Канун любых Олимпийских игр дает любителям истории и статистики замечательный повод вспомнить ярчайшие события самых престижных спортивных соревнований планеты. Когда же к этому поводу добавляется юбилей великого спортсмена, тянет на аллегории. Тем более что рассказывать предстоит о легендарном спортсмене, двукратном чемпионе Олимпиады 1980 года, великом биатлонисте Анатолии Алябьеве.

ПРИВЫЧКА К ПОДВИГАМ

За прошедшие со времени первых зимних Игр 78 лет победителями Белых Олимпиад становились свыше 2200 человек. Много это или мало? Для кого как. Многие государства (Китай, например), уверен, были бы счастливы иметь хотя бы одного олимпийского чемпиона, да не имеют. Другим повезло больше. Мой коллега, буквоед в лучшем смысле этого слова Сергей Бабыничев недавно посчитал, что обладателей двух золотых олимпийских медалей в мире всего 131 человек, 57 из них мы называем "нашими". Количество двукратных олимпийских чемпионов у нас больше, чем в других странах (в Германии — 24, а еще у 13 стран их меньше десяти), и это, кажется, породило привычку. Наш болельщик порой очень поверхностно задумывается над тем, что значит победить на Олимпиаде. Не хочется читать по этому поводу нравоучений о том, что значит "положить все силы на алтарь победы" и так далее. Заметим лишь, что расхожее мнение о том, что, если бы не было такого-то "нашего" чемпиона, вместо него непременно нашли бы другого, далеко от истины, и к победе каждого из олимпийских чемпионов ведет порой череда случайных совпадений, уникальных качеств спортсмена и индивидуальных черт его характера. Именно в характере Анатолия Алябьева, считают многие его друзья и коллеги, сокрыт секрет его выдающихся достижений.

НЕУЛОВИМЫЙ АЛЯБЬЕВ

Передо мной номер "Советского спорта" за 17 февраля 1980 года. Материал о победе Алябьева в индивидуальной гонке озаглавлен так: "Быстро и без промаха". Прошло больше 20 лет, а профессор Петербургского Военного института физической культуры (ВИФК) Анатолий Николаевич Алябьев по-прежнему мобилен, быстр и неудержим. По крайней мере договориться с ним о встрече сейчас очень и очень непросто. И не потому, что начальник кафедры "Лыжной подготовки и ускоренного передвижения" недолюбливает прессу - вовсе нет. "Советский спорт" Алябьев читает как и 20 лет назад, так и сейчас. Вот только свободного времени у знаменитого биатлониста практически никогда не бывает. Работа в институте и в спортшколе, хлопоты по организации ежегодного "Кубка Алябьева" (официального международного соревнования, входящего в молодежный Кубок мира) - вот и не остается лишних полчаса побыть дома, пообщаться с друзьями.

Первоначальное сожаление сменилось изумлением - сколько все-таки есть у человека знакомых и друзей, говорящих о нем не как о чем-то далеком и минувшем, а как о сегодняшнем дне, наполненном событиями, живом и меняющемся.

Рассказывает Евгений Новиков, тренер:

— Службу в армии Толя начинал в Карелии и там впервые серьезно занялся лыжными гонками. Больших успехов он не добивался, и поэтому, когда единственный в тех местах тренер по биатлону Сергей Богданов убедил его попробовать себя в новом виде спорта, он согласился без долгих уговоров. Год это был 76-77-й, и последовавший затем прогресс был стремительным.

Свои впечатления от первой встречи с Алябьевым я пронес через всю жизнь и храню до сих пор. Заниматься спортом серьезно он начал уже в зрелом возрасте, был тогда уже сложившимся человеком. Серьезный мужской характер, сдержанность и высочайшая работоспособность - качества даже у великих спортсменов встречающиеся нечасто. Биатлон - вид спорта, требующий железной выдержки во время соревнований, и порой это сказывается на поведении биатлонистов. Нужно куда-то выплеснуть эмоции, стресс. Не называя фамилий, скажу — даже среди великих биатлонистов встречаются откровенные хамы. Толя никогда таким не был.

За год до Олимпиады, в 1979 году, в Лейк-Плэсиде проходила предолимпийская неделя. Алябьев ехал туда как лидер, без всяких отборов. Во время спринтерской гонки произошел казус. Заработав на огневом рубеже штрафной круг, он не разобрался в необычной конфигурации стадиона и вместо одного круга пробежал два. Мне как тренеру и техническому делегату на этих соревнованиях следовало ему подсказать, но расстояние между нами было слишком большим - я попросту не докричался. Подобные вещи всегда разбирались очень серьезно, а тут в канун Олимпиады… От руководства сборной я мог бы схлопотать как минимум выговор. Но Алябьев повел себя как мужчина - сам пришел и сказал, что ошибся и что тренеры не виноваты. На следующий день он в отличном стиле выиграл индивидуальную гонку и тем самым снял все претензии.

