Санный спорт в России не относят к разряду "медаленосных", будто махнув рукой на безраздельное господство немцев — пусть, мол, они там сами медали делят, а нам, видно, бог не дал. Между тем история саней знала, по крайней мере, три олимпийских цикла, в течение которых наша сборная с успехом выступала на любых трассах и не допускала до пьедестала и немцев, и итальянцев, и австрийцев. От тех лет в России осталось несколько школ и десяток тренеров, не забывших еще нелегкую "науку побеждать".

СПОРТ ИЛИ ШОУ?

Большинство известных ныне зимних видов спорта зародилось в Европе и в силу этого имеет глубокие исторические корни, поскольку для наших далеких предков навыки во многих из них имели важное практическое значение. Так, без умения бегать на лыжах древний охотник имел немного шансов угнаться за добычей, а навыки катания на коньках и спуска на лыжах с гор позволяли праотцам горнолыжного и конькобежного спорта быстро и без лишних усилий преодолевать расстояния, трудные для обычного пешехода. Возможно, этим объясняется то, что первые Белые Олимпиады состояли преимущественно из практически целесообразных в повседневной жизни спортивных дисциплин: лыжных гонок, коньков, лыжного двоеборья, прыжков с трамплина. Правда и то, что уже в далеком 1924 году зрителям хотелось красоты, азарта, зрелищ и всего того, что принято называть словом "шоу", — поэтому в программе Олимпиады нашлось место для хоккея, фигурного катания, бобслея. Грядущие Игры включают 15 видов спорта, многие из которых (фристайл, сноуборд и т.д.) делают больший акцент на зрелищную, нежели спортивную часть, и в этом есть своя логика — иначе нынешнего зрителя не привлечь.

Про современный санный спорт нельзя однозначно сказать, что это — разновидность атлетики или все-таки шоу. С одной стороны, весьма вероятно, что еще в эпоху, когда Олимпийские игры устраивала Древняя Греция, жители Альп уже употребляли сани как средство транспорта, и их механизм стал прообразом современных спортивных саней. С другой — сложнейшие с инженерной точки зрения, специальные трассы едва ли имеют что-то общее с теми склонами, по которым спускались наши далекие предки, а конструкция саней однозначно поставила бы их в тупик относительно области применения удивительного аппарата. Сказать, что санный спорт доступен широким массам, тоже нельзя — если бегать на лыжах умеют практически все, кататься на коньках многие, да и к горнолыжному спорту (после небольшой тренировки) любой из читателей сможет без труда приобщиться, то попытка обычного человека съехать в спортивных санях по ледяному желобу в 99 случаях из ста закончится как минимум болезненным падением.

ТЕРНИСТЫЙ ПУТЬ К ОЛИМПУ

Что касается исторических фактов, то первые документы о соревнованиях саночников относятся к событиям 12 марта 1883 года, происходившим в швейцарском Давосе. В этот день два смелых энтузиаста — местный почтальон Петер Минх и австралийский студент Георг Робертсон — предложили всем желающим посостязаться с ними в скорости спуска на санях по четырехкилометровой улице, связывавшей два самых крупных отеля известного альпийского курорта. Победителями состязания стали его инициаторы, показавшие одинаковое время — 9 минут 15 секунд. Интересная затея понравилась владельцам гостиниц, и соревнования решено было сделать традиционными. Идея пошла в массы. Прошло 28 лет, и в 1911 году там же, в Давосе, был образован Международный клуб саночников, который возглавил француз Конт Рено де ля Фрегильер. Еще через три года, в самый канун первой мировой войны, в Чехии прошел первый чемпионат Европы, в котором участвовали 83 спортсмена (правда, из гостей приехали только немцы). Искусственных трасс для саночников в те годы никто не строил. Где-нибудь в горах подбирался подходящий ландшафт и на нем из снега и подручных материалов оборудовался спуск. В наши дни это называли бы натурбаном (самостоятельная спортивная дисциплина, которая в программу Олимпиад пока не входит), а в те далекие годы это был самый что ни на есть санный спорт. По льду саночники стали спускаться лишь в 1958 году, а до этого времени катались по хорошо укатанному снегу, разгоняясь на нем до "каких-нибудь" 50 — 60 км/ч.

