Рыжие от природы в отечественном хоккее встречались всегда. Некоторые выходили в нем даже на первые роли, как например, замечательный вратарь Александр Пашков, защищавший в былое время ворота воскресенского "Химика", или великолепный центрфорвард Алексей Жамнов, который выступает ныне в "Чикаго Блэк Хоукс". И в сегодняшней российской Суперлиге такие по-любому на виду. Один из них - нападающий московского "Динамо" Евгений Лапин.

МАЛЫШИ И ГНОМЫ

— Женя, извините, вас когда-нибудь рыжим дразнили?

— Конечно. И сейчас дразнят. В команде. Любя. Шутят ребята. А особенно Савченков старается: чуть что — сразу рыжий да рыжий (смеется).

— Из-за маленького роста вам тоже достается?

— Вот тут уже нет. Я ведь лет с 14 усиленно расти начал. У меня — метр семьдесят, а это, в принципе, нормальный рост. И другой бы на него не пожаловался. У меня на этот счет абсолютно никаких комплексов!

— Болельщики, кстати, как только вашу тройку со Степановым и Ниживием не величают: малышами, гномами…

— Когда я в прошлом сезоне в Новокузнецке играл в одном звене с Шаламаем и Черновым, там нашу тройку тоже малышами называли. Мне не привыкать!

— Интересно, как ваша тройка в "Динамо"-то родилась? У вас это автоматически получается — кружева на льду плести?

— Тренеры поставили нас вместе на предсезонке — и все! Сразу игра пошла! Мудрые люди — угадали, прочувствовали. Мы же втроем в один хоккей играем: бегаем быстро, с пасом не жадничаем. Где-то о чем-то договариваемся, а где-то просто чувствуем друг друга. Знаем уже, кто куда на площадке бежать должен. Хотелось бы еще, конечно, забивать побольше. Тогда все действительно бы в порядке было.

— Это точно. Играете лично вы и в самом деле здорово, только забросили всего одну шайбу.

— Зато какую! Победную — в овертайме против Новокузнецка! А если серьезно, то сам не могу понять, почему голы не даются. Видно, что-то потерял, по сравнению с прошлым сезоном, а обрести снова никак не могу. Думаю, по какой-то причине не хватает уверенности при реализации моментов.

— В том-то и дело: в "Металлурге" же вы куда больше забивали.

— Про партнеров своих ничего плохого сказать не могу. Все идет лично от меня. Удачи бы чуток побольше. И тогда дело пойдет!

— Скажите, как вы восприняли уход из команды Валерия Карпова, который забросил только две шайбы?

— Удивился. Все-таки неожиданно было. Валерка — капитан сборной России и все такое.

— А вы не боитесь, что вам тоже скажут, мол, деньги не отрабатываете, и выставят на трансфер?

— Не задумывался над этим. Хотя… руководству виднее. Что будет — то будет. Никто же от этого не застрахован.

"ТАБУ" МИХАЙЛОВА

— Как вышло, что вы, родившись в Липецке, перебрались в Ярославль?

— Очень просто. Меня пригласили во вторую команду "Торпедо". И я в 16 лет уехал в другой город.

— Но по истечении двух лет все-таки сменили клуб…

— Все у меня там складывалось нормально. Я даже играл в юношеской сборной, с которой взял бронзу на чемпионате Европы, брал и серебро с "молодежкой", но потом меня из Ярославля ушли…

— Это как понимать?

— Дословно. Петр Ильич Воробьев сказал, что я еще не готов играть в той ярославской команде, которая на тот момент по сути создавалась заново.

— Он как-то это мотивировал?

— Моей игрой. Наверное, я не подходил под его игровые схемы.

— А в "Кузне" игра сразу пошла?

— Ага. В первом же своем матче забил. Как сейчас помню: прилетаю в августе в Новокузнецк на предсезонный турнир и забрасываю шайбу "Мечелу". На следующий же день после матча "Металлург" мне контракт предлагает подписать. Я тогда взял денек на раздумье, а потом согласился, подписал.

— Были другие варианты?

— Я хотел после ухода из Ярославля перейти в нижегородское "Торпедо", но узнал, что там перебор с нападающими. Поэтому и рванул в "Кузню". А как только первый гол забил, то сразу из Нижнего Новгорода стали звонить и упрашивать, чтобы я не подписывал никаких контрактов с "Металлургом". Причем упрашивали-то не меня, а жену, которая в то время была в Липецке. Но от добра добра не ищут. И я остался в "Кузне". Считаю, что угадал.

— Из-за хорошей результативности?

— Не только. Игру я свою нашел. И вообще у меня остались только самые приятные воспоминания о Новокузнецке. Друг был там — Денис Тюрин. Мы с ним еще в детстве в Липецке в хоккей играть начинали. А в "Кузне" продолжили. Жили даже в одной квартире.

— А как же ваша супруга?

— Настя-то? Она училась в Липецке в политехническом университете. И сейчас учится. В будущем году заканчивает. Так вот когда Шаламай перешел в "Витязь", Тюрин как раз его место в нашей тройке занял. Неплохо у нас получалось!

— Только вот со сборной у вас не выходит.

— А как может выйти, если Михайлов однажды сказал, что нам, дескать, такие как Лапин, не нужны.