Также красиво и мощно выступил он через год на Белой Олимпиаде.

НЕИЗВЕСТНАЯ ПОБЕДА

Прогресс Алябьева был неожиданностью для многих соперников. Скрупулезно собирая накануне Игр в Лейк-Плэсиде информацию о новом лидере советской команды, зарубежные журналисты откапывали из его биографии даже малозначительные факты (три года занимался боксом), но так и не смогли понять, за счет чего этот невысокий человек может претендовать на победу. Тем не менее Алябьев выиграл индивидуальную гонку. И выиграл в соперничестве с великими биатлонистами того времени: Франком Ульрихом, Клаусом Зибертом.

После двух огневых рубежей Алябьев выигрывал у Ульриха чуть более 20 секунд, что для индивидуальной гонки - совсем немного, тем более что бежал нынешний тренер сборной Германии значительно быстрее нашего спортсмена. Перед последним огневым рубежом он показывает лучшее время.

"Либо Ульрих, либо Алябьев. Первый по ходу выигрывает у нашего спортсмена 1,55. Безошибочная стрельба, и Ульрих - чемпион. Но немецкий спортсмен допускает ошибку. Очередь Алябьева. Только чистая стрельба дает ему шанс на победу. Не могу сказать, что испытывал Алябьев на четвертом своем огневом рубеже, могу только представить, как ему было трудно. Но он справился".

Приведенные выше слова были опубликованы в "Советском спорте" на следующий день после первой победы Алябьева на XIII Белой Олимпиаде. В той статье не была упомянута одна серьезная особенность той знаменательной гонки. В самый разгар соревнований на стадионе "Ван Ховенберг" погас свет. Перестало работать электронное табло, и спортсмены, тренеры, зрители попросту не знали своих результатов. То, что последний огневой рубеж он прошел чисто, Алябьев узнал лишь спустя 40 минут после финиша. Очевидцы утверждают, что все это время на лице чемпиона не было ни волнения, ничего другого, что могло бы свидетельствовать о том, что он нервничает. Он был уверен в себе.

УМРУ НО ВЫИГРАЮ

Рассказывает четырехкратный олимпийский чемпион Александр Тихонов:

— Свое знакомство с Алябьевым я считаю одной из самых больших удач в жизни. Замечательный человек и прекрасный товарищ, Толя остался моим приятелем и после завершения спортивной карьеры. Чрезвычайно скромный, не слишком заметный в кругу людей, Алябьев становился непреодолимой каменной стеной, когда речь шла об интересах команды. Без Алябьева я бы вряд ли стал четырехкратным олимпийским чемпионом. На свои последние Игры в Лейк-Плэсид я приехал больным. Выступил в спринтерской гонке, где был девятым, и на следующий день свалился с температурой.

Помню, на следующее утро ко мне в номер пришел Володя Аликин. "Иваныч, — говорит, — не знаю, что делать — у меня 38,2". А я лежу в кровати, градусник под мышкой. "Тише, — отвечаю, — сейчас посмотрим, какая у меня температура". Достал градусник, гляжу — 38,9. Сидим, думаем, что теперь делать. Входит Алябьев. Видит — на нас лица нет. Ну, рассказали ему что да как. "Только не говори никому", — просим. Он отвечает: "Мужики, эстафету мы обязательно выиграем. Я на последнем этапе умру, но приду первым". И ведь пришел. Замечу, на календаре было 23 февраля — День Советской Армии. Для нас, военнослужащих, — один из главных праздников. Если бы тогда не выиграли — сами себе бы не простили.

Мы с Толей часто общались и после ухода из большого спорта. Особенно было приятно, когда в мою честь он назвал одного из своих сыновей.

В той эстафете все, как и в индивидуальной гонке, решалось на последнем рубеже. Бежавшие первые этапы Аликин, Тихонов и Барнашов привезли своему лидеру 40 секунд преимущества. Однако немец Эберхард Реш, приняв эстафету от Ульриха, летел как на крыльях, стрелял подобно автомату, и на последнюю стрельбу команды СССР и ГДР пришли одновременно. И в очередной раз сказался алябьевский характер. Когда наш спортсмен "закрыл" последнюю мишень, у немца не выдержали нервы. Последний дополнительный патрон Реш послал мимо цели и отправился на штрафной круг, в то время как Алябьев бежал к триумфальному финишу.

