502 Bad Gateway


nginx

Телевидение и спорт в России в последнее время как-то плохо понимают друг друга. Причем особенно это касается почему-то отношений с футболом - "игрой №1", которая появляется на экранах намного чаще любой другой. За последние два года разные футбольные руководители всех рангов любезно раздали по этому поводу множество таких интервью, после которых остается только дивиться, как это болельщики до сих пор не пошли громить Останкино в знак протеста.

Суть конфликта такова: во всем мире телевизионщики выкладывают за спортивные трансляции огромные деньги. Эти финансовые вливания составляют более чем половину бюджетов клубов, благодаря чему вся система и существует. И только в России они ничего платить не желают, и потому-то нам (футболу) и вам (болельщикам) так плохо и живется.

Вообще-то в мире есть такой странный обычай — выслушивать мнение другой стороны. У нас он, правда, как-то не прижился. "Советский спорт" - первая газета, предложившая представителям ТВ подробно рассказать, как выглядит эта же проблема с точки зрения профессионалов спортивного телевидения.

ВРУТ ЛИ РЕЙТИНГИ

Любимая фраза спортивных начальников: "Наше телевидение злонамеренно игнорирует спорт". После этого обычно следуют поучения: знаете ли вы, что в мире… а на Западе…

Видимо, это надо понимать так: все телеканалы России объединились в такой специальный масонский антиспортивный заговор. И договорились ни в коем случае не пускать в эфир соревнования, которые зрители рвутся посмотреть, а показывать только то, что никому не интересно. Ведь это же надо было, чтобы именно спорту так не повезло! Во всех остальных телевизионных жанрах каналы непрерывно соревнуются, перекупают, буквально вырывают друг у друга любую программу, которая нравится зрителям. А вот именно здесь взяли и сговорились ни в коем случае не показывать спорт, хотя делать им это очень выгодно. Просто так, из природной вредности, себе в убыток.

Смешно? А это ведь именно то, что регулярно произносят некоторые футбольные руководители. Но если за это никто не хочет платить, то, может, в действительности само зрелище не такое уж привлекательное, как всех пытаются убедить? Но тогда напрашивается и другой вопрос: кто же в этом виноват? Телевидение? Или все же кто-то другой? Вопросы получаются какие-то неделикатные. Видимо, поэтому их никто и не задает.

Еще очень любят говорить: а как вы определяете эту самую популярность? Рейтингом, что ли? Да это же сплошное вранье!

У меня здесь нет возможности объяснять, как измеряется рейтинг и доля - основные показатели популярности теле- и радиопередач. Но весь мир, на который привыкли ссылаться футбольные люди, повторяю, весь остальной мир именно ими и пользуется, чтобы определить популярность любой программы. Рейтинги - отнюдь не "липа". Не случайно на эти показатели ориентируются при размещении своей рекламы абсолютно все компании, а потом получают вполне ощутимые дивиденды, измеряемые в долларах, евро и рублях. И тут уж обмануть никого невозможно: прибыль - вещь вполне конкретная.

ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО "ПУЛ"

Проверено: людей особенно привлекают слова, смысл которых им не до конца понятен. В спорах об искусстве, например, хорошо звучат термины "парадигма" и "имманентно присущий". В рассуждения о спортивных трансляциях сегодня модно часто вставлять слово "пул".

К сожалению, ни один человек пока не смог объяснить толком, почему в условиях сегодняшней России договариваться о телетрансляциях клубы должны исключительно только скопом.

В 2000 году канал REN TV впервые в истории страны заключил договор на показ всех домашних игр одного клуба - "Спартака". По этому поводу было произнесено много слов - разумных или весьма спорных, но также и откровенных глупостей. И только одной детали почему-то никто не заметил. Транслируя матчи "Спартака", канал, естественно, показал на всю Россию и каждый из клубов высшего дивизиона, поскольку все они по очереди были соперниками чемпиона. Итого - гарантированных 15 матчей за сезон (плюс еще три в Кубке страны, следовательно, всего 18). При этом никто не мешал другим телекомпаниям показать все остальные игры, в том числе и выездные поединки того же "Спартака".

Но допустим, "пуловая" схема станет реальностью: весь чемпионат продадут одному каналу, и он возьмется транслировать в каждом туре по матчу. Итого - всего 30 игр за сезон, и далеко не всегда самых интересных. На этом все, об остальных забудьте.

Однако если один федеральный канал заключит эксклюзивный договор, например со "Спартаком", другой - с "Локомотивом" и "Зенитом", а третий - с "Крыльями", то сколько футбола тогда увидят зрители по всей стране? Притом показываться он будет более качественно и подробно: для "своей" команды канал не пожалеет сил. Есть разница?

