Сергей Шаламай напоминает героя известного фильма "Фанат", только применительно к хоккею. Парень с сибирским здоровьем и характером стал профессиональным воином ледовых баталий. У него нет семьи. Точнее, его семья - команда. А дом - базы клубов, которые он, кстати, последнее время легко меняет. Главное для него - играть в Суперлиге. Сергею случалось выходить на лед даже с переломом ноги. Спортивный путь 25-летнего Шаламая пестрит и взлетами, и спадами. Однако последние два сезона он стабильно результативен. Его лидерство в гонке за звание лучшего бомбардира вряд ли стало для кого-то неожиданностью. Набрав 25 (4+21) очков, он идет первым. Его тройка Карамнов - Горовиков - Шаламай с 23 голами также среди ведущих в списке самых результативных звеньев.

КОНФЛИКТ С СИДОРЕНКО

— Сергей, вы лидер среди бомбардиров лиги. Не тяжела шапка Мономаха?

— Я не обращаю на это внимания. Быть лучшим приятно, но на площадке это не поможет. Перед каждой игрой перекрещусь, и с богом на лед. Ведь если кто-то один в звене расслабится, вся тройка полетит к черту. Мы сильны именно звеном и командой в целом. Нам и тренер постоянно об этом твердит.

— Говорят, что на площадке "ворчите" на партнеров?

— Все это не всерьез. Иногда в запарке и выскажешься. Но делаю это, как говорится, любя. Никто не обижается. У нас не только звено, но и вся пятерка играет отлично.

— Покинув "Спартак", вы каждый сезон меняете клубы. Это напрягает, к примеру, в бытовом плане?

— Это временные трудности, к ним быстро привыкаешь. Такова жизнь хоккеиста. Даже если годами стабильно выступаешь за одну команду, никуда не деться от постоянных разъездов. Мы все живем по принципу "сегодня здесь, завтра там". Мне легче, я ведь еще не женат, нет семейных проблем. Да и сам я не москвич, так что не держусь за столицу.

Последний сезон в "Спартаке" (97/98. — Д.П.) был для меня неудачным. Команду лихорадило. Я решил перейти в Новокузнецк. "Кузня" провела чемпионат хорошо. Я опять, как в "Спартаке", играл с Клевакиным и Епанчинцевым. Но мы долго не выступали вместе и с ходу не смогли сыграться. Вроде и моменты создавали, но не забивали. В результате перевели в другое звено. В целом я выглядел в том сезоне неважно. А следующий чемпионат уже начал в аренде в СКА. Наставник армейцев Рафаил Ишматов был мной доволен и после первого круга окончательно перебрался к питерцам. Несмотря на хорошее отношение тренеров, своей игрой был неудовлетворен. Главное было — не опускать руки. Я работал над собой, и после того как вернулся в Новокузнецк, игра у меня пошла.

— Почему в прошлом сезоне после двух кругов чемпионата вы, став лидером "Кузни", вдруг отправились в Подольск в аренду к аутсайдеру?

— "Витязь" обратился к сибирякам с просьбой отдать меня в аренду. Я не возражал. "Металлург" тоже. Честно говоря, по-любому собирался уходить. У меня были сложные отношения с Андреем Сидоренко, главным тренером "сталеваров". Считаю, когда команда лидирует, с хоккеистов надо не только требовать, но и поощрять. Но я бы не хотел выносить этот конфликт на люди. Замечу только, что ушел не только я. Все наше звено, бывшее лидером в "Кузне", покинуло клуб.

— В результате "кузнецы" не попали в плей-офф. А "витязи", несмотря на ваш приход, вылетели из Суперлиги.

— Еще в "Металлурге" я получил травму. Нога болела, но терпел. Надеялся, что это просто сильный ушиб. Однако после первой же игры за Подольск встречались с Пермью, боль усилилась. Сделали снимок, оказалось — перелом. Весь перерыв в чемпионате я лечился, потом восстанавливался. Потерял, конечно, форму и в результате мало чем смог помочь "Витязю".

СУПЕРЛИГУ НА МОСКВУ НЕ ПОМЕНЯЛ

— Обратно в "Спартак" звали?

— Я всегда хорошо относился к "Спартаку". Ведь это мой первый клуб высшего дивизиона. К тому же играл в одной тройке с друзьями. Выступая за другие команды, все равно радуюсь успехам красно-белых. Но, честно говоря, спускаться в высшую лигу в прошлом году мне не хотелось. Не было желания менять Суперлигу на московскую прописку. Мне ведь пока не 30 лет. К тому же "Спартак" вылетел из элиты, когда меня там уже не было.