В 1923 году в Париже собрался первый международный конгресс любителей санного спорта, на котором представители Англии, Франции, Швейцарии, США и Канады создали федерацию санного спорта и бобслея. Еще годом позже произошел факт вопиющей, с точки зрения саночников, несправедливости. В Шамони, на первой Белой Олимпиаде, зрителям было предложено состязание бобов-четверок и никаких санок. Дальше — больше, до второй мировой войны на Олимпиаде успел отметиться даже скелетон, а саночники утешались лишь розыгрышем чемпионатов Европы.

В 1954 году, обиженные подобным невниманием, любители саней создают свою самостоятельную федерацию и еще через год проводят первый чемпионат мира. Что же до олимпийского дебюта, то его саночникам пришлось ждать еще долгих 10 лет. За это время были разработаны и утверждены правила и программа соревнований, единые требования к трассам, саням и экипировке участников.

НЕМЕЦКАЯ СЛОБОДА

В олимпийскую семью санный спорт вошел на IX зимних Играх в Инсбруке. Сведущие в нем люди не без оснований предполагали, что львиную долю медалей заберут себе хозяева Олимпиады — австрийские саночники. До 1964 года на чемпионатах мира и Европы австрийцы завоевали более трети золотых наград (25 из 68), и для претензий на победу имели все основания. Однако жестокий удар по их амбициям нанесли немцы. Первым олимпийским чемпионом стал Томас Келлер, а чемпионкой — его соотечественница Ортрунд Эндерляйт. Их успех ознаменовал наступление в санном спорте эры безраздельного немецкого господства, которая продолжается по сей день.

Обратив внимание на таблицу медалей, станет ясно, что олимпийских наград разного достоинства Германии принадлежит больше, чем всем остальным странам вместе взятым. Подобной ситуации нет больше ни в одном зимнем виде спорта.

Тон во все времена задавали спортсмены из Восточной Германии. В период с 1964 по 1988 годы ими было выиграно 15 из 22 золотых олимпийских медалей. Саночники ФРГ выступали намного скромнее, хотя именно в Западной Германии делал свои первые шаги знаменитый Георг Хакль — чемпион трех зимних Олимпиад. Впрочем, все свое золото "Стремительная сарделька", как называют Хакля за внушительные габариты, завоевал уже в составе единой немецкой команды.

Санный спорт в ГДР был, как хоккей в Советском Союзе, поднят до уровня национального достояния. Средства, которые выделяло правительство страны на строительство трасс, изготовление саней, подготовку спортсменов, научные изыскания в этой области, не имели ни границ, ни экономического обоснования. Что касается последнего, то оно даже не предполагалось — размеры финансирования санного спорта в ГДР определялись на заседаниях Политбюро правящей партии СДПГ. За короткое время в стране было построено 4 трассы с искусственным намораживанием льда и еще полтора десятка тренировочных спусков для отработки старта и испытания критических скоростей. К Играм 1988 года в Калгари немцы построили новую трассу в Альтенберге под Дрезденом и три года держали ее в секрете, используя только для тренировок. Если считать, что строительство трассы обходилось в те годы примерно в 40 миллионов долларов, нетрудно вычислить, сколько стоила ГДР каждая из трех золотых медалей на той Олимпиаде. Не проходило и года, чтобы в стране не появлялось новой модели саней. Немалую роль играла спортивная медицина, разрабатывавшая препараты, обостряющие реакцию и внимание. Наследие восточногерманской школы не пропало даром и до наших дней обеспечивает немцам золотые медали на всех крупнейших соревнованиях. При этом немецкая команда имеет настолько крепкий резерв, что вполне способна выставлять свой второй состав и его силами бороться за награды. И еще одно немаловажное обстоятельство — в Германии находится штаб-квартира Международного союза санного спорта, президентом и председателем спортивной комиссии которого опять же являются немцы.

"Можно ли бороться с законодателями мод и для чего на чемпионаты мира и Европы приезжают представители еще 21 страны?" — могут спросить читатели. "Можно", — ответили 30 лет назад пионеры санного спорта в нашей стране.

