Признаки того, что в финской лыжной сборной происходят какие-то радикальные перемены, можно было заметить еще задолго до февральского чемпионата мира 2001 года. Неожиданно резко подскочили результаты финских лыжников еще в декабре 2000 года. Так, на этапе Кубка мира в Давосе Мика Мюллюла выиграл 30 километров с таким преимуществом, что оставалось только гадать — в чем причина посредственных выступлений этого спортсмена на предыдущих стартах, где его уделом были обычно 15-30-е места. Впрочем, Мюллюла — лыжник с именем, и это частично снимало скрытые подозрения. Зато (задним умом у нас всякий крепок) специалистов вполне могли насторожить неожиданные успехи его соотечественников: Сами Репо и Янне Иммонена, которые на закате карьеры вдруг стали попадать в призеры.

Накануне открытия чемпионата в Лахти тренеры финской сборной много говорили о плохом состоянии здоровья Мюллюлы. Шли разговоры о том, что лидер финской сборной не сможет принять участие во всех гонках чемпионата. Пресс-конференция с участием самого лыжника как будто подтверждала слова руководителей команды. Мюллюла смотрелся весьма бледно и отвечал на вопросы едва узнаваемым голосом. Жаловался на невозможность приема лекарств и вынужденную необходимость лечить себя отварами и соками… На следующий день Мика вышел на старт гонки Гундерсена и выиграл ее первую "классическую" часть. Изометса, Иммонен и Репо заняли соответственно 2-е, 4-е и 9-е места.

Дальше последовал взрыв, на фоне которого дисквалификация в 1997 году россиянки Любови Егоровой выглядит досадной оплошностью. На старт второго этапа гонки Мюллюла не вышел, ссылаясь на обострение простудных признаков. Иммонен сломал палку и, по свидетельству очевидцев, весьма подозрительно отказался от помощи. Некоторая ясность стала появляться через два дня, когда было объявлено, что в крови серебряного призера той гонки Яри Изометсы обнаружен запрещенный препарат гидроксетил (HES).

Собственно говоря, сам HES не является допингом. В медицинском реестре он проходит по разряду "растворителей" гемоглобина, то есть является лекарством, снижающим концентрацию кровяных телец. Иначе говоря, он является веществом, маскирующим применение допинга и поэтому запрещенным.

Первые объяснения Изометсы были выслушаны едва ли не с сочувствием. Гонщик заявил, что не пользовался никакими запрещенными препаратами, и что HES понадобился ему лишь затем, чтобы привести собственный уровень гемоглобина в крови в соответствие с требованиями регламента, запрещающими превышение нормы в 175 единиц. Собственный показатель у Изометсы превышал, по словам спортсмена, этот лимит. Дисквалификации финн послушно подчинился, однако при этом посетовал, что действующие нормы чересчур жестки. Примечательно, что присутствовавший на той же конференции тренер сборной Пекка Киро тут же "предупредил", что в его команде еще один лыжник страдает тем же "недугом", назвав имя Ари Палолахти.

Однако уже через два дня разразился грандиозный скандал, и выяснилось, что и мужская и женская команды Финляндии практически поголовно причастны к использованию упомянутого HES.

ЧТО ДЕЛАТЬ? - ВОПРОС НЕ ТОЛЬКО РУССКИЙ

Стартовавший в ноябре Кубок мира по конькобежному спорту посеял среди российских поклонников этого вида легкую панику. Чемпион Европы в многоборье петербуржец Дмитрий Шепель не выступил ни на первом, ни на втором этапе, хотя все это время находился вместе с командой. Как было заявлено в первый день стартов в Берлине, содержание гематокрита в крови нашего спортсмена хотя и не превышало допустимых 54 единиц, но все же было чрезмерно высоким (53,5), что дало основания врачам не разрешить конькобежцу выйти на старт.

Комментарий президента Союза конькобежцев России Владимира Комарова:

— Повышенный уровень гематокрита — у Дмитрия с детства. Если исходить с чисто медицинских позиций, ему следовало бы запретить заниматься спортом еще тогда. Однако спортсмен чувствует себя нормально и, как показал прошедший сезон, может добиваться выдающихся результатов. Другое дело, что в его случае с содержанием гематокрита надо расставить все точки на "i". Ему не разрешили стартовать в Берлине и Инсбруке, а в Гааге дали выступить только на одной дистанции. При этом все признали, что ничего предосудительного в организме спортсмена не обнаружено. Но ситуация с Шепелем весьма серьезна. Нам ведь и на Олимпиаде могут запретить стартовать, под видом "заботы о здоровье". Я даже не говорю о том, что за две недели ему пришлось восемь раз сдавать анализ крови. Поэтому во вторник, сразу после возвращения с очередного этапа Кубка мира Шепель прошел углубленное медицинское обследование. Теперь ждем врачебного заключения, которое бы подтвердило индивидуальную особенность спортсмена и раз и навсегда сняло проблему его участия или неучастия в соревнованиях из-за уровня гематокрита. Это заключение мы направим на рассмотрение Международного союза конькобежцев (ISU) и будем требовать принятия в отношении Дмитрия специального решения.