— В этом сезоне вы выступаете за башкирский клуб. Это связано с тем, что "Салават" возглавляет Сергей Николаев, знакомый вам по "Кузне"?

— Если бы в прошлом сезоне "Витязь" удержался в Суперлиге, возможно, остался бы в Подольске. Но этого не произошло. Поэтому по приглашению Сергея Алексеевича перешел в "Салават", поехал с уфимцами на летний сбор в Испании. Стартовали мы довольно скомканно. Совершали грубейшие ошибки, которые дорого обходились. Коллектив новый. Состав звеньев часто менялся. Требовалось время, чтобы сыграться, притереться друг к другу. В нашей тройке тоже была череда перестановок, пока наставники не остановились на варианте Карамнов — Горовиков — Шаламай. Да и все связки у нас теперь стабильные. Играем в красивый комбинационный хоккей. Задача — попасть в плей-офф. С Уфой у меня контракт до конца сезона. Сейчас я всем доволен.

— Мне импонируют люди, нашедшие свою дорогу и никуда с нее не сворачивающие, — рассуждает, подолгу раздумывая и, как гирьки, взвешивая каждое слово, главный тренер "Салавата Юлаева" Сергей Николаев. — и много делающие для того, чтобы продвигаться по этой дороге дальше. К настоящим, требовательным к себе хоккеистам с годами приходит игровая мудрость. Когда я принял "Салават", то собирал тех игроков, на кого мог положиться. Сергей Шаламай — один из них. Что сказать о нем как о форварде? Силовой обводке его учить бесполезно. Габариты не те. Значит, надо действовать на скоростях. За счет умения вовремя открыться. В звене хоккеисты должны понимать друг друга. Сергей иногда заигрывается. Берет инициативу на себя. Это не нужно. Я всегда подчеркивал, что в хоккее можно побеждать только командой. Чтобы добиться хорошего сочетания в звеньях, надо знать личностные качества игроков. Причем не только технические, но и моральные. Шаламай, например, временами бурчит на партнеров, но в его звене все относятся к этому спокойно. Неспроста тройка Карамнов — Горовиков — Шаламай одна из лидеров лиги.

БАЙКАЛ - МОЯ РОДИНА

— Выступая в юности за сборную Сибири, вы становились победителем и призером различных турниров. Вас приглашали и в ЦСКА, и в "Химик". Почему выбрали "Спартак"?

— После победы на турнире в Ярославле мы ехали домой через Москву. Там встретился с представителем красно-белых. Он провел по своей базе. Показал арену. Обо всем подробно рассказал. Потом постоянно из "Спартака" звонили родителям. Договорились с ними. Это было уже конкретное предложение. Тем более сохранялась наша связка с Димой Клевакиным. А через год вкупе с Епанчинцевым мы уже вышли на игру в основном составе. У меня о том времени остались самые светлые воспоминания. Москва, "Спартак"… Тренер доверял. На льду все получалось. На душе было весело и беззаботно.

— Именно тогда, в 1994 году, вы в составе спартаковской тройки стали серебряным призером юношеского чемпионата Европы.

— Самое обидное, что упустили золото. Ведь мы тогда в Финляндии не проиграли ни одного матча. После того чемпионата поставили на драфт в "Лос-Анджелесе". Но в НХЛ так и не попал. В "Спартаке" тогда началась неразбериха, сменили тренеров. Димка улетел в Тольятти, Вадим - за океан. Мне ехать в Америку и выступать там за фарм-клуб не хотелось. По словам Епанчинцева, там играют в антихоккей. Да и форварды с моей комплекцией за океаном не особо котируются. Надо для начала здорово проявить себя в Суперлиге. Попасть в сборную. На международной арене выступить так, чтобы тебя заметили. Если выпадет такой шанс, я его не упущу. Но поеду в НХЛ только с гарантией того, что буду игроком основного состава.

— Самым первым вашим турниром была "Золотая шайба"?

— Да, я выступал за дворовую команду в городе Саянске. Потом перебрался в Ангарск. В связке с Клевакиным выступал не только за Сибирь, но и за юношескую сборную СССР, потом СНГ. Помню, на одном из турниров нам выдали форму, на которой вообще не было названия страны. Тогда никто действительно не знал, в каком государстве мы живем. Но в хоккей все равно играли. Где бы я ни жил, за какой клуб ни выступал, каждое лето провожу у родителей в Саянске. Езжу на Байкал. Ведь там моя родина.