Да, но деньги-то, скажете вы! Пул ведь означает прибыль для всех его участников. Что ж, давайте посчитаем деньги.

КОЕ-ЧТО О ДЕНЬГАХ

В сезоне 2001 г. "пуловая" система, можно сказать, провалилась. "Пулов" создалось сразу два, причем организаторы обоих сделали до смешного схожие торжественные заявления: "Мы вернули футбол на телеэкраны". Итог: два крупнейших телеканала страны - ОРТ и РТР - вместе показали за весь сезон 20 матчей чемпионата, из них шесть - в записи (порой далеко за полночь). И при этом трансляции проходили на деньги пула (и здесь он!) нефтяных компаний, которые просто заплатили каналам за эфир, то есть на самом-то деле продать игры телевидению не удалось.

В какой-то степени положение спас для телеболельщиков канал ТВЦ со своим вторым пулом из оставшихся клубов, показав 26 матчей (правда, 16 из них - в записи), но его аудитория - это в основном жители Москвы и Подмосковья.

И при этом-то замечательном "многопулье" остались клубы, игру которых российские зрители (кроме обладателей спутниковых "тарелок") вообще в этом году не увидели. Венцом же всего стал последний день чемпионата: болельщики отчаянно переключали каналы и не могли поверить, что никто не транслирует решающую игру "Локомотив" - "Спартак".

Созданная недавно российская футбольная премьер-лига (РФПЛ) сразу объявила, что среди ее главных задач - продать "пуловые" телеправа на чемпионат, чтобы обеспечить финансовые интересы каждого из клубов-участников. Задача, конечно, благородная. Но теперь давайте займемся скучным делом, а именно - подсчетами.

Президент РФПЛ Виталий Мутко считает, что эксклюзивные права на весь чемпионат лиги стоят 6 миллионов долларов. Смею утверждать, что подобная сумма нереальна, и руководители ПЛ это прекрасно понимают. Думаю, что и 5 миллионов получить не удастся. Во всяком случае, эту сумму необходимо еще поделить на 16 - число клубов в лиге. Получается - по триста тысяч с небольшим.

Мало того, это не значит, что каждый клуб получит именно столько. Естественно, гранды - прежде всего, "Спартак" - захотят отхватить кусок пожирнее, а иначе они просто откажутся входить в пул, что, кстати, является вполне обычной в мире практикой. Стало быть, клубы из нижней половины турнирной таблицы получат тысяч по двести пятьдесят - это в лучшем случае.

А теперь вспомним, каковы бюджеты клубов премьер-лиги. В интервью руководители футбола называли суммы в 8 - 10 миллионов долларов, причем многие утверждают, что реальные суммы бывают и побольше. И какую долю в бюджете клубов составят эти самые доходы от телетрансляций, о которых идет столько разговоров? При самом лучшем раскладе - от трех до четырех процентов! А в реальности, я думаю, у большинства получится еще меньше. Вот это не общие слова, а реальные цифры. И они вполне наглядно показывают, чего на самом деле стоят разговоры о том, как пресловутый пул даст клубам доход от продажи телеправ - "как на Западе".

Россия - пока не Запад, по самым разным причинам. Продажа телеправ ни сегодня, ни в ближайшие годы не сможет реально "кормить" спорт, футбол в том числе. На данный момент не растерять болельщиков для футбола несравненно важнее, чем заработать на трансляциях лишний рубль. Тем более что именно реальное присутствие команды в национальном телеэфире - один из немногих способов удержать вокруг футбола спонсоров, от которых на самом деле и зависит его существование.

В начале года я разговаривал с президентом одного клуба-середняка. Никаких пулов тогда еще не было в помине, вообще ситуация была непонятная, и я предложил этому чиновнику показать на REN TV несколько домашних игр его команды в чемпионате. С полноценной, невиданной для этого города съемкой восемью камерами, с комментарием Александра Елагина, показать на всю страну. Президент выдержал паузу для солидности и спросил: "И сколько вы нам заплотите?" Мы "плотить" отказались, на чем разговор и закончился. Чиновник гордо удалился, довольный своей коммерческой хваткой. Видимо, пошел ждать более выгодных предложений.

Сколько же игр этой команды было в результате показано в сезоне 2001 г. по российским каналам? Ни одной. Вот какой этот президент сделал замечательный футбольный бизнес по-русски, на радость и болельщикам, и владельцам своего клуба. Пожалею этого выдающегося спортивного руководителя и не стану здесь называть его имя. Тем более что он на этой должности уже не работает, да и судьба его команды по итогам сезона оказалась довольно незавидной.

