Сорок пять лет назад, 8 декабря 1956 года, в далеком австралийском Мельбурне победой футболистов сборной СССР завершился очередной олимпийский турнир. В решающем матче наша команда со счетом 1:0 выиграла у сборной Югославии, а на пути в финал победила команды ОКГ (ФРГ) — 2:1, Индонезии — 0:0, 4:0 и Болгарии — 2:1.

Золотые медали получили, правда, только 11 участников заключительной встречи с югославами. Это вратарь Лев Яшин, защитники Борис Кузнецов, Анатолий Башашкин, Михаил Огоньков, полузащитники Анатолий Масленкин, капитан команды Игорь Нетто, нападающие Борис Татушин, Анатолий Исаев, Никита Симонян, Сергей Сальников, Анатолий Ильин. Олимпийскими чемпионами стали также вратарь Борис Разинский, защитник Николай Тищенко, полузащитники Иосиф Беца, Алексей Парамонов, нападающие Валентин Иванов, Эдуард Стрельцов и Владимир Рыжкин. Тренеры — Гавриил Дмитриевич Качалин и Николай Алексеевич Гуляев. К сожалению, в живых осталась только половина золотой команды. Сегодня, в день приятного юбилея, воспоминаниями о славной победе сборной СССР в Мельбурне делятся заслуженные мастера спорта, заслуженные тренеры СССР Валентин Козьмич Иванов и Никита Павлович Симонян.

— Валентин Козьмич и Никита Павлович, прошло почти полвека после вашей победы, впервые прославившей советский футбол. За эти годы произошли многие яркие события, но все же победа в Мельбурне была первой крупной в вашей жизни. Что она значила для вас?

Никита СИМОНЯН: — Лично для меня Олимпиада в Мельбурне больше, чем очередное соревнование. К сожалению, о нашей победе современные игроки, простые любители футбола либо давно забыли, либо вообще не знают. А ведь после выигрыша в Мельбурне была победа и в первом чемпионате Европы, а спустя 32 года — и новые олимпийские медали в Сеуле.

Валентин ИВАНОВ: — Воспоминания о победе в Мельбурне за давностью лет, безусловно, были вытеснены другими, не менее яркими событиями. Тем не менее для меня то выступление не прошло бесследно прежде всего потому, что там круто изменилась моя жизнь — из этого австралийского города я отправился по новой семейной дороге. Правда, с гимнасткой Лидией Калининой мы поженились не в Австралии, а через несколько лет после возвращения в Москву, но мы считаем, что наша встреча в Мельбурне, где моя будущая жена завоевала первую олимпийскую медаль, не была случайной.

— Но сами вы вернулись без золотой награды?

В.И.: — Это не так. Ведь самую дорогую награду я получил в виде будущей жены. Что касается золотой медали, без нее ведь кроме меня осталось еще 6 футболистов, что объяснялось лишь несовершенством тогдашнего регламента. Например, Николай Тищенко полуфинал с болгарами доиграл со сломанной ключицей, тем не менее оба мяча были забиты при его участии, но сам он все равно остался без награды. У Никиты Павловича с золотой медалью тоже особая история.

СТРЕЛЬЦОВ ОТКАЗАЛСЯ ОТ МЕДАЛИ СИМОНЯНА

Н.С.: — У меня немало медалей разного достоинства, но та, которую я получил в Мельбурне, занимает особое место в моей коллекции. Дело в том, что после победы я хотел отдать ее Стрельцову, который сыграл, если не ошибаюсь, во всех предыдущих матчах, а я выступил только в финале. Но поскольку тогда награждались лишь непосредственные участники решающей встречи, Эдик остался без награды, в связи с чем меня долго не покидало ощущение какой-то несправедливости, хотя случилась она не по моей вине. Просто наш тренер Гавриил Дмитриевич Качалин решил включить в состав меня вместо Стрельцова. На следующий день после победы, когда мы на теплоходе "Грузия" отплыли из Мельбурна во Владивосток, я не выдержал, подошел к Стрельцову и сказал: "Эдик, медаль твоя, поскольку ты заслуживаешь ее больше, чем я, поэтому возьми ее". Но он отказался. Вскоре я снова предложил ему взять медаль, но Стрельцов рассердился и заявил, что если я еще раз подойду к нему с этим предложением, он перестанет со мной разговаривать. Свой отказ Стрельцов мотивировал тем, что мне, мол, уже 30 лет, а ему только 19 и все у него впереди, в том числе и новые Игры. Но Эдик ошибся — Олимпиада в Мельбурне оказалась в его жизни единственной, хотя играть он закончил после 30 лет.

