На недавнем этапе "Гран-при" по фигурному катанию в Санкт-Петербурге присутствовала Ирина Роднина. Она опекала американскую фигуристку Анжелу Никодинову. После одной из тренировок Никодинова, поеживаясь от холода, вопросительно смотрит на своего тренера: "Когда же в гостиницу, коуч?" Но вот незадача - привязался журналист. Спустя секунду решение принято - ехать. Путь от Дворца спорта до отеля "Москва" оказался долгим. В городе пробки. Водитель-частник таращится на миниатюрную женщину в черных кожаных брюках и темных очках. В конце концов не выдерживает: "А вы, по-моему, когда-то были знаменитой..." В салоне авто слышен сдавленный смех американки. "Была..." - отвечает женщина.

Трехкратную олимпийскую чемпионку и десятикратную чемпионку мира Ирину Роднину узнают до сих пор даже через темные очки. По голосу, по улыбке. Сегодня она производит впечатление человека, которого все устраивает в этой жизни. Но это только на первый взгляд. В ее словах нет-нет, да и проскальзывала грусть.

УСТУПИЛА ПАРУ ЗАЙЦЕВУ

— Ирина Константиновна, вы приехали на этап "Гран-при" в Петербург аж за неделю до его начала...

— У Анжелы и у меня на днях произошла трагедия. От рака умерла тренер фигуристки Елена Черкасская, с которой мы дружили 23 года. Оказавшись в больнице, Лена попросила меня помочь и поработать с американкой на этапах "Гран-при". Прошлый этап был в Германии, и, чтобы не мотаться в Америку, мы решили заехать в город на Неве.

— А с американской парой, которая приезжала с вами в позапрошлом году, вы расстались?

— Отдала своему бывшему супругу Александру Зайцеву. В свое время я пригласила его в Америку, помогла встать на ноги, подпустила ко всем ученикам. Думаю, он лучше знает мужскую часть работы в тренировках "парников".

— Почему вы не хотите тренировать русских ребят?

— Я работала с нашими фигуристами, когда закончила карьеру. Для меня была создана специальная группа, выделены средства, подобраны помощники. Но как только совершалась попытка взять способного ученика, тут же начинали бить по рукам. Пришлось набирать группу с улицы. Целых 13 душ получилось. Некоторые жили прямо у меня дома. Я их кормила, одевала, лечила. Не могу сказать, что мне это нравилось. Вот Татьяна Тарасова у нас любит супы-борщи готовить. Я же не могла заменить им родителей. А у ребят из-за этого стала появляться иждивенческая форма общения. Да и потом, ждать, когда выпестованный ученик наплюет на тебя и бросит... Зачем снова идти на такие жертвы?

— А лично вас бросали?

— Нет, но я насмотрелась на примеры других. Я не экспериментирую над собой. У меня в жизни и так хватало экспериментов.

— Работа с судьями вам не по душе?

— В фигурном катании правила можно трактовать по-разному. Все зависит от кругозора. Если он у тебя широк, значит, ты сможешь потом оправдать свои действия. С судейским корпусом я знакома не понаслышке, ведь мне тоже довелось быть арбитром. Могу с уверенностью сказать, что, например, с американскими судьями разговаривать бесполезно. А наши и поляки "договорные". Ничего не имею против Кулика, но, сами посудите, его тренер Татьяна Тарасова на Олимпиаде в Нагано, где Илья выиграл золотую медаль, тренировала еще и итальянцев, другая наша наставница Галина Змиевская - японцев. Разве мы не могли договариваться с судьями этих стран? Но я в эти игры не играю. Поэтому мне неинтересно выступать на больших соревнованиях со своими учениками.

ЛЮБИМИЦА ДЕТСАДОВЦЕВ

— Что обычно говорят почитатели при встрече?

— Разное. Однажды на каком-то приеме подошли два молодых человека в смокингах. Один говорит: "Ой, моя мама вас так любила!" А другой: "А я, помнится, еще тогда в детский сад ходил!" У меня, конечно, возрастного комплекса нет, но все равно смешно.

— Ирина Константиновна, а вы можете быть слабой?

— Я не железная леди. Хотя спорт наложил определенный отпечаток на мой характер. Конечно, хорошо иногда почувствовать себя слабой, но у меня не получается. Поэтому, наверное, и мужья у меня были такие слабые. Вообще-то это чувство я ощутила, когда встретила своего второго супруга. Он первый мужчина, который что-то сделал ради меня. И этим покорил. Мы тогда снимали квартиру. И, уходя из дома, я забыла выключить кран с водой. Соседей затопило. Помню горе соседки и свой ужас. А мой будущий муж сказал: "Садись, отдыхай", а сам пошел решать эту проблему.

— Почему вы не возвращаетесь на родину? Неужели так интересно жить на чужбине?

— Я живу в Америке, потому что пока не могу насовсем увезти дочку от второго брака в Россию. Конечно, здесь мне интереснее, но это не значит, что дома я также буду заниматься фигурным катанием.

— Чем занимаются ваши дети?

— Дочь Алена учится в десятом классе в Лос-Анджелесе, а сын Саша сейчас перебрался в Москву. Саше в Америке было очень тяжело. Мы жили в таком месте, где совсем не было русских.