Падая и вставая, ты растешь
Кеес Феркерк, знаменитый
голландский конькобежец

По нашему мнению, Виктор Чистов — один из тех, кто постоянно остается в тени своих равно талантливых, но более известных дублеров. Хотя, если проанализировать статистику его матчей, окажется, что Чистов не только не уступает, но где-то даже их превосходит. При этом ветер фортуны никогда не был для него попутным. Все, чего Виктор добился в жизни, свершилось скорее вопреки, чем вследствие обстоятельств. В трагические моменты он твердил про себя, как заклятие: "Все равно я буду играть в хоккей".

ПОЛГОДА ПОСТЕЛЬНОГО РЕЖИМА

— Виктор, вы давно играете в классе сильнейших, в свое время были кумиром всего Липецка, в прошлом первенстве взяли бронзу, небезуспешно выступали за сборную. Однако в отличие, к примеру, от вашего напарника в "Северстали" Максима Соколова вниманием масс-медиа явно обделены. Как думаете, почему?

— Я сам этого не понимаю. Наверное, я прессе неинтересен. Или она меня боится. (Смеется.) Я думаю, нашим СМИ проще рассказывать о тех, кто уже заявил о себе. Человек мог здорово сыграть года три назад, впоследствии снизить уровень. И все равно для журналистов он остается более привлекательным, чем нераскрученный игрок, неплохо выступающий в данный момент.

— На протяжении всей карьеры вам достаются очень сильные дублеры: Максим Соколов, Сергей Николаев, Андрей Болсуновский. Этот фактор вам помогает или, наоборот, создает напряжение?

— У меня прекрасные отношения со своим напарником. Можно даже сказать, что с Максимом Соколовым мы друзья. У нас одна цель — помочь команде. А кому выходить на конкретный матч, решает тренер. По-моему, сейчас мы делим игровое время примерно поровну.

— Еще в 1994 — 1995 годах вы защищали ворота "Крыльев Советов". Однако последующий сезон полностью пропустили.

— Выступая за московский клуб, в самом конце чемпионата заработал грыжу межпозвоночных дисков. Как и почему это случилось, может ответить только специалист-медик. Мое мнение — перенапрягся. Хотелось выступать как можно лучше. Здорово нагружал себя на тренировках. В итоге пришлось перенести тяжелую операцию и долго восстанавливаться. Полгода был прикован к постели. Но мне очень хотелось жить, двигаться. И я точно знал, что все равно вернусь на площадку и встану в "рамку". Хотя, когда стал подниматься на ноги, даже просто ходить было невероятно трудно. Сейчас приходится быть мудрее. Когда вся команда прыгает со штангой на плечах, я понимаю, что мне этого делать не стоит. Лучше покачать пресс или погонять себя на велотренажере. Когда пришла пора возвращаться в большой хоккей, оказалось, что все нужно начинать чуть ли не с нуля. Хотя в плане опыта, становления мастерства мне очень помог сезон в "Крыльях". В ведущие клубы после болезни было не пробиться. Даже в ЦСК ВВС, где я в итоге оказался, царила жесткая конкуренция. Постоянно требовалось доказывать свое право на место в воротах. Игра в Самаре у меня, честно говоря, не пошла. Видимо, это была не моя команда. Оттуда я перебрался в Липецк.

ХОККЕЙНЫЕ ДЕКАБРИСТКИ

— Там вы здорово провели сезоны-97/98 и 98/99. Болельщики вас буквально носили на руках.

— Наставник клуба Виктор Семыкин сумел подобрать коллектив, который готов был ставить перед собой высокие цели и добиваться их. Нам удалось выйти в Суперлигу и закрепиться в ней, хотя в составе абсолютно не было звезд. Одни трудяги. Мне очень нравился микроклимат, царивший в команде. Только боевым настроем и полной самоотдачей мы и добились положительного результата. Липецкие болельщики тогда в команде души не чаяли, жаль, что позже клуб Суперлигу покинул.

— Переход из коллектива, представляющего Черноземье, в "Северсталь" был вызван желанием решать более серьезное задачи, чем просто бороться за выживание в Суперлиге?

— Конечно, череповецкий клуб гораздо престижнее. Но я бы остался в Липецке, если бы мне помогли с жильем, выделили квартиру. Я ведь женат уже восемь лет. И как кормилец должен думать о быте своей семьи. Жена и так все время мотается со мной по хоккейным городам, как декабристка. В "Северстали" мне предложили хороший контракт. Клуб решает все мои внехоккейные проблемы.

— Почему, на ваш взгляд, череповчане в этом сезоне никак не войдут в группу лидеров? Ведь мощный состав "Северстали", по идее, должен обеспечивать более высокое место, чем балансирование на границе первой восьмерки.

— Нам просто немного не хватает удачи. Руководство требует от команды занять как можно более высокое место. Думаю, нам вполне по силам немного подняться в таблице. Окончательный же итог подведет плей-офф.

— Несмотря на стабильную игру, тренеры сборной России не балуют вас приглашениями.

