти игр в активе воронежцев было всего четыре очка, соответственно настроение игроков было хуже некуда. Однако по ходу чемпионата с этой проблемой удалось справиться. Очень тяжело пришлось, когда стояла жара: мы неплохо выглядели, но возможности человеческого организма не беспредельны, поэтому футболисты быстро выдохлись, а достойной замены не было. К тому же оказалась несостоятельной трансферная политика: из-за различных проблем не удалось заполучить игроков приличного уровня. А наши одиннадцать лучших футболистов, увы, не двужильные. Так что если взять в целом, то удовлетворения нет, но мы сделали все для того, чтобы сохранить "Факел" в высшем дивизионе.

— А лично вам как тренеру работа в Воронеже доставила удовольствие?

— Я думаю, что было очень много положительных моментов. Для творческой работы в команде у меня было все, в этом плане никаких проблем не возникало. Был хороший контакт с игроками, да и я сам как тренер приобрел определенный опыт. К сожалению, мне не удалось сделать то, что у меня получалось раньше — вытащить команду со дна турнирной таблицы. Наверно, в этом есть и моя вина: в тот момент, когда у игроков начался психологический спад из-за полосы неудач, нужно было встряхнуть их гораздо быстрее, а когда мы это сделали, было уже поздно. Ну и конечно же это игроки обороны. Вначале к ним претензий не было, в среднем пропускали по одному голу за матч, и это позволяло еще рассчитывать на приемлемый результат. Но затем их как прорвало: по три-четыре ошибки за встречу. Связано это все с возможностями наших защитников, их уровнем. К тому же сюда стоит добавить и усталость. Да и вратари не отличались особой надежностью. Меньше всего претензий у меня к Саная, за исключением матча в Новороссийске. А с Димой Гончаровым произошло несчастье: он сломал руку, а затем долго не мог войти в игру. И все это вместе дало определенный сбой.

— В свое воронежское будущее вы смотрите с оптимизмом?

— Надо подождать, когда руководители клуба примут определенное решение, а затем уже думать о своем будущем.

— В российском футболе вы десять лет проработали в высшем дивизионе, первый вас не пугает?

— Я не говорю, что остаюсь работать в Воронеже. Посмотрим. Возможно, стоит передохнуть; в один прекрасный момент я сел и, проанализировав всю свою десятилетнюю работу, понял, что такой нагрузки, как у меня, ни у кого не было. Один тренер, к примеру, поработал год в таких условиях и закричал, что устал и что лучше бороться за медали, чем за выживание. Восемь лет я вытаскиваю команды! Когда началась полоса неудач (мы тогда потерпели пять поражений подряд), я понял, что очень устал, но тогда меня поддержали Чуйко и другие руководители команды, и я остался. Не хотелось бросать клуб в столь тяжелом положении.