По этому человеку сходили с ума спартаковские болельщики. И до сих пор сходят, хотя Андрей Тихонов вот уже более года не играет в "Спартаке". Такой популярности, которая есть у него, в последнее время ни у кого не было. Причем любили и уважали Тихонова не только болельщики красно-белых. Последняя "горячая линия" в стенах "Советского спорта" дала возможность лишний раз убедиться в том, как относятся в народе к этому игроку. Звонки были очень теплыми, а почти все спартаковские почитатели желали Тихонову возвращения в их любимый клуб. Но обо всем по порядку.

1-Й ТАЙМ
ВОПРОСЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

МЫ НЕ БУРЛАКИ НА ВОЛГЕ

— Здравствуйте, Андрей. Скажите, есть ли у вас свободное время и как вы его проводите?

— Свободного времени у меня немного, провожу его в основном с семьей. Сейчас я вообще немного ушел от цивилизации. Даже газет не читаю. Отдыхаю.

— Алло, Андрей, как вы думаете, кто лучший игрок российского чемпионата — Нигматуллин, Измайлов или Титов?

— Я думаю, что Титов.

— Добрый день. Беспокоит ваш тезка из Москвы, Андрей Строков. Видел вас недавно по телевизору, вы были таким улыбчивым, раскрепощенным. Даже в "Спартаке" с вами, по-моему, такого не было. Расскажите, в чем дело?

— Наверное, просто закончилась черная полоса в моей жизни. Белая началась.

— Та история, когда у вас угнали машину, не давит на вас? Вы ее уже забыли?

— А что я должен был, сидеть и плакать, что ли? Сейчас у меня все нормально. Я доволен, у меня отпуск. Поэтому и настроение хорошее.

— Алло, Андрей, как вам в этом году игралось в "Крыльях"?

— Хорошо игралось. Команда выступала неплохо, отсюда и результат.

— А "Спартак" для вас по-прежнему что-то значит?

— "Спартак" для меня остался командой, которая сделала из меня футболиста. Здесь я заработал себе имя.

— Каковы ваши дальнейшие планы?

— У меня контракт с "Крыльями" еще на год.

— Будете в одиночку тянуть команду?

— Тянуть? (Смеется.) Как бурлаки на Волге? Не знаю. Играть будем.

СОБИРАЮСЬ СТАТЬ ТРЕНЕРОМ "МИЛАНА"

— Андрей, чем думаете заниматься после окончания карьеры?

— Поживем — увидим. Может быть, тренером стану.

— А в каком клубе?

— В каком клубе? (Смеется.) В "Милане", наверное.

— Здравствуйте, вас беспокоит болельщик из города Белозерска. Скажите, за какие клубы вы болели в детстве и за кого болеете сейчас?

— В детстве - сначала за "Динамо" (Тбилиси), а потом за "Спартак". А сейчас? Сейчас - за "Крылья Советов".

— Вы - популярный человек. Как справляетесь со своей популярностью?

— Дома сижу (улыбается).

— Но на людях все равно появляетесь. Как реагируют, когда встречают вас на улице?

— По-разному. Кто-то оборачивается, кто-то улыбается. Некоторые здороваются.

— Андрей, вас беспокоит Лена из Москвы. Мне посчастливилось с вами общаться, когда вы еще выступали в "Спартаке". Тогда вы меня потрясли как личность. А вопрос у меня такой: что в большей степени влияет на успехи "Спартака" - профессионализм игроков или дружеская атмосфера в команде?

— Прежде всего профессионализм, умение играть в футбол. Можно не дружить, не разговаривать, но при этом выходить на поле, и качественно выполнять свою работу.

— Значит, работа важнее, чем человеческие качества?

— Если люди за столом сидят, разговаривают - это одно. А если делают работу - совсем другое. И делать ее они должны хорошо. Вне зависимости от того, какие у них отношения.

— А в Самаре вам с коллективом повезло?

— Да, коллектив отличный.

— Кто ваши близкие друзья в команде?

— Бушманов и Радимов.

