Огромный интерес у поклонников тенниса вызвало участие 15-й ракетки мира Елены Дементьевой в прямом телефонном диалоге с читателями "Советского спорта". В течение всего времени, что работали телефоны "горячей линии", звонки не прекращались ни на минуту — болельщики все звонили и звонили в редакцию, чтобы задать свой вопрос этой обаятельной жизнерадостной девушке, вселяющей оптимизм в любого человека, с которым ей приходится общаться.

НА МЕСТЕ НИКТО НЕ СТОИТ

— Алло, Лена? Это Александр из Москвы. Считается, что этот год для вас не очень хорошо сложился по сравнению с сезоном-2000. В чем причина этих неудач и как собираетесь их исправлять?

— Исправлять поздно, сезон уже прошел. Во многом виновата травма, которую я получила весной. Я пропустила много турниров на грунте и не смогла набрать необходимые очки. Вообще довольно тяжело каждый год показывать теннис высокого уровня. Никто из соперниц не стоит на месте, все работают. Но в любом случае я не считаю, что 15-е место это неудачный результат. Были и хорошие матчи. В следующем году, конечно, буду стремиться играть лучше.

— Елена, это Илья Леонидович из Москвы. Чем объяснить те поражения, которые последовали после вашего блестящего выступления на "Кубке Кремля"? Я имею в виду проигрыш малоизвестной швейцарке Микаэлян, а потом Пановой.

— После удачного выступления в Москве, я не успела восстановиться и поехала на соревнования уставшей, а швейцарская теннисистка, несмотря на то, что ее мало кто знал, оказалась очень серьезной соперницей, и я была просто не готова к такому сопротивлению с ее стороны. А что касается матча с Татьяной, то она очень здорово играла и, наверное, провела один из лучших матчей за последнее время.

— Когда вы играете за границей, сколько налогов вы платите, и в казну какого государства они идут?

— В каждой стране, где я играю, свои законы о налогообложении. Где-то это 20 процентов, где-то 30, где-то 40, у нас 13. И каждая страна вычитает свой налог из призовых денег, согласно своему налоговому кодексу.

РУССКАЯ РЕЧЬ СЛЫШНА ВЕЗДЕ

— Добрый вечер. Это вас беспокоит Владимир из Подольска. Вы довольны выходом в финал Кубка федераций или считаете, что бельгиек все-таки надо было побеждать?

— Мы могли бы обыграть бельгиек, но предпоследний матч чемпионата мира с француженками получился слишком тяжелым. Да и подготовка тоже проходила в некомфортных условиях. Обещали погоду 20 градусов, а приехали — там сыро и всего 9 градусов тепла. Тренировались практически на улице. Но все равно, это не оправдание…

— Как отнеслись к тому, что американки не приехали в Мадрид? Обрадовались?

— Конечно, все команды были рады. Но вообще для турнира — это было не очень хорошо. Их очень хотели увидеть зрители. Все-таки сборная, ставшая чемпионом в прошлом году.

— Тяжело быть палочкой-выручалочкой в команде?

— Да. Трудно нести этот груз ответственности, особенно, когда от твоего матча зависит результат команды. Тем более что пара у нас еще недостаточно сыграна.

— Вы сказали, что замерзли в Испании, а какой климат вам больше подходит?

— Не люблю жару, лучше уж холод. В Австралии всегда безумно жарко и на Открытом чемпионате США очень тяжело играть. Все уходят с корта с обгоревшими лицами.

— Часто ли русские подходят к вам за границей.

— Постоянно.

— Наверное, в Австралии много наших бывших соотечественников живет?

— В Канаде гораздо больше. Мы зашли в магазин - там и продавщицы русские, и покупатели русские. А в Вене идешь по центру города, и все время такое ощущение, что ты в Москве. Однажды в Германии, в Нюрнберге, мы заблудились. Стали выяснять: мы туда идем? Нет, мы не туда идем! А может, все-таки нам туда? - Нет, вы не туда идете, — говорит нам по-русски мужчина, стоящий за нами, и показывает, куда надо свернуть...

— Здравствуйте. Я Андрей Чистов. Из Тольятти. Из всех турниров, в которых вы участвовали, какой оставил наибольшее впечатление?

— Наверное, Олимпиада. Воспоминания о других турнирах накладываются друг на друга, а Олимпиада — это что-то особенное. Наверное, самое большое событие в моей спортивной карьере. Я часто смотрю фотографии и с удовольствием вспоминаю те дни.

15-Е МЕСТО - ШАГ НАЗАД?

— Привет из Москвы от Александра Лезина. Вы сейчас 15-я в мире. Готовы подняться еще выше?