ИНДОНЕЗИЙЦЫ ЕДВА НЕ "ПОХОРОНИЛИ" БУДУЩИХ ЧЕМПИОНОВ

— Принято считать, что финал — самый трудный матч, а в Мельбурне сборной СССР пришлось преодолеть еще три не менее сложных барьера, причем с индонезийцами довелось встречаться дважды.

Н.С.: — Первую встречу мы проводили с так называемой Объединенной командой Германии, но она запомнилась только результатом, хотя наш перевес оказался всего в один мяч. Ясно, что это была далеко не та сборная ФРГ, с которой в канун Олимпиады мы сыграли два матча: в Москве выиграли у тогдашних чемпионов мира со счетом 3:2, а через год в Ганновере — 2:1. А вот встречи со сборными Индонезии и особенно Болгарии оставили неизгладимый след в памяти.

В.И.: — Существует предубеждение, что в наше время выиграть олимпийский турнир было не так уж и сложно, поскольку в Олимпиадах, в отличие от чемпионатов мира и Европы, мы встречались не с профессионалами, а с любителями. Отсутствие тогдашних "звезд", безусловно, облегчало нам задачу, но, с другой стороны, это не значит, что соперники играли слабо. Лишним подтверждением тому можно назвать две встречи со сборной Индонезии. В первом матче я был в запасе, тем не менее для меня это получился не отдых перед игрой с болгарами (а в победе над командой Индонезии у нас никто не сомневался), а настоящим страданием. Обе команды сгрудились на индонезийской половине поля, и мяч редко пересекал даже среднюю линию, тем не менее гола не было. В итоге 120 минут игры не принесли желаемого результата. На следующий день состоялась переигровка, которая сложилась для нас удачно, — уже в самом начале Анатолий Ильин открыл счет. Соперники невольно вынуждены были отказаться от глухой защиты, попытались отыграться, что упростило нам игру — до финального свистка я, Игорь Нетто и Сергей Сальников забили еще три мяча.

Н.С.: — Валентин, но ты не сказал о том, что повторного матча могло бы и не быть, если бы на 90-й минуте индонезийский нападающий не пробежал вместе с мячом мимо ворот, покинутых Яшиным. На исходе основного времени индонезийцы, сделавшие явную ставку на массированную оборону, с трудом отбили мяч на нашу половину поля. К нему устремились выбежавший из своей штрафной Яшин и нападающий сборной Индонезии. Наш вратарь успел к мячу первым, и казалось, никто и ничто не помешает ему начать очередную атаку. Но Лев неожиданно для всех вдруг стал обводить соперника, однако сделать это не смог, и в результате индонезиец устремился к пустым воротам. К счастью, свой шанс войти в историю он упустил.

— На днях я вернулся с индонезийского острова Бали, где меня познакомили с футболистом, игравшим в Мельбурне в матчах со сборной СССР, и он до сих пор с сожалением вспоминает о промахе партнера.

Н.С.: — Думаю, если бы индонезиец и не промахнулся, то преодолеть в полуфинале болгарский барьер сборная Индонезии все равно не смогла бы, так что сожалеть игрокам этой команды не о чем. А вот если бы мы проиграли, то тогда не было бы у нас ни золотых медалей, ни теплых встреч на родной земле.

ГЕРОИЧЕСКИЙ ПОСТУПОК НИКОЛАЯ ТИЩЕНКО

— Полуфинальный матч с болгарами сложился для вас еще драматичнее?

В.И.: — Победа в повторной встрече с индонезийцами могла показаться легкой, но поскольку играть пришлось два дня подряд, то многие футболисты явно устали и к матчу с более сильными болгарами восстановить силы не смогли, что, безусловно, осложнило игру, особенно в дополнительное время.

Н.С.: — В сборной Болгарии и в те годы выступало немало игроков высокого класса — например, центральный защитник Манолов, против которого мне еще до Олимпиады довелось поиграть несколько раз, нападающий Колев, капитан команды Божков. Тем почетнее было выиграть у такого сильного соперника. Вновь, как и в первом матче с индонезийцами, в основное время не было забито ни одного мяча, но к началу дополнительного времени у нас появились серьезные потери — повредил колено Валентин Иванов, а у Николая Тищенко был перелом ключицы. И не зря говорят, что беда не приходит одна — в третьем тайме Колев открыл счет, так что наше положение казалось безнадежным: согласитесь, редко кому удается практически без двух игроков не только отыграться, но и победить. Нашей команде это удалось. Николай Тищенко все-таки остался на поле (замены тогда, напомню, не разрешались), и именно он стал героем полуфинальной встречи. За 8 минут до финального свистка начал атаку, которую точным ударом завершил Стрельцов, а еще через несколько минут наш травмированный защитник принял участие еще в одной комбинации, закончившейся победным ударом Бориса Татушина.