ЕСЛИ ЗВЕЗДЫ ЗАЖИГАЛИСЬ, ЗНАЧИТ, ЭТО КОМУ-ТО БЫЛО НУЖНО

Санки на Руси пользовались популярностью еще с незапамятных времен, чему немало способствовали бескрайние просторы нашей Родины. Что же касается санок как спорта, то с этим дело обстояло гораздо сложнее. В источниках начала века можно встретить упоминание о состязаниях саночников, которые прошли в 1910 году в Москве на Воробьевых горах, однако считать этот год годом рождения у нас санного спорта — все равно, что называть Россию родиной слонов. Через несколько лет после упомянутого события произошла революция, и о санях как о виде спорта на 1/6 части суши успешно забыли. Дорогостоящий и плохо приспособленный для широких масс, он едва ли имел в СССР много шансов для развития. Тем удивительнее, что уже в конце 60-х годов советские саночники дебютировали на международной арене. Для сравнения — бобслей (имеющий куда более солидный олимпийский стаж) прижился и пустил у нас первые корни почти на 20 лет позже.

Причины, почему так произошло, называются разные. Рассказывают, что в 1967 году тогдашний президент Международного союза санного спорта австриец Берт Изатич привез председателя Госкомспорта Сергея Павлова на первую в мире искусственную трассу в Кенигзее и уговорил проехать в санях-двойке по ее ледяному желобу. Павлов получил от той поездки столь незабываемые впечатления, что сразу по возвращении в Москву сумел убедить Политбюро в необходимости развивать санный спорт в СССР. Уже через год у нас появились первые санные трассы, отвечавшие тогдашним мировым стандартам (в Кавголово под Ленинградом и в Цесисе под Ригой), а еще через несколько лет от Мурманска до Бакуриани действовало более 30 спортивных школ.

Популярный в те годы лозунг "Если быть, то быть лучшими" выполнялся с привычным для страны рвением, и результаты росли день ото дня. Первые шаги советские саночники сделали под руководством поляков, затем мы набирались опыта у немцев, а еще через несколько лет, когда немцы забеспокоились, пытливые ученики уже начали теснить учителей и пошли своим путем. К 80-м годам практически все необходимое для санного спорта производилось в СССР. Над разработкой саней и полозьев трудились на прибалтийском заводе "Дзинтарс" и в опытной лаборатории МГУ, тренировочный процесс сильнейших спортсменов длился почти круглогодично, невзирая на отсутствие в стране искусственной трассы (она была построена только в 1986 году).

Деньги выделялись практически в неограниченном количестве, хотя и за результат спрашивали строго. Дебют на Олимпиаде наших саночников состоялся в 1972 году, а уже перед Играми в Лейк-Плэсиде стало очевидно, что в женских санях мы можем рассчитывать на медали самого высокого достоинства. Вера Зозуля и Ингрида Амантова к тому времени уверенно выступали на мировой арене, и первая уже успела стать чемпионкой Европы. Была поставлена задача — подготовить их прорыв, и к делу были подключены невиданные мощности. За два года до окончания строительства в США олимпийской санно-бобслейной трассы КГБ доставил в Москву ее точный план. В короткие сроки была построена ее копия (с деревянным покрытием), а на Воробьевых горах в Москве был возведен специальный объект, на котором тренировался старт. Заместитель председателя Госкомспорта, ныне покойный Валентин Сыч, ежедневно проверял ход строительства и, как утверждают очевидцы, стучал кулаком по столу, если сроки сдачи того или иного этапа срывались. Результат — в Лейк-Плэсиде Вера Зозуля завоевала первую и пока единственную в истории отечественных саней золотую олимпийскую медаль, а Амантова стала третьей.

