На минувшей неделе МГТУ-"Лужники", за который выступает Руслан Олихвер, заставил всю Европу содрогнуться. В матче Лиги чемпионов москвичи на выезде обыграли грозный итальянский "Сислей" (Тревизо) — 3:1. Специалисты и поклонники волейбола на Апеннинах до сих пор в шоке!

Для разговора по душам самый титулованный российский волейболист 90-х годов Руслан Олихвер пригласил корреспондентов "Советского спорта" к себе в гости. Там нас встретила и приняла самое активное участие в беседе супруга Руслана — хозяйка дома, милая, приветливая и удивительно обаятельная Оксана. Вопросы, естественно, мы задавали Руслану, а его "половина" очень удачно и своеобразно дополняла ответы мужа.

ПОРА КАРЬЕРУ ЗАВЕРШАТЬ

— Говорят, вы окончательно решили завершить выступления за сборную. Когда это произойдет и почему?

— Думаю, действительно пора заканчивать. Я уже готов. Думаю, что в следующем году я завершу свою карьеру в сборной. После Олимпиады я сказал тренерам, что уже достаточно поиграл за Россию, поэтому на Мировой лиге меня не было в заявке, зато пришлось поехать на Европу. Получилось так, что молодой Алексей Кулешов серьезно заболел, позиция нападающего первого темпа оказалась вакантной, и руководство сборной попросило меня помочь.

— Как вы оцениваете результаты сборной в последние годы?

— С какой стороны взглянуть… Если сравнивать Россию с командой СССР, то у нас только одна большая победа — на Кубке мира-99. Но если вспомнить середину 90-х, когда мы то и дело на крупных международных турнирах оказывались за чертой призеров, то после того как сборную в 1998-м возглавил Геннадий Шипулин, мы почти все время в первой тройке. Относительно потенциала игроков многие специалисты с мировым именем говорят, что по подбору людей сильнее нашей команды в мире никого нет.

— Чем же тогда объяснить поражение от югославов в полуфинале Евро-2001?

— Основная причина, на мой взгляд, — это проблема с основным пасующим. Константин Ушаков восстанавливался после операции на колене и не смог поехать на турнир.

— Но ведь на Олимпиаде в Сиднее и Ушаков, и его коллега по амплуа Хамутцких были в строю и полностью здоровы. Кстати, это третьи Игры в вашей карьере. Что они значили для вас?

— Олимпиада — это совершенно особое событие, стоящее отдельно от всего остального. По царящей там атмосфере, по нервному напряжению. Если вы когда-нибудь сдавали экзамен, который имел судьбоносное значение, то вы поймете, что значит Олимпиада для любого спортсмена. На Играх может победить только самая сплоченная, самая дружная команда, ну и, конечно, при наличии мастерства.

— У нас такой команды не было?

— У нас — нет. У Югославии была.

— Что вы вкладываете в понятие "дружная команда"?

— Тяжело это объяснить, надо прочувствовать на себе. (Тяжело вздыхает.) Видимо, нам чего-то недоставало, не хватало все эти последние сезоны.

В разговор вступает Оксана: — Чтобы коллектив из разных людей вдруг состоялся, наверное, нужно такое стечение обстоятельств, какое получилось со сборной Бразилии на победной для них Олимпиаде-92. Во-первых, тогда у южноамериканцев все ребята были молодые, примерно одного возраста, и, по-моему, они были просто близки друг другу по духу. В тот момент на Олимпиаде в Барселоне они вышли на пик взаимопонимания. Собственно, потом они могли друг с другом и не общаться — одни остались друзьями, другие нет. Но вот именно тогда, в Испании, у них был действительно коллектив.

МОМЕНТ ЕДИНЕНИЯ В 1991-М

Руслан: — Со временем все может измениться. На чемпионат мира-94 приехала совсем другая сборная Бразилии: те же игроки, но иной, по сути, коллектив — в итоге лишь 5-е место. В сборной СССР момент единения был в 91-м, когда мы стали первыми на чемпионате Европы и в розыгрыше Кубка мира.

Оксана: — Тогда Юрий Чередник со сломанной рукой все равно поехал на первенство континента. Его взяли в состав делегации потому, что он прошел весь цикл подготовки с командой, стал ее неотъемлемой частью, понимаете? Сборная была настолько сильна и едина физически, эмоционально, морально, что тренеры решили не менять Юру на кого-то другого. Пожертвовали даже тем, что на площадке смогут задействовать на одного игрока меньше. Вот тогда у нас была действительно КОМАНДА.

— Как вы считаете, процесс омоложения нашей сборной идет правильными темпами?

