Спартак Гогниев ворвался в российскую футбольную элиту ярко, внезапно, словно метеор. Уже в первом матче за "Динамо" забил гол, а вскоре стал основным нападающим бело-голубых. В середине прошлого сезона Гогниев пошел на повышение - перешел в ЦСКА. Во всяком случае сам Спартак считает, что этот переход - действительно шаг вперед, и рассчитывает в будущем сезоне выиграть с новой командой чемпионское звание.

МОЮ УЧАСТЬ РЕШИЛ ТЕЛЕВИЗОР

— Человек с таким именем, наверное, не мог не стать футболистом?

— Я думаю, имя здесь ни при чем. Если бы не играл нормально, тогда бы не стал футболистом. Просто очень хотел.

— А почему вас назвали Спартаком?

— Все об этом спрашивают (улыбается). А ведь я мог и не стать Спартаком. Просто родители сидели и думали, как меня назвать. И в конце концов решили: включат телевизор и первое мужское имя, которое услышат, и станет моим. А там как раз говорили о Спартаке Мишулине. Вот и все. Так я стал Спартаком. А могли ведь спокойно Ваней, Петей или, скажем, Майклом назвать (улыбается).

— А ребята на улице вас как звали?

— Чаще всего Спорт - уменьшительное от Спартака. Спартачком тоже величали.

— Имя обязывало симпатизировать красно-белым?

— Совсем нет. Разве что в еврокубках. А так болел за родную "Аланию". На каждый матч ходил.

— Не думали: "Настанет один прекрасный день, и эту красно-желтую футболку надену я"?

— Не скрою, такие мысли были. И когда в начале 2000 года меня пригласили на просмотр - знаете, как обрадовался! Но не получилось - не приглянулся я Гуцаеву. Обидно было жутко. Думал: наверное, недорос еще до команды другого уровня! На себя злился, не на кого другого. Но сейчас я ничуть не жалею, что моя футбольная судьба складывается именно таким образом.

— Это понятно. Сначала "Динамо", затем ЦСКА!

— Знаете, когда попал в "Динамо", сначала было немного не по себе. Сидишь, смотришь - рядом с тобой Гусев бутсы зашнуровывает. Звезда! А я с ним в одной команде играть буду.

— Непохоже, что вам было не по себе, - в первом же матче с "Зенитом" гол забили!

— Не поверите, если скажу - выходил на поле каким-то обреченным. Я ведь мечтал играть в высшей лиге. По-разному представлял себе этот момент. А тут попал в Москву - и уже через неделю мне играть в основном составе. Не ожидал даже. И никакого тебе огня в глазах. Выхожу на поле, а вокруг все словно в тумане.

— Туман быстро рассеялся?

— Вроде как да (улыбается). На поле все равны - и я старался не теряться. Хотя в первое время было ощущение, что попал в сказку. Если бы мне сказали два года назад, что я выйду в матче со "Спартаком", да еще и гол в падении через себя забью, весело посмеялся бы.

ЧЕМ СПАРТАК ХУЖЕ ВАСИ?

— Вы поиграли в "Динамо", сейчас защищаете цвета ЦСКА. Многие ждут, когда Спартак Гогниев вольется в ряды клуба-тезки.

— А у меня нет никакого желания переходить в "Спартак". Сейчас я выступаю за ЦСКА и хочу продолжать свою карьеру здесь. Говорю так не из-за того, что хочу кому-то польстить. Просто я проанализировал все и понял, что ЦСКА - это та команда, с которой я могу добиться серьезных успехов.

— А со "Спартаком" что, думаете, не добьетесь?

— Дело не в этом. "Спартак" - тоже амбициозная команда. Но этот клуб уже всем приелся. Девять лет выигрывать чемпионство - это же уму непостижимо. У меня есть огромное желание в будущем году лишить красно-белых золота.

— Громкое заявление.

— Любой спортсмен обязан быть максималистом.

— Вопросы про "Спартак" вам, наверное, будут задавать всю вашу игровую карьеру. Ни разу не было желания сменить имя?

— Ни в коем случае. Я, наоборот, рад, что меня так зовут. Все обращают внимание на мое имя. Шутят. А я люблю юмор и розыгрыши.

— Павел Садырин, когда вы только появились в команде, хотел переименовать вас в Семена.

— Подобные идеи были не только у него. Но я понимал, что это шутки, и не обижался. Что, Спартак плохое имя? Не думаю. Чем оно хуже, чем Вася или Петя?