Еще один показательный пример. До 1985 года основной тренировочной базой нашей сборной был немецкий Оберхофф. В те годы между СССР и ГДР существовал своеобразный бартер — наши саночники и бобслеисты накатывали свою тренировочную норму в Германии, а немецкие конькобежцы готовились на льду "кузницы мировых рекордов", как называли тогда высокогорный каток "Медео". Стоит сказать, что выгоду от подобного сотрудничества получали обе сборные. Следуя принятой в нашей сборной традиции — выжимать из всего по максимуму, наши саночники за отведенное для тренировок время успевали делать по шесть спусков, в то время как спортсмены из ГДР делали лишь по три. В какой-то момент директору трассы подобное положение стало действовать на нервы, и он заявился в команду с категорическим требованием совершать в день не более четырех спусков. Всякие возражения тренеров (наше время — что хотим, то и делаем) даже не выслушивались. Встревоженные руководители сборной срочно позвонили в Москву. В тот же день на "Медео" к немецким конькобежцам пришел "наш человек" и без тени иронии сообщил братьям по социалистическому лагерю, что с завтрашнего дня они занимаются только на одной половине катка. "Бегаете от сих и до сих, а дальше чтобы — ни-ни!" — прочертил границу представитель спорткомитета. Утром следующего дня директор трассы в Оберхоффе прибежал в лагерь сборной СССР с извинениями, и инцидент был исчерпан.

Не всегда, однако, такая подковерная борьба заканчивалась в нашу пользу. В середине 80-х годов лаборатория металлов и сплавов МГУ разработала для серебряного призера Олимпиады в Сараево Сергея Данилина цельнометаллическую модель саней. Такой элемент, как полозья, в них отсутствовал, поскольку они составляли с санями единое целое. Единственный экземпляр саней был изготовлен на ЗИЛе и по стоимости превосходил легковой автомобиль. Привезенные в Оберхофф, сани демонстрировали потрясающую скорость, выигрывая у лучших на тот период моделей буквально на каждом отрезке трассы. Их секрет тщательно охранялся, и после каждого спуска сани закрывались в чехол. Когда же основной принцип модели стал известен, немцы приложили все усилия, чтобы уже в том же году Международная федерация приняла решение, запрещающее соревноваться на цельнометаллических конструкциях. В ГДР поняли, что состязаться с Советским Союзом в столь дорогом производстве им будет не по силам.

Прогресс отечественной школы был впечатляющим. Сани стали если не массовым, то, по крайней мере, широко распространенным видом спорта. Санный спорт входил в программу зимних Спартакиад всех без исключения спортобществ, а пробиться на чемпионат СССР уже считалось достижением. Трудно было представить, что падение почти с самой вершины пирамиды мирового санного спорта будет столь стремительным.

НА ЧЕСТНОМ СЛОВЕ И НА ОДНОМ КРЫЛЕ

Нынешнее положение санного спорта в России нельзя рисовать одной краской. После долгого игнорирования самого факта наличия в стране людей, которые им занимаются, власть имущие обратили свое внимание на этот, казалось, навеки потерянный для нас вид олимпийской программы. Впрочем, жестокий недуг под названием "экономический кризис" успел за 10 лет низвести отечественную школу почти до уровня кружка энтузиастов. Нынешний главный тренер национальной команды и одновременно президент федерации Валерий Силаков рассказывал нашему корреспонденту, что еще два года назад ставился вопрос о том, чтобы вовсе закрыть санки как вид спорта. В последние несколько лет нас периодически выручали немцы, финансировавшие поездки сборной по этапам Кубка мира и другим международным стартам.

Главной проблемой сейчас является невозможность готовить спортсменов даже уровня молодежной сборной. Это связано, в первую очередь, с отсутствием в стране трассы международного уровня. Трассы, что сохранились до сегодняшних дней в Чусовом, Красноярске, Братске и еще нескольких городах, могут в лучшем случае помочь детям сделать свои первые шаги в этом высокотехнологичном спорте. Определить готовность спортсмена к крупным международным стартам на них уже нельзя — для этого надо ехать в Европу. Денег на такие поездки практически никогда не хватает. По обыкновению, заведшемуся у нас в последнее десятилетие, деньги на полноценную подготовку сборной можно получить лишь раз в четыре года, накануне очередной Олимпиады, да и то не всегда. Многие из нынешнего состава сборной команды — безусловно, способные спортсмены, но говорить об их шансах на Олимпиаде нельзя даже теоретически. Они попросту неизвестны….

Впрочем, в нынешней сборной есть спортсмены, которые успели заявить о себе в Европе. Так, для лидера мужской команды Альберта Демченко Игры в Солт-Лейк-Сити будут уже четвертыми. Про Демченко многие говорят, что родись он в Германии, уже завоевал бы в санях все, что возможно. Однако свои задатки гонщика Алберту приходится реализовывать, живя в Чусовом и тренируясь, главным образом, в Европе.