— Понятно. Что ж, желаю вам успехов в Самаре, чтобы все у вас было замечательно.

— Спасибо большое.

МЫ ДОКАЗАЛИ, ЧТО НЕ ЯВЛЯЕМСЯ ОТРАБОТАННЫМ МАТЕРИАЛОМ

— Алло, Андрей, скажите, какие чувства вы испытываете, когда выходите играть против "Спартака"? Наверное, хочется в этот момент все же быть в красно-белой майке?

— Когда я играю за "Крылья", у меня нет желания выйти в другой форме, спартаковской или динамовской. Думаешь только о своей команде и ни о какой другой. Конечно, в душе что-то переворачивается, когда выхожу на матчи против "Спартака". В этом клубе у меня осталось много друзей. Получается, против своих играю. Восемь лет в "Спартаке" провел. Какие-то чувства есть, но словами их не передать.

— Здравствуйте. Звонит Виталий, ярый фанат "Спартака". Не могли бы вы по прошествии года поподробнее рассказать о причине ухода из "Спартака"?

— Я уже много говорил об этом. Что еще добавить? Меня "попросили" из команды, и я ушел. Вот и все.

— Стал ли для вас неожиданным такой поворот событий?

— Да, стал.

— А есть ли возможность вернуться в "Спартак"?

— Думаю, такой возможности нет.

— А если Романцев уйдет?

— Я уже старый. Меня туда никто не позовет…

— Да ладно, какой вы старый! В общем, желаю вернуться в "Спартак". После вашего ухода он уже совсем не тот, поверьте. Если будет возможность, вернитесь, пожалуйста.

— Ладно, хорошо.

— Андрей, каждый футболист хочет играть на чемпионате мира. Будете ли вы в следующем сезоне доказывать Романцеву своей игрой, что достойны попадания в состав сборной, или вы уже не верите в это?

— Если честно, действительно не верю. Естественно, я буду стараться играть как можно лучше. Но вот сборная - это для меня, похоже, уже прошлый век.

— То есть Бушманов, Кечинов, вы — это, как сказал Романцев, уже все…

— Отработанный материал…

— По-вашему, это действительно так?

— Своей игрой в нынешнем сезоне мы постарались доказать, чего стоим. С Женькой вроде бы неплохо выглядели. Поэтому я не думаю, что мы - отработанный материал, пусть Романцев так и выразился.

— Не хотелось обязательно забить "Спартаку", чтобы доказать, что это не так?

— Хотелось, конечно. Не получилось только. Надеюсь, в следующем году получится.

— И заключительный вопрос: как обстоят дела с вашими угнанными машинами, "девяткой" и "Джипом". Их так и не нашли?

— Нет. А кто их будет искать?

СБОРНАЯ ВЫЙДЕТ ИЗ ГРУППЫ. ВЕДЬ В НЕЙ ИГРАЕТ ТИТОВ!

Помимо простых болельщиков, до Андрея дозванивались знакомые и близкие ему люди. Например, мама. "Сынуля, милый. Хочу, чтобы ты всегда был таким же хорошим, заботливым и чтобы у каждой матери был такой же сын, как ты". "Спасибо, мама, вечером позвоню", — ответил растроганный Андрей.

Пробился на "горячую линию" и один знакомый, который, по словам Тихонова, дружит также с Егором Титовым. Причем их беседа получилась очень занимательной.

— Алло, Андрей. Добрый день, Александр из Москвы беспокоит.

— Александр? Это ты, что ли?

— Ну типа того… Хочу задать вопрос. Ты, наверное, смотрел жеребьевку чемпионата мира. Как оцениваешь ее итоги?

— Саш, скажи, ты обязательно в прямом эфире должен был у меня это спросить?

— А почему нет? Я же дозвонился. Скажи, выйдет наша сборная из группы?

— Я думаю, что выйдет.

— Честно?

— Конечно. Там же Титов играет, наш общий друг.

— Здесь ты прав. Думаешь, только поэтому и выйдет?

— Да, только поэтому и выйдет (улыбается).

— Я тоже на это надеюсь. А еще надеюсь, что мы с тобой созвонимся после прямой линии.