— Видимо, у них есть другие кандидатуры, более достойные. Я защищал честь страны на одном из Кубков "Балтики". Но на чемпионат мира меня так ни разу и не взяли. Хотя хотелось бы.

МАМА НЕ ДАЛА БРОСИТЬ ХОККЕЙ

— Вашим кумиром в детстве, наверное, был легендарный Владислав Третьяк?

— А кто же еще? Других авторитетов тогда просто не было. Конечно, хотелось походить на него. Я ведь с самых ранних лет мечтал стать именно голкипером. В Нижнем Новгороде во дворе более взрослые ребята ставили меня в ворота. Это стало моим первым испытанием. С ними попал на турнир "Золотая шайба". Там меня заметили и посоветовали записаться в секцию. Через несколько дней проснулся утром и решил, что обязательно стану голкипером. Один, без родителей, отправился на автозавод искать спортшколу. Долго-долго туда добирался. Но добился своего. Было мне тогда семь лет.

— Владислав Третьяк по рекомендации Анатолия Тарасова не расставался с теннисным мячиком, постоянно тренируя кисти и реакцию. У вас есть свои секреты в подготовке?

— С мячом в кармане я, конечно, по улицам не хожу. Просто если чувствую, что мне надо в чем-то прибавить, иду в спортзал и занимаюсь дополнительно. Никому об этом не говорю. Работаю над собой.

— В семье вы стали первым хоккеистом?

— Да. Родители у меня даже не болельщики. Мама до сих пор боится смотреть матчи. Ей все время кажется, что меня там слишком сильно бьют. Но ни разу в жизни ни она, ни отец не сказали, что я зря пошел в хоккей. Помню, в детстве мне сильно досталось на тренировке. Придя домой, в сердцах сказал, что с хоккеем завязываю. Именно мама поддержала меня в тот момент. Сказала, что если уж взялся за дело, то надо идти до конца. Хотя я и сам, конечно, хоккей никогда бы не бросил.

— Отпуск проводите в родном городе?

— Каждый год с женой приезжаем к моим родителям в Нижний. Только там я полностью от всего отключаюсь и чувствую себя абсолютно спокойно. У отца с мамой частный дом, природа, рыбалка. Я как бы возвращаюсь в безмятежную атмосферу детства. Общаюсь с людьми, которые любят меня таким, какой я есть. Отдыхаю душой.

— Виктор, вы поначалу предложили дать интервью по электронной почте. Любите общаться с компьютером?

— Месяц назад я буквально заболел Интернетом. В свободное время не вылезаю с неофициального клубного сайта "Северстали". Общаюсь там с болельщиками. Ребята помогают мне пройти компьютерный ликбез. Высказывают свои мнения о команде. Это интересно и для меня, и для них.


ДОСЛОВНО…

Сергей Михалев, главный тренер "Северстали":

— О вратарях, как и о покойниках, плохо не говорят. Дорога в элиту у Виктора была тернистая. Парню пришлось много потрудиться, чтобы занять место в высшем эшелоне. Ведь Чистову уже скоро 30, а в Суперлиге он всего пять лет. Зарекомендовал себя здорово, когда играл за Липецк. Оттуда и перешел к нам. У череповецкого клуба задачи были высокие. Он с ними справился. Считаю, что как мастер Чистов, безусловно, состоялся. Особо хорошей школы у него нет. Но удачливый, с куражом. Заводной, на одном месте долго не усидит. В команде его окрестили Шумахером. Что касается известности, так вратарь должен сам пробивать себе славу. О голкипере-то как раз можно сказать, что он и один в поле воин. Вот наши Чистов и Соколов могут матч провести блестяще, а потом вдруг "бабочку" пропустить в серьезной встрече. Поэтому и не можем определиться, кто из них номер один. Главное качество классного вратаря — это стабильность. Отбарабанил надежно подряд серию матчей. Тут тебе и почет, и слава, и место в сборной.

Евгений Вещев, врач сборной России:

— Когда хоккеисту ставят диагноз "грыжа межпозвоночных дисков", врач команды сразу хватается за голову — ведь это крайне серьезная травма. Ущемляется межпозвоночный диск, и человек вообще может остаться инвалидом, иногда даже прикованным к постели. Произойти подобное повреждение может в любой момент, как на площадке, так и на тренировке. Причина — от поднятия тяжестей, перенагрузок на позвоночный столб, а на льду чаще всего грыжа может образоваться от внезапного удара со спины, когда пострадавший вслед за этим бьется боком. Если у игрока слабый мышечный корсет, то вероятность получения такой травмы еще более обостряется. Сроки лечения разные — все зависит от того, оперативный случай или тяжелый. Минимальный срок реабилитации — три недели. Иногда он доходит до шести месяцев. Грыжа межпозвоночных дисков — жесточайшая болезнь. Любой удар клюшкой по позвоночнику от того, кто знает о повреждении, может окончательно поставить крест на карьере. Члены сборной Союза до сих пор страдают от последствий грыжи межпозвоночных дисков.