Руслан: — Говорят, молодежи надо доверять больше, но… могу только одно сказать: омоложение не может происходить в одночасье, чтобы вся команда, все шесть игроков встали и ушли. А у нас ряд новичков вдруг в один момент взяли и заиграли. Это же не так просто! Здесь конкуренция, где каждый должен доказать, что достоин сборной.

— Об этом говорит ваш собственный опыт?

— Мне, наверное, немножко повезло, я мало находился на скамейке. В 1989-м меня впервые привлекли в сборную СССР, я поехал на Кубок мира и, естественно, сидел в запасе. А на площадке блистали Шкурихин, Вилде, Сороколет. Опытные, испытанные игроки. Потом наши ребята потянулись за границу, и я смог занять место в составе сборной.

— Долгое время вы были и остаетесь практически незаменимым. Есть кому стать на место Олихвера?

— Думаю, молодой Кулешов из Белгорода - парень, безусловно, талантливый. В России из молодых игроков он самый сильный. Со временем займут прочное место в основе сборной и мои нынешние одноклубники Роман Архипов, Максим Терешин. Максу как диагональному нападающему будет сложнее по той простой причине, что он конкурирует с таким "монстром", как Роман Яковлев. Архипову пока не хватает опыта, ему всего 20 лет, а для пасующего опыт важнее всего.

ДЕТИ - СПОРТСМЕНЫ, РОДИТЕЛИ - КАМЕНЩИКИ

Входная дверь в квартиру Олихверов высоченная. "Мы специально входной проем повыше сделали, чтобы было удобно гостям любого роста", — пояснил Руслан. В квартире с любовью создан импровизированный уголок славы: фотографии, кубки, медали… "Задумка жены", — с гордостью говорит хозяин.

— Ваш уютный дом часто принимает гостей?

— Не очень. Мы ведь въехали сюда только минувшим летом, хотя квартиру купили в 1998 году, когда приняли решение перебраться в Россию. Два года делали ремонт, так что еще полностью не обжились. Но гостям мы всегда рады. Чаще других Ушаковы к нам заглядывают, да еще Вадик Хамутцких, когда на сборы приезжает.

С нынешним капитаном сборной России Константином Ушаковым Олихвер дружит давно. Еще со времен игры в рижском "Радиотехнике" — там они вместе начинали путь к известности. Потом Ушаков перебрался в Москву, долго выступал за ЦСКА, все ждал обещанную квартиру, да так и не дождался. Уехал в Белгород, где сразу получил под жилье деньги. Выдав замуж за Константина двоюродную сестру Оксаны, Олихверы с Ушаковыми еще и породнились, организовав этакий волейбольный мини-клан.

— Оксана, при знакомстве с будущим мужем вас не смущала разница в росте?

— Нет! Знаете, до замужества я жила с родителями в Кунцево, рядом с гребным каналом. У меня почти все кавалеры были спортсменами — под два метра. Рядом с ними мне было настолько комфортно, что другого варианта я себе и не представляла. Кстати, посмотрите на нашу сборную! У всех ребят жены небольшого роста, кроме Ромы Яковлева! А меня все с подачи одного работника федерации вообще "старшей женой" называют, ну вроде как я самая главная. Я ведь во все-все тонкости вникаю, а что касается Руслана, и подавно. Он знает: откуда бы команда ни возвращалась, в любое время суток, на вокзале или в аэропорту я буду его встречать. Бывает, никто никого не встречает, одна только я. Да что там, я даже все его промахи помню.

— Ваши дети спортом занимаются?

— Ой, семья — одни спортсмены! Только дело к вечеру — глядишь, они все по тренировкам разбежались. Сын баскетболом занимается, вернее, только начал. Кристину пытаемся на художественную гимнастику водить. Сначала-то ей очень нравилось, а как начали требовать и заставлять по полной программе — взбрыкнула: не пойду больше, говорит.

— Похоже, характер у дочки мамин?

— Да, наверное. А вот Руслан Русланович весь в отца.

— Сын осознает, что его папа — необычный человек?

— Наполовину. Он как-то и на матчи не очень любит ходить. В детстве я его всегда с собой брала, носился рядом с площадкой с ребятишками. А однажды, в позапрошлом году в Италии, мы с сыном поехали на выездной матч. Помню, весь зал тогда яростно болел против нашего клуба: шум, крик, свист. Игра была жутко напряженной, очко в очко, команда уступала в счете, хотя муж играл очень хорошо. И вдруг Руслан заплакал. Все стали успокаивать его, а он рыдал все сильней и сильней. Во-первых, просто испугался. А во-вторых, он настолько остро и болезненно переживал то поражение, что с тех пор перестал ходить на матчи.

— Мальчик уже освоился в русской школе?