— Конечно. Позвони мне, ладно?

— Хорошо, счастливо.

СЫН-ФУТБОЛИСТ? А ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?

— Алло, это Андрей?

— Да, Андрей.

— Вас беспокоит Ольга Сергеевна из Балашихи. Мне 45 лет, и я ваша ярая поклонница. Болела за вас, когда вы играли в "Спартаке", и в этом году также продолжаю за вас переживать. Расскажите немного о своих родителях. Кем они работают, где живут?

— Живут рядом со мной, в подмосковном Королеве. Отец работает на ткацкой фабрике, а мама только недавно устроилась, даже пока не знаю куда.

— Интересно. Ежедневно читаю "Советский спорт", почти все о вас знаю. А вот о родителях - не знала. Общалась со знакомой, ей 64 года, тоже за вас болеет, мы все обсуждали, кто же ваши родители?

— А что такого? Нормальные они люди. Как все.

— Хотите, чтобы ваш сын стал футболистом?

— Наверное, да. Почему нет? Но пусть сначала подрастет немного.

— Алло, вас беспокоит Анатолий, болельщик киевского "Динамо". При всем негативном отношении к "Спартаку" вас я всегда уважал - за трудолюбие и преданность своему делу.

— Спасибо.

— Скажите, как вы оцениваете перспективы нашей сборной?

— Нашей — это значит украинской?

— Нет, я имею в виду Россию. Я вообще в Москве живу.

— Перспективы хорошие. Не знаю, как сложится этот чемпионат, но в будущем нашей сборной я уверен. Сейчас растет талантливая молодежь, которая со временем может выстрелить.

— Здравствуйте, Андрей. Я очень люблю английский футбол. В свое время вы были на смотринах в "Саутгемптоне". Расскажите об этом поподробнее.

— Что там особенного? Бесформенные футболисты, с жировыми прослойками. Не все, конечно, но отдельные экземпляры попадаются. В душ заходишь, видишь, есть нормальные пацаны, а есть такие пузатики! А так неплохая команда.

— Могли там закрепиться?

— Две недели потренировался, вроде бы Ходдлу, наставнику, понравился. Сама команда тогда неплохо укомплектована была. Мне пришлось сыграть один матч за второй состав. А он вообще почти нулевой. Провели ту игру не очень удачно, и на этом мой вояж закончился.


2-Й ТАЙМ
ВОПРОСЫ ЖУРНАЛИСТОВ

МНЕ НЕ НАДОЕЛИ ВОПРОСЫ ПРО "СПАРТАК"

— Если вернуться назад, довольны своей карьерой?

— Мне грех жаловаться. И чемпионом становился, и Кубок выигрывал, и в Лиге чемпионов поиграл. А многие футболисты даже не знают, что это такое.

— Зато у вас не получилось поиграть за границей. Израиль - не в счет. Это не огорчает?

— Не стремился перебраться за кордон. Мог уехать еще после чемпионата-96. Но ни я тогда не горел желанием, ни клуб не хотел отпускать. Если бы я стремился играть за границей, тогда, может быть, все было бы по-другому. Как у Димки Аленичева, например. Он пришел, сказал: "У меня есть хороший контракт. Хочу уехать". И уехал.

— В отличие от вас. Обиды на "Спартак" в этой связи нет?

— Нет, я не обижаюсь.

— Если бы вам представилась возможность что-то изменить в вашей судьбе, что бы вы сделали?

— Ничего бы не стал менять. У меня все нормально.

— Вам не надоели вопросы про "Спартак"? Эту тему затрагивают практически в каждом вашем интервью.

— Мне не трудно отвечать.

— В душе ничего вас не гложет?

— Если бы я уходил со скандалом, с оскорблениями, может, что-то и было бы. А так - нет.

— Когда вы уходили, эту историю подали именно как скандал.

— Это во многом заслуга прессы. Я понимаю, работа у журналистов такая.

— Наверное, вы все же не так хотели проститься со "Спартаком". Вас выбросили за борт в середине сезона.