ЗАБИВАТЬСЯ В УГОЛ - УДЕЛ СЛАБЫХ

— В этом сезоне в ЦСКА вы в основном выходили на замену. Наверное, чувствовали, что ничуть не уступаете другим форвардам?

— Не скрою, хотел играть в основе и не считал, что я хуже других игроков. Но у тренера может быть свое мнение, свой взгляд на футбол. А моя задача - тренироваться и, выходя на поле, показывать все, на что способен. Неважно, на сколько минут выпускают - на 90 или на 30.

— Сейчас ЦСКА приобрел еще и Кириченко. Итого, пять нападающих, причем высокого уровня.

— Разве это плохо для команды?

— Для команды - нет. А для Спартака Гогниева?

— То же самое. Меня конкуренция забить не сможет. Раскисать - это удел слабых. Не хочу называть себя сильным человеком, но забиваться в угол и опускать руки - это слабость. Надо играть в футбол и доказывать, что ты - лучше всех.

— И все-таки если бы количество нападающих зависело лично от вас, что выбрали бы - одного конкурента или четырех?

— Для меня лучше нынешняя ситуация. Когда нет конкурентов, пропадают амбиции. Начинаешь снижать к себе требования. Я не хочу этого. Хочу расти.

КРИТИКОВАТЬ АРТИСТОВ БАЛЕТА НЕ БУДУ

— Когда забили первый гол в высшем дивизионе, почувствовали - в вашей жизни что-то резко изменилось?

— Нет, я и сейчас не ощущаю себя каким-то великим. Всегда надо анализировать события и не зазнаваться. Некоторые делают вид, что они сверхъестественные игроки, хотя на самом деле таковыми не являются. А я действительно пока не считаю себя мастером. Да, за меня болеют зрители. Но в каждой игре я должен им доказывать, чего стою. А если сейчас начну бить себя в грудь и кричать "я лучший, я в порядке!" - это будет неправильно.

— А нравится, когда другие вас хвалят?

— Найдите человека, который не любит, когда ему говорят приятные вещи! Главное - уметь трезво оценивать комплименты. Когда гладят по головке, это расслабляет. А у меня нормальная самооценка.

— Как относитесь к критике в свой адрес?

— Если критикуют профессионалы - нормально. Если дилетанты - не люблю. Вот сейчас я начну критиковать артистов балета, а сам в этом ни бум-бум. Разве красиво?

— Кроме дилетантской критики, что-то еще может выбить вас из колеи?

— Не сочтите за бахвальство, но я в себе уверен. Вообще, по моему глубокому убеждению, в профессиональном спорте выживают сильнейшие. И когда я решил, что буду серьезно заниматься футболом, знал, на что шел. Не боялся, что жернова большого спорта меня перемелют.

ЕСЛИ НАДО, ВСТАНУ В ВОРОТА

— Начинали играть тоже форвардом?

— Нет, в полузащите. А впервые в роли чистого форварда я сыграл под руководством Юрия Газзаева - в "Автодоре".

— А если бы сейчас поставили в полузащиту?

— Сыграл бы. Мне нравится в нападении, но в конце концов все зависит от тренера. Он может видеть во мне и заднего защитника, и вратаря.

— Что, даже в ворота встали бы?

— А почему нет? Практика небольшая есть, в детстве в раме стоял (смеется). И если в игре возникнет какой-нибудь экстренный случай, не раздумывая встану в ворота.

— И друзья у вас - вратари, Габулов и Мандрыкин. Случайность?

— Не знаю даже (улыбается). Но в тренировках эта дружба перерастает в соперничество. Для меня забить Мандрыкину - особый кайф. Раньше то же самое было, когда играли в "Динамо" вместе с Габуловым. Постоянно спорили, забью или нет. Я на Вовке выходы один на один отрабатывал.

— А на что спорили?

— На кувырки. Забавно - пропустит он гол, а потом кувыркается. А я - если не забью. Этот задор помогает тренироваться.

— А на деньги не спорили?

— Никогда. Все равно ведь ничего друг с друга не возьмем.

НУ, В МОСКВЕ И ХОЛОДРЫГА!

— Ваш спортивный азарт как-то проявляется за пределами поля?

— Если вы имеете в виду азартные игры, то это не мое.

— Что, даже в казино ни разу не играли?

