На начавшемся в Волгограде судебном процессе по обвинению группы лиц в нанесении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть лейтенанта милиции Романа Горюнова, — сына президента футбольного клуба "Ротор" Владимира Горюнова, возникли осложнения, связанные, прежде всего, с неявкой свидетелей. Что привело к переносу слушания по делу на конец года. Мы решили разузнать подробности этого дела и познакомить вас с ними.

СПАСТИ УДАЛОСЬ ТОЛЬКО ЧЕРНОВА

Дело об убийстве сына президента волгоградского "Ротора", экс-депутата государственной Думы, безусловно, привлекает к себе внимание. Своим зверством, запутанностью и прочим антуражем.

Слишком долго оно уже не дает покоя многим и многим. Правда, был период, когда некоторые уже стали "ставить крест" на "гиблом" деле, думая, что оно так и останется нераскрытым.

По версии следствия 28 июня 1999 года братья Сергей и Андрей Дубовые, а также Леонид Нестерчук вызвали Романа Горюнова и Александра Чернова на "разговор". Ныне обвиняемые считали, что Горюнов и Чернов вмешиваются в их бизнес. В какой последовательности и какое время проходил "разговор" в лесопасадке Дзержинского района Волгограда доподлинно не будет известно, наверное, никогда. Но факт, что Горюнов и Чернов еле живые с множеством переломов и ушибов различной тяжести остались лежать на земле - отрицать невозможно. Их нашли подростки. Врачи, как могли, боролись за жизнь молодых парней, но спасти им удалось лишь Чернова. Однако он из-за полученных повреждений не мог давать показания.

ДУБОВЫЕ ЯВИЛИСЬ В МИЛИЦИЮ ДОБРОВОЛЬНО

Круг подозреваемых, на основании показаний различных свидетелей, достаточно быстро сузился до трех. И совсем скоро три фотографии подозреваемых заняли самые видные места на всех остановках и столбах.

Более года о преступниках, объявленных в федеральный розыск, не было слышно. Именно тогда общественность стала думать о деле, как безнадежном. Кое-кто стал о нем забывать вообще. Но весной 2001 года практически все волгоградские СМИ вновь напомнили об убитом Романе Горюнове. И все по причине того, что находящиеся в розыске по данному делу братья Дубовые добровольно явились в правоохранительные органы. Данное, радостное для милиционеров событие, случилось 7 мая нынешнего года. Однако далеко не все пошло так, как хотелось бы следователям. Младший брат — Андрей (1974 года рождения, высшее образование - окончил Волгоградскую Академию физической культуры, отец двоих детей, ранее не судим), вообще отрицает свое присутствие на месте преступления. Старший - Сергей (1970 года рождения, образование высшее - окончил ту же Академию и аспирантуру и работал над диссертацией, ранее не судим), убеждает, что не выходил из "девятки", на которой приехал с Нестерчуком на встречу с Горюновым и Черновым. Он же заявляет, что Леонид Нестерчук единолично вершил расправу. Когда же он узнал, что один из потерпевших сын президента "Ротора", не удержался и все рассказал младшему брату. И якобы Нестерчук под угрозой смерти велел братьям "свалить" из Волгограда и больше в нем не появляться.

Однако слишком уверенно делают заявления братья Дубовые. Еще более уверенно они все валят на Нестерчука. Уж не сгинул ли навсегда их "коллега" по расследуемому делу?

МАТЬ ВСТАЛА НА ЗАЩИТУ СЫНОВЕЙ

Кроме того, подливает масла в огонь и письмо матери обвиняемых братьев Татьяны Андреевны, которое было опубликовано в одной из местных газет.