— Да, можно было бы поступить по-другому. Хотя бы немножко. Сказать, к примеру, что у меня травма, а по окончании сезона предложить расстаться. И никто бы об этом тогда ничего не узнал. А вообще это право Романцева. Он так сделал и теперь уже ничего не вернешь.

— После этого пересекались с ним?

— Да, в этом году, после матча "Крылья" — "Спартак" в Самаре. Я попросил, чтобы меня взяли в чартер. Там перекинулись парой фраз, пожали друг другу руки, пожелали удачи. Нормальные отношения. Никаких косых взглядов я на себе не заметил.

— Когда в этом году смотрели по телевизору матчи "Спартака" в Лиге чемпионов, какие чувства испытывали? Равнодушие? Или, может быть, обиду?

— Ни в коем случае. Все-таки играли знакомые мне ребята, с которыми я до сих пор поддерживаю отношения. Нервничал у телеэкрана, жалко ребят было. Может, в следующем году все получится лучше. Хотя, если продадут ведущих футболистов, не знаю, что тогда будет.

ВОЗМОЖНО, У МЕНЯ НЕ ХВАТИЛО СМЕЛОСТИ

— Тяжело было осознавать, что вы уже не игрок "Спартака"?

— А что делать? Когда-то это со всеми нами будет. Нормальные вещи. Майку поменял и играешь в ту же игру, только за другую команду.

— А если бы Романцев не попросил уйти из команды? Хотелось закончить игровую карьеру именно в "Спартаке"?

— Почему нет? Я провел в этой команде не один сезон. Считал, что не было смысла что-то менять.

— Говорят, что футболист, выступающий долгое время в одном и том же клубе, может "застояться". Не исключено, что с вами произошло именно это.

— Значит, надо было меня пораньше продавать. Были же возможности, предложения. Например, после сезона-99. Но не продавали, Лигу чемпионов ждали. Вот и поиграл я в ней.

— Когда были какие-то предложения, с вами советовались?

— Меня даже в известность не ставили.

— А как узнавали о вариантах?

— Просто зачастую с предложениями выходили сначала непосредственно на меня.

— Почему не поставили вопрос ребром, как Аленичев?

— Все люди разные. Не все так могут - подойти и сказать. Не знаю, может, смелости не хватило.

— Сейчас многие игроки "Спартака" стремятся уехать за границу. Не хотят повторять судьбу Тихонова?

— Думаю, да. Пока есть нормальные предложения... Титова вон "Бавария" приглашала. В такой клуб не зазорно уехать.

В САМАРЕ Я СЛОВНО СБРОСИЛ С СЕБЯ ЛИШНИЙ ГРУЗ

— В Москве вы пользовались бешеной популярностью. А в Самаре?

— Там тоже большая популярность.

— Не устали быть в центре внимания?

— Было бы хуже, если бы вообще не замечали.

— Быть известным человеком - достаточно тяжело.

— Я не посещаю какие-то там тусовки. Живу нормальной жизнью.

— Все равно - даже в бар не сходить. Появишься - сразу пойдут разговоры, мол, Тихонов гуляет вовсю.

— Согласен. Самара — провинциальный город, не Москва. Это в столице порой соседей своих не знаешь. А в Самаре появишься в подобном питейном заведении и это сразу станет всем известно.

— Не чувствуете себя в этом плане ущемленным человеком?

— Нет, не чувствую.

— Не скучали в Самаре?

— Некогда было скучать. Постоянная работа: игры, тренировки, сборы. Заезжали на базу за три дня до матчей. Огорчало только то, что не всегда семья рядом была. Родные жили то в Самаре, то в Москве.

— Есть удовлетворение от этого сезона?

— В некоторой степени. Я словно сбросил с себя лишний груз. Играть было гораздо легче, чем в том году в "Спартаке".

— Какие ориентиры ставили перед собой, когда переходили в "Крылья" и тем самым по сути возвращались в большой футбол?

— Я человек, который привык выигрывать. Собирался идти по этому курсу и в Самаре. И поначалу все получалось здорово. Жаль, второй круг смазали. Результат мог быть гораздо лучше.