Не могу не рассказать читателю про обычный тренировочный сбор нашей национальной команды. На нем обычно собирается по четыре экипажа одиночки у мужчин и женщин и три двойки. Изредка с ними отправляются 2-3 спортсмена из регионов. Их поездку оплачивают командирующие организации, а средств на это в последнее время хватает только у Братска. Добираться до места сбора (в Латвию, Норвегию или в Италию), в связи с постоянной экономией, чаще всего приходится на автобусе. За рулем обычно находится президент федерации Валерий Силаков, а когда он устает, его сменяет Демченко. Представьте на минуту, что за руль автобуса сборной Германии сядет трехкратный олимпийский чемпион Георг Хакль. Произойди такое - Демченко, надо полагать, без труда обыграл бы немца, да еще и на его родной трассе. После прибытия на место тренеры начинают "торговаться" из-за времени тренировок. По правилам эксплуатации, после старта 60 саней трасса должна заливаться заново. Это значит, что первые 30 будут ездить хозяева, а затем уже порядком разбитый лед будет отдан нам. Тренироваться в таких условиях очень неудобно - это все равно, что легкоатлеты будут готовиться к стартам в сапогах, а на соревнованиях надевать шиповки. Кроме того, надо еще как-то уложиться в отведенный бюджет и с 15 долларов за спуск сбить цену хотя бы до 12. Сделать это удается невсегда, да и денег на полноценные сборы (около 600 тренировочных спусков на каждого спортсмена) впервые удалось получить лишь в этом году. Все остальное время приходилось экономить: проситься к немцам бесплатно потренироваться, по десять раз латать комбинезон, рассчитанный не более чем на одно серьезное падение, выкраивать средства, чтобы хватило на питание спортсменам.

Впрочем, президент федерации не опускает руки. По словам Силакова, если уже санный спорт в России сумел пережить 90-е годы, то, значит, с нынешними трудностями справится без труда. Надежды на Олимпиаду связаны в первую очередь с Демченко и Маргаритой Клименко, у которой есть опыт выступления на прошлых Играх. За прошлый сезон сложилась неплохая двойка - Чабан и Зыков.

В нынешнем сезоне команде живется неплохо. Впервые за долгие годы техники полноценно готовят сани, работая каждый день в московской мастерской, неподалеку от стадиона "Искра". Появилась возможность возить на сборы и этапы Кубка мира не только главного тренера и врача, но и тренера по общефизической подготовке. Если читателю кажется, что физподготовка у саночников - не основной предмет, спешу его в этом разочаровать. Держать столько времени пресс и голову (угол наклона головы во время заезда должен составлять 15 градусов) столько, сколько это делают саночники - едва ли сможет кто-то из их коллег, выступающих в других видах спорта. Обычный тренировочный день состоит из трех занятий: ОФП, занятия на трассе и теоретическая часть, на которой спортсмены в 1001-й раз повторяют прохождение каждой из имеющихся в мире дистанций. Теоретические занятия проходят у телевизора. Саночник, находясь спиной к экрану, "едет" по трассе, имитируя прохождение всех виражей. Его финиш должен совпасть с телевизионной картинкой. Если этого не происходит - экзамен не сдан, и все приходится начинать сначала.

В конце лета, на сборе в Чусовом, где сборники занимались по полной программе (только трасса была деревянная и спускались по ней на роликовых санях), мне довелось побывать на собрании команды. После подведения итогов дня и разбора ошибок наступило время обязательного чтения стихов. Анастасия Скулкина читала Маяковского — "Хорошее отношение к лошадям". Слушая совсем еще молодую девушку, вдруг мне подумалось, что, может быть, чудеса еще возможны, и бронзовая медаль, о которой мечтают тренеры, это не звезда с неба, а вполне реальная цель. По крайней мере, все, кто готовится сейчас к Играм в Солт-Лейк-Сити, прекрасно понимают масштаб той работы, которую им предстоит проделать. И, что особенно важно, спортсмены к этому готовы.