ЧЕГО ХОЧЕТ БОЛЕЛЬЩИК?

Не смею утверждать, что знаю точный ответ на этот заковыристый вопрос. Но могу предположить, что он хочет НЕ ТАКОГО футбола, который сегодня видит. Иначе бы он заполнял трибуны стадионов, а также усаживался у телеэкранов во время трансляций. Чего, как известно, не наблюдается.

Э-э, да это в вас московский снобизм заговорил, скажут мне. Вон, в Петербурге или Самаре небось трибуны заполнены. Это вы у себя в столице там с жиру беситесь, а у нас футбол смотрят. Кстати, и по телевизору тоже, только по местным каналам. И все довольны.

Ну, если все довольны, то тут возразить нечего. Если "Зенит" или "Крылья" согласны остаться провинциальными клубами, то тогда все в порядке. Но, может быть, они все-таки претендуют на большее? Особенно интересно было бы узнать, готовы ли считать себя провинциалами акционеры, вкладывающие в эти команды колоссальные деньги.

"Манчестер Юнайтед" и "Ливерпуль" - столичные клубы? Нет. Но можно ли назвать их провинциальными? Конечно, нет - язык не повернется. И не только благодаря их достижениям — прежде всего потому, что у них масса болельщиков по всей стране, да и по всему миру. А за "Зенит" сегодня в России болеют исключительно жители Петербурга - нынешние или бывшие. Вот в этом и заключается разница: если клуб устраивает ситуация, при которой его матчи показывают на местном канале, а остальная страна за год увидит его два или три раза, то он обречен остаться провинциальным навсегда. Даже если команду будет тренировать Оттмар Хитцфельд, а на поле выйдут Шевченко, Оуэн и Бекхэм. Все четверо, заметьте, по российским представлениям - типичные провинциалы, поскольку обитают не в столицах своих стран.

Так что же сегодня важнее для руководителей российских футбольных клубов: любыми путями получить от продажи телеправ на полпроцента больше или так выстроить отношения с телеканалами, чтобы матчи этих команд увидело как можно больше болельщиков? И стоит ли так радоваться загадочному слову "пул", не разобравшись до конца, что оно означает в наших сегодняшних российских условиях?

И еще вот о чем обязательно хочется сказать. Когда произносят ритуальные слова о том, что премьер-лига - веление времени, что сделано все "шоб как у англичан", почему-то забывают, что в Англии, например, такую лигу создали, прежде всего, с целью кардинально изменить образ футбола, привлечь на стадионы и к телевизорам средний класс. А огромные спонсорские и телевизионные контракты - это всего лишь следствие такого подхода. Так вот, что-то я не слышал, чтобы хоть кто-нибудь из российских футбольных руководителей вообще произносил такое слово - "образ". Между тем начинается-то все именно отсюда.

Для того чтобы футбол приносил те деньги, на которые рассчитывают создатели лиги, у него должен появиться другой болельщик. Серьезный, взрослый, а главное - платежеспособный. А сегодня такой болельщик на стадион-то порой боится прийти, даже в одиночку, уж не говоря о том, чтобы привести с собой семью.

Но это не значит, что он пополняет ряды телеболельщиков: если уж человек начинает воспринимать нечто, как зрелище "не для моего уровня", то такое отношение распространяется и на телетрансляции. Отсюда, в частности, происходят и пресловутые низкие рейтинги. А там, где нет потребителя рекламы для среднего класса, то есть нет этого самого среднего класса, туда, естественно, не идет и серьезный рекламодатель. Стало быть, неоткуда взяться большим деньгам.

Отсутствие благоприятного образа футбола - это далеко не только проблема уровня самой игры. Простой пример: в зарубежных национальных чемпионатах главный тренер только что с треском проигравшей команды, как бы ему ни хотелось немедленно скрыться ото всех, будет покорно стоять под проливным дождем у кромки поля и ждать, пока телевизионщики зададут ему все неприятные вопросы. Вы дождетесь такого от российских тренеров? Ответ очевиден.

Вы скажете, что за границей это обеспечивается большими деньгами, которые платят телеканалы. А я возражу: создайте достойное (во всех отношениях) зрелище - и на него сразу возникнет спрос, а телеканалы тут же начнут соревноваться, кто заплатит больше денег.

Словом, взаимоотношения между футболом (и вообще спортом) и телевидением далеко не так однозначны, как может показаться, если слушать только одну сторону. А правильный выход можно найти — надо только искать его всем вместе.