— В общем, да. Правда, с нашим языком дела пока неважные — и букв больше, и правила сложнее, чем в португальском и итальянском. Приходится нанимать преподавателей. В принципе ради детей мы и вернулись в Россию. Сыну уже тяжело переезжать с места на место. Только привыкнет, с ребятами познакомится — опять с места снимаемся, и все по новой.

— Где же ваша родина, Руслан?

— Родители у меня из Белоруссии, по профессии каменщики. Сами когда-то в деревне жили. В Ригу приехали на заработки, да так и остались. Там и я родился, подрос, начал заниматься волейболом. Я тогда еще не представлял, что такое спорт вообще, и волейбол в частности. Сколько мне тогда было лет — десять-одиннадцать… А потом пошли первые серьезные результаты на соревнованиях, я попал в команду мастеров — рижский "Радиотехник". Оттуда, из союзной Латвии, я и уехал за границу. В Риге у нас остались друзья, родственники, раза два в год там бываю. Родители лет шесть как перебрались в Россию, в Подмосковье, поближе к внукам. А где моя родина? Наверное, это все-таки Советский Союз, граница между республиками для меня не существует по сей день.

ПИВНЫЕ КРУЖКИ ОТРАЖАЮТ ГЕОГРАФИЮ

Еще одна достопримечательность дома Олихверов — уникальная коллекция пивных кружек. А начиналось необычное увлечение с кружки, подаренной Руслану родителями. Один из первых иностранных экземпляров Олихвер привез из Атланты, с Олимпиады-96.

— По разным кружкам наверняка можно проследить историю ваших волейбольных странствий…

— Да, здесь со всего мира экспонаты собраны: Бразилия, Чехословакия, Латвия, Скандинавские страны, Австрия, Италия, Америка…

— Вы едва ли не первым из наших мастеров летающего мяча уехали выступать в зарубежный клуб?

— До меня только украинец Саня Шадчин играл за границей. А я рванул за кордон еще в СССР, уезжал из Латвии. Первый год провел в Италии. Команда "Лацио", дебютант высшей лиги, не очень удачно выступала в чемпионате. Но за этот год мы дважды обыграли титулованную "Модену" — дома и в гостях. Я хорошо провел те матчи и приглянулся руководству "Модены".

Оксана: — Помню, когда мы только перебрались в этот город, нам выделили автомобиль с номерными знаками, характерными для Палермо. Когда мы ездили по Модене, прохожие оборачивались нам вслед, когда тормозили около магазина — смотрели на нас круглыми глазами! Сначала мы не понимали, почему такое нездоровое внимание, а затем знакомые растолковали, что нас принимают за мафиози. Модена находится на севере Италии, а южный остров Сицилия, административной столицей которого является Палермо, традиционно воспринимается как оплот итальянской мафии.

— Широкая популярность волейбола в Италии известна. А как с этим обстояло в Бразилии?

Руслан: — Там на тренировках мы каждый день вместо разминки в футбол играли. Вот уж я помучился! Ну нет у меня таланта футболиста!

— Многие говорят об изнурительных тренировках, которые предпочитают бразильские тренеры. Тяжело там?

— Наверное, зависит от команды. Мне попался клуб с серьезными объемами тренировочной работы — "Репорт" из городка Сузано, что в 30 километрах от гигантского Сан-Паулу. Тамошний тренер оказался очень тяжелым человеком, чересчур требовательным. Бывает, выиграем матч — 3:0, а он все равно недоволен. И нет бы спокойно разобраться, а он — в крик. Все на повышенных тонах. Четыре года я с ним пытался общий язык найти, не выдержал, уехал на год в Италию. Потом вернулся в Бразилию, только уже в состав "Васко да Гама".

Оксана: — В принципе нам в Бразилии очень нравилось. Страна экзотическая, необычная. Мы много поездили, посмотрели. Трижды были на карнавале, один раз в Сан-Паулу и два раза в Рио. Правда, сами поучаствовать так и не решились. Карнавал месяц проходит по всей стране, заглядывает даже в самые маленькие города и поселки. Смотреть его по телевизору бессмысленно, атмосферу карнавала надо чувствовать.

НА КОГО ЖЕ НАМ ЕЩЕ СМОТРЕТЬ?

— На ваш взгляд, в какой стране методы подготовки волейболистов на уровне сборной наиболее современны и продуктивны?