ЗОЛОТОЙ МЯЧ АНАТОЛИЯ ИЛЬИНА ИЛИ АНАТОЛИЯ ИСАЕВА

— После трудных встреч с индонезийцами и болгарами игра с югославами могла, наверное, показаться легкой прогулкой — ведь вы встречались практически с молодежной командой?

Н.С.: — Это глубокое заблуждение. Хотя в югославской команде действительно было немало молодых футболистов, но это были очень способные, перспективные игроки, что подтвердилось несколько лет спустя. Достаточно назвать таких звезд, как Костич, Шакуларац. Кстати, в Мельбурне югославы разгромили англичан со счетом 8:0. Это ли не показатель их высокого мастерства? Кроме того, для нас это была не просто финальная игра, а еще и встреча с очень принципиальным в те годы соперником. В нашей памяти еще были свежи последствия проигрыша сборной СССР команде Югославии на предыдущей Олимпиаде в Хельсинки, когда в советском футболе были сделаны серьезные выводы, в частности, расформирована лучшая команда страны ЦДСА, а некоторые игроки сборной лишены званий.

В.И.: — Из-за травмы я вновь оказался в роли зрителя. Но от этого мне не было легче. Правда, красивой, яркой игры в этом матче не получилось. Как всегда, в таких встречах соперники больше думали об обороне, и не случайно наш вратарь Лев Яшин был одним из лучших в финале.

— А кто же все-таки забил единственный "золотой мяч"? Официально считается, что это сделал Анатолий Ильин, а вот Анатолий Исаев неоднократно говорил мне, что "золотой мяч" забил он.

Н.С.: — Этот вопрос до сих пор не могут решить даже сами непосредственные участники этого эпизода. На мой взгляд, дело было так: Исаев с правого фланга головой послал мяч по дуге в сторону югославских ворот, а набежавший Ильин добил этот мяч в сетку. Когда мяч пересек линию ворот, до или после удара Ильина, неясно. Да это было не столь важно. Главное, что мы благодаря этому голу завоевали золотые медали. Да и сейчас Исаев не настаивает на том, что именно он забил единственный мяч. Просто иногда в шутливой форме, когда мы собираемся вместе и вспоминаем Мельбурн, Исаев говорит, что он — автор "золотого мяча". Но, повторяю, это уже не имеет никакого значения.

ДАЛЬНЯЯ ДОРОГА ДОМОЙ

— А на следующий день началось ваше трехнедельное возвращение домой…

В.И.: — Оно было таким же запоминающимся, как и сама Олимпиада. За две недели мы пересекли Тихий океан от Мельбурна до Владивостока, а затем восемь дней ехали в поезде до Москвы. Эти три недели до сих пор кажутся прекрасными мгновениями в нашей жизни. Мы в далекой Австралии были частицами громадного целого, когда все в ответе друг за друга. С этим ощущением каждый из нас жил и живет, и оно вливало в нас дополнительную силу. А на пути от Владивостока до Москвы мы до конца осознали, что означала для наших соотечественников победа наших спортсменов в Мельбурне. В Австралии до нас доходили отзвуки нашего выигрыша в виде телеграмм, телепередач. Но мы не могли даже приблизительно представить размеров поистине всенародного ликования. На каждой станции нас встречали тысячи незнакомых людей и благодарили за победу, прославившую советский спорт.

Н.С.: — После Мельбурна я был участником и свидетелем многих захватывающих соревнований, матчей. Но одним из ярких праздников в моей футбольной жизни остался олимпийский турнир в Мельбурне. И его последствия — встречи олимпийцев на многодневном пути по железной дороге от Владивостока до Москвы. В Австралию мы летели, разумеется, с надеждой стать чемпионами. И были счастливы, когда это случилось. Возможно, теперь за давностью лет наша победа в чьих-то глазах и утратила свой золотой блеск. Но то, что пережили непосредственные участники Олимпиады в Мельбурне, а также те, кто 45 лет назад искренне болел за нас, вряд ли вычеркнут из памяти гимн СССР в честь нашего выигрыша, открывшего новую страницу в истории советского футбола.