— Что касается рейтинга, считаю, что 15-е место - это удачный результат для меня в этом году. Хотелось бы, конечно, оказаться повыше, например, в десятке. Один раз я уже была там и поняла, что удержаться гораздо труднее, чем попасть. Но в следующем году мне не так много очков нужно будет подтверждать, и я постараюсь улучшить свой результат.

— Слышал, что ВТА изменила систему подсчета рейтинговых очков? Что это даст теннисисткам?

— Система сама по себе не изменилась, просто теперь за победу на некоторых турнирах будут давать немного больше очков.

— Здравствуйте. Меня зовут Андрей Прибылов, я из города Москвы. Что нужно для того, чтобы войти в пятерку лучших теннисисток планеты?

— Дело в том, что я в пятерке еще не была. Мой лучший результат — восьмое место. Но думаю, что в первую очередь — это уверенность в себе, а еще определенное стечение обстоятельств. Играют миллионы и все хотят быть первыми.

МАМА - ГЛАВНЫЙ ТРЕНЕР

— Вас беспокоит Александр Жидков из Новогиреева. Кто вас приобщил к теннису?

— Мама и папа играли с удовольствием в теннис, но не профессионально, а как любители. Видимо, поэтому нас с братом и отдали на "Спартак", когда мне было 7 лет.

— Как прошел переход из детского тенниса во взрослый?

— Было трудно. Где-то год привыкала, но потом освоилась.

— Кто входит в вашу команду? Кто помогает готовиться к матчам?

— Мама, тренеры Сергей Пашков и Игорь Завьялов.

— Родители бывают на ваших матчах?

— Мама постоянно ездит со мной на турниры, а папа и брат посещают только "Кубок Кремля" и смотрят видеозаписи. Они очень волнуются за меня, переживают и иногда их волнение мне передается.

— Как зовут вашего брата и чем он сейчас занимается?

— Всеволод, и он на год меня старше. Сева учится в институте и часто свободное время проводит в Интернете. Он играет по сети в компьютерные игры, поэтому нам невозможно дозвониться.

ПЕРВЫЙ ТИТУЛ НЕ ЗА ГОРАМИ

— Александр Михайлович из Москвы. Лена, как настроение после окончания сезона?

— Настроение хорошее. Последний турнир здорово сыграли — вышли в финал Кубка федераций. Считаю, это успех для нас.

— Чем вы объясните, что сейчас столько хороших российских девочек в первой сотне, но пока кроме Мыскиной никто не выиграл ни одного турнира?

— Алена Лиховцева тоже выигрывала, но вообще это психологически очень сложно. Выход в финал или полуфинал — это уже прекрасный результат, и на последний матч иногда просто не хватает физических и психологических сил. Но я думаю, у нас столько хороших игроков, что в следующем году кто-то обязательно выиграет турнир.

— А вам не кажется, что это говорит об отсутствии школы в России?

— Выход в финал — это уже удача, а чтобы выиграть турнир, надо обладать еще и психологией победителя.

— И что, никто из вас не обладает психологией победителя?

— Но вы посмотрите, у нас все девчонки 1981, 82, 83 годов рождения. Еще не вечер. Еще покажем себя.

— Кто из нынешних или бывших теннисисток вам нравится по манере игры?

— Мне нравилась всегда Мартина Хингис, хотя в последнее время она несколько сдала. Всегда с удовольствием хожу на ее матчи.

— Наши вкусы совпадают. При полном отсутствии мощи в ее игре она умудрялась выигрывать у более сильных соперниц. Физически вы лучше подготовлены, поэтому, если вы у нее возьмете комбинационность, у вас все получится.

— Спасибо, я постараюсь.

— Здравствуйте. Это Анна из Санкт-Петербурга. Есть мнение, что наши девочки, если хотят ворваться в первую пятерку, должны изменить систему подготовки спортсмена, может быть, даже найти тренера высочайшего класса.

— Ну, это правильно. Там, за рубежом, на спортсменов работает целая индустрия. Особое внимание уделяется специальной физической подготовке, системе отдыха и расслабления. У нас в России такого пока, к сожалению, нет.

— Нет проблем со спарринг-партнерами?

— Очень серьезная проблема. Все сильнейшие российские теннисистки уезжают из Москвы кто куда. Вот Настя Мыскина тоже собирается в Америку.

— А вам не предлагали потренироваться за границей?

— Предлагали, но я не могу. Мы пробовали заниматься в Америке в одном из центров, когда я переходила с харда на грунт. Все, конечно, было замечательно, но я чувствовала себя там неуютно.

— А какой выход?

— Брать характером.

ИГРАЮ С СОБАКОЙ ПОД ЗЕМФИРУ

— Здравствуйте, вас беспокоит Стас Кравченко из Подмосковья. Как ваше здоровье, нет ли у вас травм?