"7 мая сего года мои сыновья, — писала Татьяна Андреевна Дубовая, — добровольно явились в правоохранительные органы, зная о том, что находятся в федеральном розыске. Сергей и Андрей имели возможность оставаться вне поля зрения милиции, но сделать этого не захотели. В чем заключалась причина того, что сыновья явились в правоохранительные органы не сразу после событий июня 1999 г., по факту чего было возбуждено уголовное дело, часто именуемое ныне как "дело убийц Горюнова"? Несомненно, боязнь. Но боязнь не правоохранительных органов, а боязнь за свою жизнь. Боязнь не ответственности, а человека, на чьей совести и есть совершение преступления, в котором обвиняются мои дети. Это Нестерчук — знакомый моих сыновей, прежде, чем скрыться после произошедшего, недвусмысленно дал понять им, что те, зная об именно его виновности в избиении Горюнова и Чернова, должны исчезнуть. В противном случае они будут в буквальном смысле уничтожены именно им, Нестерчуком. Он опасался того, что правоохранительные органы "выйдут" рано или поздно на Сергея и Андрея, и сыновья могут рассказать о причастности к преступлению исключительно Нестерчука. После угроз, в том числе расправы с семьями моих детей, Сергей и Андрей были вынуждены покинуть места, где они жили, а впоследствии и город, поскольку знали, что обещанная расправа со стороны Нестерчука может последовать многим ранее, чем он сам угодит в милицию. Лишь после того, как сыновья уверовали в реальность того, что Нестерчук пропал без вести и опасность миновала, Сергей и Андрей приняли решение о явке в милицию, зная, что немедленно будут заключены под стражу. На что они рассчитывали? На объективность, непредвзятость следственных органов? Сергея под пытками электротоком заставили оговорить себя в том, что он не только присутствовал при избиении Нестерчуком Горюнова и Чернова, но и сам наносил удары. В течение нескольких дней, когда Сергей и Андрей находились в ИВС ГУВД области, адвокатам, с которыми я заключила соглашение на защиту моих детей, чинились препятствия в законных встречах с сыновьями. Неоднократные обращения в инстанции прокуратуры РФ, Волгоградской области и ГУВД области по фактам применения пыток, незаконного содержания в ИВС и недопущения защитников порождали формальные отписки. Но в настоящее время обжалование данных нарушений продолжается. Я знаю, что конфликт потерпевших с Нестерчуком возник на почве торговли наркотиками. По слухам мне известно, что Горюнов занимался наркотическими средствами, из-за чего и произошел конфликт, приведший к его избиению, однако мои дети никаких связей ни с Горюновым, ни с Черновым не имели, наркотики не употребляли и их не распространяли.

Указанные нарушения прав моих детей как обвиняемых по делу выглядят, как острое желание прокуратуры Волгоградской области скорейшим образом завершить расследование без объективной проверки правдивости их показаний и приложения усилий к розыску именно Нестерчука или сведений о его исключительной роли в избиении Горюнова и Чернова…

…На мой взгляд, и официальные заявления Горюнова В.Д. о выплате 50-тысячного вознаграждения в долларах США, возможно, могут объяснить и признаки "заказанности" дела, и явное желание видеть в лице моих детей виновных по делу. Чем еще объяснить такой ажиотаж вокруг этого дела, когда мои дети явились в милицию добровольно, желая видеть, в конце концов, истину? Ведь в Волгограде, уверена, совершались и совершаются, оставаясь не раскрытыми, и гораздо более тяжкие преступления, однако не имеющие подобного резонанса. Я действительно боюсь за судьбу моих детей. В этом деле явно "приложили руку" сильные мира сего".

ГОРЮНОВ УТВЕРЖДАЕТ, ЧТО НЕ АКТИВИЗИРОВАЛ ДЕЛО

Однако президент "Ротора" и отец погибшего лейтенанта милиции уже не раз заявлял, что он не принимал участия в "активизации" данного дела. "Когда случилась эта страшная беда, я был депутатом Госдумы, мои полномочия продолжались еще полгода, — говорил Владимир Горюнов. - И тогда никакого запроса я не делал. Все произошло проще простого. Среди коллег-депутатов у меня было полно друзей. О трагедии узнал лидер аграриев Харитонов, он и проявил инициативу. В кулуарах не шептались. Требование провести расследование должным образом, а не так, как всегда, спустить на тормозах, озвучивалось даже на пленарном заседании. В присутствии Генерального прокурора РФ и министра МВД России. Депутаты обратились и к спикеру Селезневу лично. Кстати, в более тщательном расследовании и привлечении виновных к ответственности я ничего плохого не вижу".


КСТАТИ

Свет на дело мог бы пролить потерпевший Александр Чернов, но, к сожалению, это невозможно. После полученных травм у Чернова ретроградная амнезия, и он совершенно ничего не помнит. Медики делали все возможное, испробовали все средства для возвращения памяти свидетелю и пострадавшему. Поговаривают, что был использован даже гипноз, но все безрезультатно. По понятным причинам в суд Александр Чернов не является, за него это делает его представитель.