38-летний российский мастер скоростной ходьбы, чемпион мира-99 на дистанции 50 км Герман Скурыгин лишен золотой медали, выигранной два года назад в Севилье.

Уроженец далекого удмуртского села Вутно, одиннадцатый ребенок в семье (в которой было двенадцать детей), Герман Скурыгин стал первым в истории мирового спорта атлетом, настоявшим… на собственной дисквалификации за употребление запрещенных препаратов. Вынудили, как он сам объясняет, обстоятельства.

"Обстоятельства" эти появились в жизни Германа сразу же после того, как анализ его допинг-пробы, взятой после победного выступления на чемпионате мира, дал положительный результат. В организме спортсмена был обнаружен препарат гонадотропин, который резко изменил жизнь уже обласканного к тому времени почетом и славой Скурыгина (руководство Удмуртии, к примеру, выделило ему премию в размере 250 минимальных местных окладов, машину и квартиру в Ижевске). Как такового гонадотропина, по словам главного тренера легкоатлетической сборной России Валерия Куличенко, среди более 12 тысяч официально запрещенных препаратов нет, но дело в том, что он способствует повышенной выработке человеческого гормона роста — тестостерона, и этот факт не остался без внимания медицинского комитета Международной ассоциации легкоатлетических федераций (ИААФ). Последняя была вынуждена отстранить Скурыгина от участия в международных соревнованиях, не сделав при этом никаких официальных заявлений о дисквалификации российского ходока.

Удивительное исчезновение Германа из состава сборной при подготовке к Олимпийским играм в Сиднее, естественно, было замечено журналистами, после чего президент Всероссийской федерации легкой атлетики Валентин Балахничев раскрыл карты:

— В допинг-пробе Скурыгина обнаружен стимулирующий препарат, но мы пришли с ИААФ к джентльменскому соглашению: спортсмен два года не выступает, но звание чемпиона мира остается за ним.

Между тем, как показали сегодняшние события, никакого соглашения не было, более того, все это время не прекращалась дискуссия вокруг злосчастного гонадотропина между специалистами Московской антидопинговой лаборатории и медицинского комитета ИААФ. Стороны не смогли договориться даже после того, как миновал двухлетний срок дисквалификации Скурыгина. Сложилась парадоксальная ситуация: спортсмен не был официально дисквалифицирован, но в то же время не мог выступать. Неизвестно, как долго бы это еще продолжалось, не вмешайся в дискуссию сам виновник. Ради того, чтобы продолжить карьеру ходока, Герман настоял на том, чтобы его официально признали дисквалифицированным с сентября 1999 года, и обязался вернуть золотую чемпионскую медаль. ИААФ с этим согласилась…

Вот и вся история, в которой Международная ассоциация легкоатлетических федераций повела себя, мягко говоря, нелогично, поскольку подобное решение проблемы вызывает немало вопросов. В частности, абсолютно прав вице-президент Всероссийской федерации легкой атлетики Олег Курбатов, выразивший недоумение по поводу того, как можно было дисквалифицировать спортсмена, отнимать у него медаль, не предъявив ему никаких официальных обвинений. Не говоря уже о том, что сделано это было спустя два года после того, как Германа отстранили от участия в соревнованиях…

Есть большие подозрения, что эта дискуссия была затеяна в угоду тогдашнему президенту ИААФ итальянцу Примо Небиоло, поскольку серебряным призером в ходьбе на 50 км на севильском чемпионате мира стал земляк Примо Ивано Бруньетти, и, следовательно, дисквалификация Скурыгина делала итальянца победителем. После смерти Небиоло вопрос перестал быть актуальным, но отступить ИААФ уже не могла себе позволить. Впрочем, это всего лишь версия…