— Сейчас здоровье в порядке, потому что нет турниров.

— Как будете заниматься перед началом нового сезона? Как вообще проводите свободное от тенниса время?

— Свободное время пролетает, как пуля. Обычно я гуляю по Москве с родителями, братом. Люблю вышивать, готовить, плавать. А тренироваться начну уже на следующей неделе.

— Планируете куда-то поехать?

— Собираемся к бабушке ненадолго в Ригу.

— Добрый вечер. Меня зовут Галина Бараева, я из Москвы звоню. Вы такая обаятельная, элегантная на корте. А в жизни какой стиль одежды предпочитаете?

— Я предпочитаю спортивный и классический стиль. Люблю черные и серые цвета, не очень люблю выделяться.

— Если не теннисисткой, то кем бы вы могли стать?

— В детстве я очень хотела петь, но у меня нет ни слуха, ни голоса, поэтому хорошо, что мама решила отдать меня в спорт.

— Это Андрей, мне 12 лет. Какую музыку вы слушаете? На какие концерты ходите?

— Я люблю слушать Земфиру. А в ближайшее время собираюсь на концерт ДДТ. Но вообще очень редко удается куда-то вырваться.

— Я читал в "Советском спорте", что у вас есть собачка. Скажите, как ее зовут и какой она породы.

— Это маленькая собачка — йоркширский терьер, а зовут его Патрик. Недавно ему исполнился год. Раньше у нас было два кота, сначала погиб один, а совсем недавно и другой. В доме делали ремонт, и Сева открыл окно, а кот поскользнулся на подоконнике и упал. У нас 6-й этаж, высокие потолки...

— Где и как собираетесь провести Новый год?

— У нас такая традиция — отмечаем Новый год дома всей семьей, а потом отправляемся в Австралию.

— Кроме тенниса, какие виды спорта нравятся?

— Я люблю все игровые виды спорта, особенно футбол, а также художественную гимнастику и фигурное катание.

— А кто-то из футболистов нравится?

— Дима Парфенов.

СУЕВЕРНАЯ ПОНЕВОЛЕ

— Добрый вечер. Это беспокоит Максим из Смоленска. У вас возникало когда-нибудь желание бросить теннис?

— Серьезного желания не возникало, а мимолетные — да, особенно после проигранного матча.

— Вы сейчас учитесь где-нибудь?

— Собираюсь поступать в институт.

— Вы говорили, что собираетесь выступать до 23 лет? Это что же получается, что через 3 года вы оставите большой спорт?

— Хотелось бы, конечно, побольше поиграть, но, бывает, наваливается такая дикая усталость…

— И чем будете заниматься потом?

— Каким-то образом моя деятельность будет связана со спортом, но пока еще не представляю, как именно. А раньше хотела заниматься журналистикой, но когда познакомилась поближе с этой профессией, желание ушло.

— Какое было у вас восприятие тенниса, когда вы стали серьезно тренироваться?

— Оно все время менялось. Сначала это было развлечение, спортивный досуг, а потом теннис стал работой.

— Здравствуйте. Это Николай Дудин из Якутска. Как вы настраиваетесь на игру?

— По-разному. Стараюсь отойти в сторону, побыть одной, разозлиться по-спортивному.

— Верите ли вы в какие-то приметы? И как вообще относитесь к суевериям?

— Я в приметы не верю, но вот в Мадриде вдруг стала каждый день есть одно и то же на завтрак. Боялась поменять что-то...

— Что вы чувствуете, когда выигрываете?

— Когда выигрываю, это такое приятное ни с чем не сравнимое ощущение. Хочется летать! И опять бежать тренироваться!

— У вас есть неудобные соперницы?

— Я очень не люблю играть с левшой, а так мне интересно играть со всеми.

— Поражения как переносите?

— Тяжело... Даже плачу иногда, но рядом мама, она мне очень помогает.

ДРУЗЬЯ- СОПЕРНИКИ

— Это вас беспокоит ваша поклонница из Воронежа Маша Иванова. Кто из теннисистов вам симпатичен?

— Мне нравится Евгений Кафельников. Я всегда хожу за него болеть.

— Хотели бы вы на одном из турниров "Большого шлема" сыграть с ним в миксте?

— Я микст еще не играла, немного боюсь тех скоростей и той силы, с которыми играют мужчины, но в принципе это интересно, и если не на "Большом шлеме", то в показательном матче сыграла бы.

— Меня зовут Сережа Коршунов, я из Москвы. Будете ли вы играть и дальше в паре с Линой Красноруцкой?

— Я не знаю, сколько турниров нам удастся сыграть в следующем сезоне, но пока мы договорились выступить вместе в Австралии.