— Не мог Борис Петрович заявить так категорично…

— В газете какой-то было. Сам не читал, мне на словах все передали. Суть, короче, одна. Я поверил. Шаламай-то до сих пор в сборную не попадал, хотя он второй год подряд по системе "гол плюс пас" в бомбардирах ходит. Стабильный хоккеист. А стабильность — это признак мастерства. Ладно, ничего страшного, я тут недавно в составе второй сборной в Швейцарию на турнир ездил. Мы там только с хозяевами вничью сыграли, а словаков с французами победили и заняли первое место.

— Вторую-то сборную затем и создавали, чтобы из нее резервы в национальную черпать. А раз вы считаете, что вам в нее дорога закрыта, зачем в Морж поехали?

— Практика никогда не помешает. В чемпионате был перерыв. Почему бы не поиграть? Тем более в международных матчах!

БАКЕНБАРДЫ УЧИТЕЛЯ ФИЗКУЛЬТУРЫ

— Почему, на ваш взгляд, "Динамо" пока никак не удается создать ударную тройку? Другие звенья в отличие от вашего по большому счету особой сыгранностью не отличаются.

— Травм много. Один из строя выбыл, второй, третий. И так каждый раз. В этом главная причина.

— А в чем причина, что вы носите бакенбарды? Просто нравится?

— Времени нет, чтобы в парикмахерскую заглянуть и постричься. Матчи, разъезды. Квартиру, которую мне клуб снимает, надо как-то к приезду жены подготовить. Она ведь к Новому году приедет и диплом свой уже в Москве дописывать будет.

— Сами какой-нибудь ВУЗ заканчиваете?

— Надеюсь, в будущем году окончу Ярославский педагогический университет. Учусь на факультете физвоспитания.

— Кем станете?

— Учителем физкультуры. Но это произойдет еще не скоро. Мне еще играть и играть. Вы ведь тоже, наверное, с писаниной заканчивать не собираетесь?

— Пока не собираюсь. Кстати, говорят, что газеты вы принципиально не читаете?

— Да, я предпочитаю книги. Вот сейчас увлекся "Петербургскими тайнами" Крестовского. Димка Старостенко на время дал. А все спортивные новости я в основном узнаю по радио и телевидению.

— Неужели так и не возьмете в руки нашу газету, когда в ней появится это интервью?

— Возьму, пожалуй. В принципе, я иногда читаю беседы с кем-то из своих знакомых. Но сам обычно в киоски специально не хожу и на газеты не подписываюсь.

— Надеюсь, про свою команду вы материалы просматриваете?

— Вот про "Динамо", не скрою, всегда читать интересно. Мне, между прочим, и условия в клубе очень понравились. Да и вообще когда звали, я увидел, что создается новый коллектив, который способен решать большие задачи. Потому и принял предложение. До Липецка опять же недалеко. Родители-то в Новокузнецк не имели возможности приехать. Отец часто занят, а мама боится на самолетах летать.

— Больше вас в "Кузне" ничего не удерживало?

— Партнеры мои по звену разъехались кто куда. И я тоже решил сменить команду.

— В "Динамо" как раз одного рыжего не хватало. На счастье. Верите в эту поговорку?

— Поживем — увидим (улыбается).


К СЛОВУ

В знаменитой чехословацкой сборной 40-х годов и не менее знаменитом пражском клубе ЛТЦ отменной рыжей шевелюрой выделялся Станислав Конопасек, дважды (в 1947 и 1949 годах) ставший чемпионом мира и трижды (в 1947, 1948 и 1949-м) — Европы. Даже в той команде, обладавшей великолепным ансамблем хоккеистов, он уступал в результативности одному Владимиру Забродскому. В 1947-м Станислав забросил 14 шайб, в 1948 — 10, в 1949 — 12. На ЧМ 1949 года он стал автором третьего гола в ворота Канады, когда Чехословакия впервые победила родоначальников хоккея — 3:2. Отличался виртуозным владением клюшкой, буквально цирковыми подкидками шайбы, ювелирными пасами, после которых часто забивал его постоянный партнер Владимир Забродский. В матчах ЛТЦ с советскими хоккеистами в 1948 году зрителей потряс невиданный до того трюк: Конопасек вертикально со льда подкидывал шайбу в руку судье перед вбрасыванием.


В знаменитой шведской тройке 50-60-х годов Рональд Петтерссон — Нильс Нильссон — Ларс-Эрик Лундвалль, да и во всей "Тре Крунур" тех лет главным "рыжим" был Петтерссон. На его долю приходилась львиная доля черновой работы, он много помогал обороне, был главным добытчиком шайб для лидера Нильссона, да и сам много забивал. Так, Нильссон на ЧМ 1955-1967 гг. забросил 58 шайб, Лундвалль (1955-1964) — 37, а сам Петтерссон (1955-1967) — 48. И вообще в сборной Швеции он уступает, кроме Нильссона, только Свену-Тумбе Юханссону, у которого 79 шайб на ЧМ 1952-1966 гг. От Петтерссона отстают и такие снайперы "Тре Крунур", как Ульф Стернер (46) и Турд Лундстрем (45). К рыжим в шведской сборной можно, пожалуй, отнести и ее многолетнего капитана, могучего защитника Ларса Бьерна, хотя и с некоторой натяжкой. Сейчас самым знаменитым рыжим скандинавом можно, наверное, назвать капитана "Оттавы" Даниэля Альфредссона. Вообще, этот оттенок волос свойственен многим шведам, как и всем потомкам викингов.