— Играл, но фанатом этого дела не стал. Друзья на моих глазах большие суммы проигрывали. А я предпочитаю учиться на чужих ошибках.

— Собственных ошибок в жизни не допускали?

— Фатальных - нет. Переживаю только о том, что слишком мало времени уделяю родным. Впрочем, такова участь любого спортсмена. И я не жалею о том, что в свое время решил заняться футболом.

— Сейчас в Москве один живете?

— С братом и его женой.

— Знаю, что часто у вас собираются друзья. Не любите одиночества?

— Отнюдь нет. Иногда хочется побыть одному, углубиться в собственные мысли. Отдохнуть морально.

— Пока вы человек холостой. Обедаете в основном в кафе?

— По-разному. Раньше, когда жил на Соколе, часто ходил в ресторан, расположенный прямо в моем доме. А если что, могу и сам приготовить. Словом, с голода не умру.

— Какое фирменное блюдо у шеф-повара Спартака Гогниева? Наверное, осетинские пироги?

— Эх, вот их я как раз пока не научился готовить! Хотя очень люблю. Могу сделать салат, картошку пожарить, шашлык. С детства готовлю. Сейчас, правда, немного подзабыл свои кулинарные рецепты, но если надо, могу вспомнить.

— Вы человек горячий. Любите, наверное, быструю езду?

— Люблю, но лишний раз стараюсь не рисковать. Вожу пока не очень хорошо. Не хочу нарываться на гаишников. С этими ребятами у меня отношения что-то не складываются.

— Часто нарывались на неприятности?

— Права даже забирали. Сейчас временные получил.

— Как переносите московскую зиму?

— Ух, тяжело. Холодрыга здесь еще та. Пытаюсь привыкнуть. Человек ведь может приспособиться ко всему.

ПИТЬ ИЛИ НЕ ПИТЬ?

— Какие качества вы цените в людях?

— Искренность и правдивость. Ненавижу, когда лгут. В мужчинах уважаю дух. Пресмыкаться - это не по мне. А в женщинах ценю ум и красоту.

— А какие девушки вам нравятся?

— Мне нравятся все девушки. Хотя брюнетки больше.

— В Москве многие пытались "приклеиться"?

— Многие. Да я сам "клеился" (улыбается).

— Когда переехали из Владикавказа в Москву, не закружилась голова от обилия развлечений, которые вы могли себе позволить?

— Развлечений в Москве действительно много, но я считаю себя практичным человеком. Может быть, кто-то полагает, что в молодые годы надо вовсю радоваться жизни. Их право. Я тоже люблю отдыхать, но только надо знать время и место. Могу пойти посидеть в ресторане, поиграть в боулинг или бильярд. Бывает, приспичит на дискотеку сходить.

— Ваш недавний партнер по молодежной сборной Марат Измайлов не позволяет себе и этого.

— Понимаю и уважаю его. Я тоже стараюсь себя ограничивать по мере возможностей. Если занялся спортом и любишь его, должен жертвовать всем остальным. А девочки и пьянки до хорошего не доведут. Потом будешь оглядываться назад и говорить: "Какой я дурак, что пошел пить и гулять". Но будет уже поздно.

— А вы позволяете себе употреблять спиртные напитки?

— Если есть возможность, я ни в чем себе не отказываю. Если хочу выпить пива, пью его. Если хочу вина или водки - то же самое. Но если желания не совпадают с возможностями, я себя ограничиваю. Говорю себе: нельзя, у меня через четыре дня или, например, через неделю игра.

— В себе очень хорошо разбираетесь?

— Считаю, что да. Именно это и помогает мне делать в жизни правильные шаги.


"ЩАС" СКАЖУ

Нападающий ЦСКА Спартак ГОГНИЕВ

(об ограничениях в жизни спортсмена):

Девочки и пьянки до хорошего не доведут. Потом будешь оглядываться назад и говорить: какой я дурак, что пошел пить и гулять. Но будет уже поздно.


ТОСТ ОТ СПАРТАКА ГОГНИЕВА:

— Ползет лягушка через рельсы. Проезжает поезд и отрубает ей ноги. Она поворачивается, смотрит и сокрушенно говорит: "Ах, какие красивые были ноги, вернусь за ними, может, удастся пришить". Разворачивается, ползет обратно, но тут проезжает другой поезд и отрубает ей голову. Так выпьем же за то, чтобы мы не теряли голову из-за красивых ног!