— Есть ли теннисистка, к которой вы испытываете антипатию?

— Такой определенной нет, просто после каждого проигрыша немного не люблю свою соперницу. В ходе турнира общаешься с теми, кто в другой половине сетки. В следующий раз круг общения меняется...

— Привет, Лена. Меня зовут Вадим. О сестрах Уильямс постоянно говорят, что их потрясающая физическая форма это явно не природное явление. То ли допинг, то ли еще что-то...

— Не пойман — не вор. На всех соревнованиях нас проверяют, мы сдаем допинг-пробы. Но, с другой стороны, это такая огромная мышечная масса... Как их нарастить, не представляю. Я тоже много занимаюсь физической подготовкой с прекрасным тренером, у меня рост 182 сантиметра, но я ощущаю себя цыпленком рядом с ними.

НУ КУДА Ж БЕЗ АННЫ...

— Это Василий Косьмин из города Москвы. Ажиотаж вокруг Анны Курниковой не мешает вам с ней общаться?

— Не мешает. Мы с ней и не общаемся.

— А в Кубке федераций или в других случаях, когда встречаетесь в рамках сборной? Как находите силы поддерживать друг друга, вы ведь каждую неделю выходите на корт друг против друга.

— Не совсем уж каждую неделю мы встречаемся друг с другом. Хотя, конечно, бывают случаи. Но когда играем командный турнир, там у всех одна цель: за страну, а не за себя!

— Вы не хотите по примеру Анны Курниковой что-нибудь рекламировать?

— Я не увлекаюсь рекламой. Я специализируюсь на теннисе.

— Как вы считаете - рекламные проекты мешают Анне в ее теннисной карьере?

— Я думаю, что ей непросто совмещать теннис с другими видами деятельности.

— Дмитрий из Лобни. Лена, вам приходится отказываться от какой-либо еды? И какие блюда вы любите?

— Люблю русскую кухню, например, блины. Диет у меня никаких нет. Мама старается кормить меня в соответствии с режимом тренировок и турниров.

— А сами вы готовите?

— Да, если время позволяет. Лучше всего у меня получается "шарлотка".

— С Настей Мыскиной после "Кубка Кремля" удалось сходить в ресторан?

— Да, сходили. Она со своими родителями, и я с папой и мамой. Очень хорошо было.

— А если не секрет, в какой ресторан?

— В японский. Настя очень любит японскую кухню, она суши ест на завтрак, обед и ужин.

— Кто платил - победитель матча или пополам?

— Мы с Настей ушли, оставив эту приятную обязанность родителям.

ВСЕ МЫ "ЗА СТЕКЛОМ"

— Здравствуйте. Меня зовут Алексей. Скажите, а вас на улицах часто узнают?

— Летом - да, а зимой шапка помогает замаскироваться.

— Очень раздражает, когда поклонники подходят и просят дать автограф?

— Да нет, не очень.

— На чем самом необычном приходилось расписываться?

— Ой, на чем угодно. На чеках, на мобильнике, на себе.

— Поклонники часто объясняются в любви?

— Часто, но бывает по-разному. Например, сейчас в Австрии один фанат прохода не давал, причем действовал с такой агрессией, что пришлось даже охрану вызывать. А в Мадриде на Кубке федераций местные болельщики налетели и стали просить: дайте кроссовки, дайте платье, ракетку, чехол. Нам с Леной Бовиной пришлось все раздать.

— Когда болельщики переживают за своих соотечественников, не раздражает?

— В основном нет. Но вот в Швейцарии в этом году мне очень не понравилось, когда в матче с Микаэлян зрители стали вести себя просто грубо. Кричали во время розыгрыша, аплодировали двойным ошибкам. Видимо, они очень хотели и ждали новую швейцарскую звезду и, может, поэтому так бурно реагировали. Даже на мои самые красивые удары зал молчал.

— Лена, вы следите за проектом "За стеклом"?

— Когда это шоу начиналось, я была на соревнованиях, и когда приехала, мне все стали рассказывать об этой передаче, заинтриговали. Я любопытная — посмотрела, что это такое. Понимаю, что все построено на человеческом инстинкте подглядывать в замочную скважину, и хотя мне эти герои как личности абсолютно не интересны, я все равно ловлю себя на мысли, что иногда, пробегая мимо телевизора, останавливаюсь у экрана и смотрю. Кто-то правильно сказал, что 90 процентов ругают, но все равно все продолжают смотреть.

— Нет ощущения, что этот проект напоминает жизнь известных людей? Вы - артисты, спортсмены, музыканты — находитесь под стеклянным колпаком у обывателей.

— Думаю, что вы правы. Но ничего с этим не поделаешь, такова человеческая природа.