КАПИТАН АРМИИ США ПОБРИЛСЯ НАГОЛО

Алябьева дома удалось застать лишь в воскресенье вечером. При этом, по собственным словам Анатолия Николаевича, домой он еще не вернулся, а заехал ненадолго в компании своего друга Александра Ушакова (двукратного чемпиона мира), собираясь успеть в этот день еще куда-то. Впрочем, звонку из "Советского спорта" он был рад.

— Олимпиаду в Лейк-Плэсиде помню хорошо — такое разве забудешь. Помню напряженную обстановку в команде накануне первой гонки. Мне тогда тренеры говорили, что если пройду без штрафа, то стану чемпионом. Из-за этого условились, что по ходу гонки мне времени никто сообщать не будет. Но "доброжелатели" все равно нашлись, и поэтому последний огневой рубеж мне дался очень нелегко, в первую очередь на уровне психологии. Гонка была очень сложной. Накануне было много прогнозов. Все говорили, что русский, да к тому же военный (все мы тогда были военнослужащими), не должен выиграть в США. Один американский капитан даже прилюдно поклялся, что побреется наголо, если победит биатлонист из СССР. У меня до сих пор хранится американская газета, где этот спорщик сидит на стуле, неподалеку от пьедестала почета, а его приятель орудует машинкой для стрижки волос.

Вспоминаю нервозную обстановку тех Игр. Свое оружие мы носили с собой. После прилета в аэропорту какой-то полицейский стал разглядывать винтовку Аликина, на прикладе которой крупными буквами были написаны его имя и фамилия. На следующее утро газеты вышли с заголовками "Русские везут с собой оружие" и снимками полицейского с ружьем поднятым над головой. Но мы все равно выиграли в двух из трех дисциплин, да еще завоевали серебряную и бронзовую медали.

— Что думаете о нынешней сборной России и ее шансах на грядущей Олимпиаде?

— Александр Тихонов говорит о том, что у нас будут три золотые медали. Если так произойдет - это будет настоящий праздник. Я все же думаю, что, скорее всего, мы победим в двух гонках. Лично я хочу, чтобы одна из этих побед была в мужской эстафете. Верю я и в то, что сумеет победить Павел Ростовцев. За него я всегда болею. Как петербуржец я не могу не переживать за Володю Драчева. Он замечательный спортсмен, но ему не хватает стабильности, которой, кстати, отличались почти все биатлонисты в сборной моего поколения. Болею я и за Мишу Кочкина. Этот молодой спортсмен сейчас стабильно прибавляет и, если будет так же упорно работать, уже скоро добьется успехов.

Что касается женщин, то, положа руку на сердце, скажу — я бы женщинам запретил заниматься биатлоном. Бежать с винтовкой за спиной, падать в мокрый снег — не женское это дело. Я женские гонки даже не смотрю, хотя в Солт-Лейк-Сити буду болеть за девчонок, ведь все это наша команда.

Условившись поговорить 10 минут, мы болтали все 20. Причем разговор шел не на темы славного прошлого, а касался непосредственно сегодняшних дней. Анатолий Николаевич рассказывал о том, как (вот уже 10 лет) проходит в Петербурге Кубок его имени, делал замечания по поводу сегодняшнего состояния биатлона и шансах сборной.

Затем, вдруг спохватившись, он извинился и сказал, что этим вечером непременно должен успеть сделать одно важное дело, и стал прощаться.

Вот так встречает свой юбилей двукратный олимпийский чемпион. Газета "Советский спорт" поздравляет Анатолия Алябьева и желает ему здоровья, счастья и новых побед.


НАША СПРАВКА

АЛЯБЬЕВ АНАТОЛИЙ НИКОЛАЕВИЧ

Родился 12 декабря 1951 года в поселке Низовка Вельского района Архангельской области. Оакончил 8 классов. После окончания педагогического училища в Вологде работал в школе учителем физкультуры.

Спортивную карьеру начал в 1971 году, после призыва на службу в армию. Заслуженный мастер спорта по биатлону. Двукратный олимпийский чемпион 1980 года. Неоднократный призер чемпионатов мира. Кавалер ордена Трудового Красного Знамени. В 1976 году поступил на учебу в школу тренеров при Военном институте физической культуры (ВИФК) в Ленинграде, где в настоящее время работает. Профессор. Начальник кафедры "Лыжной подготовки и ускоренного передвижения". Женат, двое сыновей.