Возвращаясь с мотор-шоу в Эссене, гонщик команды "Уильямс" Ральф Шумахер превысил скорость и недалеко от Кельна попал в аварию. К счастью, пилот не пострадал, хотя три машины получили повреждения. Напомним, что в апреле Шумахер-младший уже имел проблемы с автодорожной инспекцией Австрии, где гонщик в последнее время постоянно проживает. Если Ральф, как он сам заявляет, хочет в ближайшее время побороться за чемпионство, то ему надо быть внимательнее и осторожнее не только на гоночной трассе, но и в обычной жизни, тем более что совсем недавно он стал отцом и теперь отвечает за жизнь и благополучие еще одного человека.

ЧЕРЕЗ АВАРИЮ К ЧЕМПИОНСТВУ

— Ральф, как вы, опытный водитель, могли попасть в аварию?

— Столкновение произошло в дождь. Организаторы эссенской автовыставки предоставили мне новенький БМВ 7-й серии вместе с водителем. Я попросился за руль и в одном из эпизодов, не справившись с управлением, врезался во впереди идущую машину. Та по инерции задела еще один автомобиль, в общем, получился настоящий бутерброд. К счастью, никто не пострадал. После всех полицейских формальностей мы с водителем продолжили нашу поездку на слегка помятой машине.

— Куда вы так спешили?

— Я торопился в мой родной Керпен, где вместе с моим братом Михаэлем мы должны были участвовать в картинговых гонках.

— Михаэль в завершившемся сезоне стал чемпионом мира "Формулы-1". Как вы считаете, первенство-2002 превратится в сражение между его командой "Феррари" с вашим "Уильямсом", или в лице "Макларена" с "Рено" таится также серьезная угроза?

— Я не думаю, что "Рено" вмешается в этот спор, хотя в нескольких гонках они и проделали хорошую работу. Похоже, в этом сезоне вновь будет конкуренция трех команд: главный ориентир для нас - "Феррари", но и о "Макларене" нельзя забывать.

— Как вы провели последние два месяца после окончания последней гонки сезона-2001 в Японии?

— Я провел это время с большой пользой: отдохнул, набрался сил, к тому же мне было необходимо привыкнуть к моему новому статусу главы семейства.

— Что и говорить, изменения у вас значительные. Вы не только женились, но и стали отцом. Какой эффект на вас оказало рождение сына?

— Я знаю, к чему вы клоните, — к известной поговорке, что рождение ребенка прибавляет гонщику секунду на круге. Знаете, в настоящее время я не заметил за собой каких-то изменений в скорости. Если же я почувствую, что что-то со мной не так, то немедленно прекращу гоняться. Да, у меня появился новый смысл жизни, но все-таки гонки "Формулы-1" все еще имеют для меня большое значение.

— В следующем сезоне в чемпионате мира "Формулы-1" будет участвовать еще одна команда. Имеет ли для вас значение, что на стартовой решетке теперь будет 24 автомобиля?

— "Формула-1", безусловно, меняется. Гонщики стали уважительнее относиться друг к другу, и теперь я не сильно напрягаюсь, когда обгоняю "кругового". Если мы хотим остаться в числе лидеров, то проблема "круговых", поверьте, далеко не самая главная. Что касается "Тойоты", то я уверен, что ее ждут тяжелые времена. Но то, каким путем она идет к своей цели, заставляет поверить, что когда-нибудь она будет одной из "топовых" команд, а мы с вами как раз и увидим, сколько им времени для этого потребуется.

"БУДУ РАД ЭТАПУ В МОСКВЕ"

— К концу этого сезона ваш партнер по команде и дебютант "Формулы-1" Хуан-Пабло Монтойя по своим результатам приблизился к вам вплотную. Это беспокоит вас или добавляет вам сил, чтобы улучшить свои результаты?

— Нет. Это не беспокойство. Я буду стараться быть еще быстрее в следующем году, и все мы увидим, насколько я хорош или плох. То, что в команде есть два быстрых гонщика, - факт отрадный, и изменить это уже нельзя. Для пилотов, конечно, это дополнительное напряжение, но конюшня от этого только выигрывает.

— Насколько реалистичен для вас шанс стать чемпионом мира в 2002 году?

— Это будет тяжелое сражение, прежде всего с Хуаном-Пабло Монтойей, поскольку только с ним мы находимся в одинаковых условиях. Если другие команды мы можем где-то обыграть за счет настроек болида, стратегии дозаправок или выбора резины, то в битве между собой никаких поблажек не будет. Я буду стараться выиграть титул лучшего гонщика, но об этом говорить еще слишком рано. Мало ли что может случиться: если кто-то не затормозит вовремя и врежется в твою машину сзади, ты уже ничего поделать не сможешь.

— Сезон-2002 начнется в марте гонкой в Австралии. В прошлом году вы вместе с Жаком Вильневом были участником столкновения, закончившегося гибелью маршала. К новому чемпионату в "Альберт Парке" были произведены изменения, в частности, уменьшены промежутки в ограждении для защиты служителей автодромов. Какие трассы вы бы еще привели в порядок, чтобы подобные трагедии не повторились?

— Это трудный вопрос. У меня нет перед собой подробной схемы каждого из 17 автодромов. Конечно, есть такие трассы, где я бы внес изменения. Одна из них — в Монте-Карло, которая, с одной стороны, очень интересна с точки зрения пилотирования, но с другой — слишком опасна. И здесь, конечно, большие надежды возлагаются на Международную федерацию автоспорта (ФИА), которая прилагает большие усилия в вопросе безопасности соревнований.

— В 2000 году вашим напарником по "Уильямсу" был 20-летний Дженсон Баттон. В 2001-м - за "Заубер" выступал почти столь же юный Кими Райкконен. Как вы относитесь к тому, что "Формула-1" значительно помолодела?

— Все изменяется в этом мире. Одна из причин омоложения "Формулы-1" состоит в том, что гонщики приходят в спорт в более раннем возрасте, чем раньше. Ну и еще немаловажный фактор - юные пилоты значительно дешевле, чем опытные, поэтому боссам команд выгоднее взять юнца за меньшие деньги, вырастить его и продать за большую сумму. Ничего не поделаешь. Это бизнес.

— Что вы скажете насчет попыток привести "Формулу-1" в Москву?

— У меня еще не было возможности поездить по Москве, но я буду рад, если "Гран-при России" все-таки состоится. Новые этапы — это всегда возможность познакомиться с новыми людьми.