— Лена, вам не предлагали перейти в швейцарскую сборную?

— Очень сильно упрашивали, ведь несколько лет назад я получила гражданство этой страны. Я бы подняла национальную команду на несколько ступеней выше, скажем, в тех же командных соревнованиях. Но мне не захотелось. Даже не потому, что подобный переход — технически сложная процедура: год нельзя выступать. Я в таком возрасте, что могу двенадцать месяцев пофилонить. Просто, я думаю, мне всегда будет приятнее выступать за Россию.

— Это выгодно?

— Только с моральной точки зрения. В сборной Швейцарии мне было бы гораздо легче найти спонсоров. А так я болтаюсь между двумя мирами, поэтому трудно устанавливать контакты с фирмами. К сожалению, Всероссийская федерация воднолыжного спорта не финансирует меня на протяжении многих-многих лет. Не платит ни копейки. И те медали, которые я завоевывала в течение шести сезонов, в том числе на трех чемпионатах мира, не стоили России затрат.

— Водные лыжи — дорогой вид?

— Один из самых дорогих. Допустим, пара прыжковых лыж стоит 2,5 тысячи долларов. Дело не в качестве этих лыж, а в совершенстве — размерах, форме. Спортсмену моего класса необходимо каждый год их менять.

— Чиновникам не до спортсменов, потому что они заняты междусобойчиком? В федерации произошел раскол после ухода вице-мэра Москвы Валерия Шанцева с поста президента.

— Образовалось два противоборствующих лагеря. Я не намерена лезть в глубину этой политики, потому что все намного серьезнее, чем кажется. Стараюсь оставаться на нейтральной территории. Раздор произошел недавно. В следующем году, верю, ситуация разъяснится, восстановится мощная, здоровая федерация, которая будет относиться к спортсменам более внимательно, чем сейчас. Я ничего не требую от нашей федерации, государства. Не прошу бонусов за медали и рекорды, потому что знаю, что начальники не в состоянии выплатить мне такие деньги. Но уверена, что оплатить билеты на чемпионаты Европы и мира для них — минимум.

— Государство прежде всего финансирует олимпийские виды спорта, а водные лыжи никак не могут пробиться в эту "номинацию".

— Воднолыжный спорт долгое время считался слишком субъективным. Но в последние годы в связи с использованием компьютерной и видеосистемы субъективизм ушел. Отсутствие водных лыж в программе Олимпийских игр — чисто лоббистские дела. Очевидно, на момент Олимпиады 1988 года в Сеуле было преимущество американцев, и если бы этот вид ввели, то у них появилось бы шесть лишних медалей. Сейчас с учетом моих результатов мы, например, заинтересованы в том, чтобы участвовать в Играх. Недавно в Международной федерации воднолыжного спорта состоялись перевыборы, многое будет зависеть от нового руководства.

— Россияне имеют здесь представительство?

— Нет. А президентом избран швейцарец.

— Уж он бы точно создал вам великолепные условия, если бы вы выступали за Швейцарию. Почему вы все-таки не уходите?

— Россия тут ни при чем! Это моя страна! Друзья, родители за меня болеют. Но теплых отношений с родной федерацией у меня быть не может, как, впрочем, и враждебных. Конечно, если мне завтра скажут: "Лена, ты нам не нужна", — я обижусь и уйду. Но полагаю, что не скажут.

ВОДА КАК АСФАЛЬТ

— До скольких лет можно продержаться в воднолыжной элите?

— В среднем предел у мужчин 38 — 39 лет, а у женщин — 35 — 37. Но есть и ветераны. Самому старому воднолыжнику австрийцу Францу Обермейтнеру — 44 года.

— Дотянете в спорте до тридцати пяти?

— После травмы колена, которую я получила в том году, не хочу загадывать. Упав на тренировке, я порвала две связки и потеряла практически весь сезон. У меня до сих пор одной связки нет. Жить-то без нее можно, но нужно постоянно закачивать мышцу.

— Испытываете чувство страха при выходе на старт?

— Нельзя распускаться! Ты должен думать только о "технике" и о том, как правильно сделать элементы. Но, разумеется, надо все с умом делать, к примеру, на тренировках не рисковать так, как на соревнованиях.

— Удается выступать в связке со знакомыми водителями катера?

— Это абсолютно чужие люди из разных стран мира. Но сейчас от водителя ничего не зависит: имеется контролируемая компьютерами траектория катера, от которой он не может отклониться.

— Бывают инциденты со смертельным исходом?

— Двадцать пять лет назад произошла трагедия в американской семье воднолыжников. На глазах отца-тренера погиб его двенадцатилетний сын. По правилам, нам без шлемов нельзя выступать на трамплине. У мальчика шлем упал во время тренировки, и он врезался головой в трамплин. Но это исключительный случай, хотя водные лыжи — очень травматичный вид, потому что вода на такой скорости, на которой ты несешься, — как асфальт и ты можешь все себе отбить, перебить и так далее. В основном у нас травмы ног — мениски. Колени ломаются в первую очередь.

ТЫ ПЛОХО ПЛАВАЕШЬ, ДЕВОЧКА

— Соревнования включают прыжки с трамплина, слалом и фигурное катание, — говорит Елена. — Самая опасная дисциплина однозначно прыжки. Если мы летим 55 м — рекорд мира у женщин, а у мужчин он переваливает за 70 м, то представляете, почти полтора бассейна надо в воздухе пролететь! Причем скорость лыжника в два раза больше скорости катера.

— Уточню, ваш мировой рекорд равен 55,1 м. Правда, что он превышает рекорд России у мужчин?

— Да, такие мужчины у нас. Но я говорю об этом с большим сожалением, а не с радостью или гордостью. Чем тут гордиться?

— Ваш любимый вид?

— Слалом, но он дается мне труднее остальных, потому что я ростом маленькая. Вообще-то я многоборка и баллов, набранных мною в слаломе, как правило, вполне хватает для победы в общем зачете.

— По идее, женщины должны любить фигурное катание.

— У меня мечта — установить здесь рекорды Европы и мира. Программы сложные, мы пишем их на листе бумаги. Каждая фигура эквивалентна определенному количеству очков. Наиболее дорогой элемент — сальто с винтом — 900 очков. Рекорд Европы держится шестнадцать лет, принадлежит белорусской воднолыжнице. В некоторых бывших республиках СССР, таких, как, скажем, Белоруссия и Россия, существовали сильные школы фигурного катания, поскольку мы круглый год "репетировали" в бассейнах, оснащенных лебедками — электрическими тросами. Такое новшество было придумано нашими в пику американцам, которые непрерывно тренировались на открытой воде во Флориде.

Я с десяти до двенадцати лет каталась именно в бассейне. Сначала записалась в секцию плавания, но тренер по воднолыжному, увидев меня на тренировке, сказал: "Девочка, ты плохо плаваешь, попробуй прокатиться на водных лыжах". Я попробовала. И так мне это понравилось, что я решила стать чемпионкой и только после этого сообщить о своем увлечении родителям. Даже план составила, как стану звездой, у меня будут брать интервью, тогда-то мама с папой обо всем узнают. Пришла домой и через секунду им все рассказала.