— А почему провалили второй круг?

— Психологически команда оказалась неустойчивой. Не могут люди, которые привыкли бороться за выживание, в момент перестроиться и начать сражаться за медали. Не бывает такого. И "Крыльям" не хватило именно психологии победителей.

— Не задевало, когда вашу команду называли выскочкой?

— Разумеется. Когда так говорили, у нас появлялось стремление играть еще лучше. А когда перестали делать такие заявления и начали, наоборот, голосить, что у "Крыльев" самый легкий финиш и они могут стать чемпионами, команда расслабилась.

— Выходит, вас надо чаще ругать?

— Видимо, так.

У МЕНЯ ПОЛУЧИТСЯ БЫТЬ ТРЕНЕРОМ

— Не загадывали, сколько еще будете играть?

— Годика четыре-пять хотелось бы. Пока не собираюсь вешать бутсы на гвоздь. А там - как здоровье позволит.

— Некоторые игроки предпочитают завершать карьеру в зените славы. Самый яркий пример - француз Эрик Кантона. А вам не будет неудобно перед самим собой, когда поймете, что больше не можете показывать ту игру, которую демонстрировали когда-то?

— Значит, буду играть на более низком уровне.

— Собираетесь взять от футбола все, что можно?

— Да. А почему нет?

— И он вам ни капельки не надоел?

— Пока нет.

— Вы сказали, что после окончания игровой карьеры были бы не прочь попробовать себя на тренерском поприще. Чтобы руководить командой, нужен соответствующий характер.

— Я думаю, он у меня есть.

— Тренер должен быть в чем-то жестким, а вы со стороны кажетесь очень добродушным.

— Я только с виду такой. На самом деле другой. В армии был начальником. Я знаю, как командовать людьми, управлять ими. Знаю психологию. Поэтому думаю, что у меня получится.

— Кем бы стали, если бы не футбол?

— Ой, даже не знаю. Ваш вопрос поставил меня в тупик. Сколько себя помню, все время играю в футбол. И ни разу не задумывался о чем-то другом.

— Любите какие-то другие виды спорта? Например, хоккей или баскетбол?

— Баскетбол я любил смотреть, когда Джордан за "Чикаго" играл. А сейчас он уже не тот и в другой команде выступает.

— Есть что-то общее с Тихоновым…

— Да, только он миллионер, а я - нет (улыбается).

— Это угнетает?

— Нет.

— А не хочется на закате карьеры деньжат заработать, поиграть за границей, пусть не в самом сильном чемпионате и не в самой сильной команде?

— Желание такое есть. Но не все зависит от этого. Если бы цена была на меня маленькая, можно было бы и уехать. Но футболиста сегодня бесплатно отдавать никто не будет. Сам бы я, конечно, хотел на годик куда-нибудь съездить.

— Все равно куда?

— Ну, не в Тунис, конечно.

— Каким был самый приятный момент сезона? Наверное, матч со "Спартаком" в Москве, когда болельщики пришли исключительно "на Тихонова"?

— Да, 32 тысячи тогда было. Приятно. На следующую встречу "Спартака" — с "Торпедо", к слову, собралось всего 8 тысяч.

— Если бы сейчас игрался прощальный матч Тихонова, "Лужники" были бы полными. Никогда не хотелось именно так уйти из футбола?

— Прощальный матч? Не знаю. Пока хочу играть. А лет через пять, может быть, обо мне вообще все забудут. Чтобы помнили, надо постоянно быть наверху.


ДОСЛОВНО...

Андрей ТИХОНОВ, полузащитник "Крыльев Советов"
(о футболистах английского "Саутгемптона", где он был на просмотре):

— Чего там особенного? Бесформенные футболисты, с жировыми прослойками. Не все, конечно, но отдельные экземпляры попадаются. В душ заходишь, видишь, есть нормальные пацаны, а есть такие пузатики!

(о самарских барах):

— Самара — провинциальный город, не Москва. Это в столице порой соседей своих не знаешь. А в Самаре появишься в питейном заведении и это сразу станет всем известно.