— Наверное, самая передовая в этом плане Италия: здесь сильнейший клубный чемпионат, сильная сборная. Дело в том, что итальянцы идут в ногу со временем, а в России многие наши тренеры живут в прошлом, действуют по старинке. Сейчас другая жизнь, которая подчиняется новым правилам, в том числе это касается и волейбола. С введением новых правил в 98-м игра стала намного короче по времени, теперь в течение матча не нужно затрачивать столько сил и энергии, как прежде. Если раньше мы находились на площадке по три часа, то сейчас поединок продолжается максимум часа два, чаще полтора, а порой и того меньше. Кроме того, очень возросла роль подачи. Команде, в которой нет волейболистов, способных произвести мощную атакующую подачу, трудно рассчитывать на успех. В принципе в России этим игровым элементом многие неплохо владеют, но вот парадокс: в сборной никто подавать стабильно не может. Не знаю, с чем это связано. В наших клубах особенных проблем с этим я не замечал.

— Насколько целесообразно еще одно нововведение волейбола — создание амплуа либеро?

— Наверное, лучше поинтересоваться у руководителей Международной федерации — это они придумывают новые правила, кто-то за это еще и деньги получает. Вроде бы стремились повысить зрелищность волейбола, но стал ли он более ярким? Не уверен. Я особого смысла в данном нововведении не вижу.

Оксана: — Сейчас игроки стали менее оснащенными технически. Раньше все умели принимать и подавать, были универсальнее и, значит, более… интеллигентными что ли… Для нападающего первого темпа эти новые правила вообще губительны, такое амплуа просто "на корню срубили": постоял человек у первой линии под сеткой, ушел. Получается, со второй линии он уже не атакует, не принимает, просто иногда перебрасывает мяч. В общем, гуляй себе.

Руслан: — Да, игра в эти моменты немножко теряется: прошел по передней линии вдоль сетки и можешь отдыхать. Посидел — вышел. На мой взгляд, важно постоянно находиться в игре, не терять ее ритма.

— Когда вы готовитесь к блоку, стоя под сеткой, то делаете очень страшные глаза, как у охотника. Как думаете, соперники пугаются вашего взгляда?

Оксана: — Отвечу за мужа. В Италии Руслана называли "Ледяные глаза". Когда Руслан на площадке, он настолько сосредоточен, настолько серьезен, что кажется суровым. Возвращаясь к теме нововведений, скажу, что по своей сути волейбол очень упростился. Если раньше шесть игроков могли нападать постоянно, практически с любой точки, и это было красиво и ярко, то сейчас игра стала более предсказуема. Изменения, принятые вроде бы на пользу волейболу, привели, по нашему мнению, к обратному результату.

— Позвольте задать вам глупый вопрос. Можете ударить по мячу так, чтобы он лопнул?

Руслан: — Не-ет! (Улыбается.) Я ни разу не слышал, чтобы мяч лопнул. А вот больно игроку он сделать может. Бывает, после хорошего удара сбивает принимающего с ног, иногда после мощной атаки попадает по голове, не успеваешь среагировать. Если удар сильный, нужно время, чтобы прийти в себя. Были случаи, когда люди сознание теряли.

— Вы первый сезон в столичном МГТУ, в вашей команде полно молодежи. Чувствуете особое к себе отношение?

— Наверное, оно все же есть. Потому что ребята постоянно за мной наблюдают: и на тренировках, и в игре. Даже "посачковать" не удается! Я говорю: "Ну что вы на меня все время смотрите?" Они отвечают: "А на кого же нам еще смотреть?!"


НАША СПРАВКА

Руслан ОЛИХВЕР

Родился 11 апреля 1969 года. Профессиональный волейболист. Амплуа — центральный блокирующий (нападающий первого темпа). Один из лучших в своем амплуа игроков российского и мирового волейбола. Заслуженный мастер спорта.

Выступал за "Радиотехник" (Рига), бронзовый призер чемпионатов СССР-1989/90, 1990/91. В 1992-2000 гг. играл за зарубежные клубы — в Италии и Бразилии. Чемпион Италии-94/95, обладатель Кубка Италии-93/94, 94/95, победитель европейского Кубка кубков-94/95 в составе "Дайтоны" (Модена), серебряный призер чемпионата Бразилии-96 в составе клуба "Репорт" (Сузано).

Игрок сборных СССР, СНГ и России. Обладатель Кубка мира 1991 и 1999 гг., чемпион Европы-91, чемпион мира среди молодежных команд-89, чемпион Европы среди молодежи-88, серебряный призер Олимпиады-2000, ЧЕ-99, Мировой лиги-93, 98, 2000, бронзовый призер Кубка мира-89, ЧЕ-93, Мировой лиги-96, 97. Признавался лучшим блокирующим на Олимпиаде-92 и в турнире Мировой лиги-92.

Женат, воспитывает сына и дочь. С осени 2001 года выступает за МГТУ-"Лужники" (Москва), участника клубной Лиги чемпионов. Входит в число кандидатов в сборную России на участие в предстоящем чемпионате мира-2002 в Аргентине.