Нынешнее поколение отечественных ветеранов футбола хотя и отошло от активной спортивной жизни, все же периодически появляется в поле зрения своих болельщиков. А вот другие люди, сделавшие не меньше для развития российского футбола, зачастую оказываются незаслуженно забытыми. Речь идет о футбольных арбитрах. Между тем они — люди не менее колоритные, и в их футбольной карьере случалась масса забавных, а зачастую и напряженных случаев. Сегодня в нашей галерее Валерий Баскаков, Валентин Липатов и Марк Рафалов. Учитывая особенности судейской профессии, мы решили задать им два анкетных вопроса.

1. Какие эпизоды вы можете назвать самыми памятными в своей карьере?

2. Были ли случаи, когда представители команд, недовольных судейством, покушались на вашу жизнь?

КИПИАНИ ИЗВИНИЛСЯ ПЕРЕД БАСКАКОВЫМ ЗА МОРДОБОЙ

— Самый интересный эпизод в моей карьере произошел во время матча тбилисского "Динамо" и питерского "Зенита", — рассказывает судья всесоюзной категории Валерий Баскаков. — Игра проходила в столице Грузии в 1978 году, присутствовало на ней 95 тысяч зрителей. И я всего лишь второй год судил соревнования высшей лиги. Отмечу, что в те годы как раз молодых арбитров любили посылать именно в Баку, Ереван, Тбилиси, Алма-Ату, Ташкент, то есть в так называемые "горячие точки". Вы не представляете, что это такое. Такие 90 минут, как мне казалось, уносили с собой полжизни. И вот во время того матча я назначаю штрафной в сторону ворот "Зенита". Игрок питерцев Булавин отбрасывает мяч сопернику и случайно попадает в него. Грузин падает и начинает симулировать сильную боль. Тут подбегает Давид Кипиани и сильным ударом отправляет Булавина в нокаут. Начинается потасовка: команда на команду. Что делать? Я со всего размаху влетаю в эту кучу, хватаю Кипиани и отвожу его в сторону. Затем предъявляю ему красную карточку. Весь стадион в этот момент скандирует нелицеприятные лозунги обо мне. Булавина уносят с поля, но через несколько минут он возвращается с забинтованной головой. Когда он вышел на поле, я дал ему желтую карточку и стадион сразу затих. После матча я прошел контрольное взвешивание, и выяснилось, что я потерял четыре с половиной килограмма. После матча тренеры, которые в то время выставляли оценки арбитру матча, поставили мне максимальную оценку — 5 баллов. И тут произошло нечто шокирующее. Микрофон взял Давид Кипиани и на всю страну в своей речи попросил прощения у тренеров и судей этого поединка. С тех пор до недавнего времени, когда он трагически погиб, мы дружили с ним семьями.

— Покушений на мое здоровье никогда не было. Возможно, потому, что, будучи арбитром, я был очень отчаянным человеком — смелым, подвижным и не терпящим никаких нареканий со стороны игроков. Когда я видел очень грубое нарушение, то на всех парах бежал к провинившемуся игроку и нарочно не останавливался вовремя, сбивая его с ног. Со стороны это выглядело так, что я просто не смог затормозить перед ним. Но игроки понимали меня правильно и старались больше не нарушать правила. Конечно, были какие-то угрозы в мой адрес, но никакого физического воздействия, повторюсь, не было.

ЛИПАТОВА "ПОЩАДИЛИ" ИЗ-ЗА АНГИНЫ

— Эпизод, который запомнился мне больше всего, произошел не в финалах Кубка СССР и не в решающих играх чемпионата страны, — вспоминает арбитр международной и всесоюзной категории Валентин Липатов. — Самым памятным матчем для меня стала игра "Пахтакора" с "Зарей" в Ташкенте. Я знал, что в составе ташкентской команды есть один не в меру говорливый игрок — Михаил Федоров. Поэтому в день перед поединком я подошел к администратору "Пахтакора" и попросил его сказать Федорову, чтобы тот поменьше разговаривал с арбитром: дескать, у меня ангина и я не могу повышать голос. И вот игра началась. В одном из спорных эпизодов я ошибся и дал неверный штрафной в центре поля. Стою и вдруг вижу, как ко мне с отчаянным возгласом подбегает Миша: "Товарищ судья, как же так?!" — "Михаил, — строго говорю я, — разве администратор команды перед игрой ничего тебе не говорил?" На его лице застыла улыбка, которую я запомнил на всю жизнь… Ведь через два дня команда "Пахтакор" разбилась во время авиаперелета.

Еще один случай произошел опять-таки во время матча "Пахтакора" под руководством Бориса Аркадьева и тбилисского "Динамо" во главе с Михаилом Якушиным. В одном из моментов матча я назначил штрафной в сторону ворот грузинского клуба. Пока устанавливал стенку, один футболист — его фамилия была Абдураимов — нанес удар по мячу. Но я этого момента не видел. Поворачиваюсь, смотрю — мяч в воротах. Делать нечего, гол я засчитал. После игры в судейскую зашли представители команд, сели за стол и начали обсуждать поединок. Якушин спросил меня строгим тоном: "Когда нам гол забивали, ты стенку отодвигал?" (Надо сказать, я попал в глупейшее положение. Ведь в это время я еще не знал, что по правилам арбитр не имеет права отводить игроков, стоящих в стенке, за руку до того места, где им положено находиться в соответствии с футбольным законом.) "Да, отодвигал", — говорю я. Реакция Якушина меня поразила: "Ну и правильно сделал. А этим м…кам надо было за мячом смотреть, а не рот разевать!!!"

— Могу сказать про себя, что по ходу моей карьеры я никогда не подвергался физическому воздействию и мне даже как-то не по себе думать о том, что в нынешние времена это является само собой разумеющимся явлением.

РАФАЛОВА ПОПРОСИЛИ ВЫНУТЬ ИЗ КАРМАНА ПОМИДОРЫ

— Один из памятных эпизодов в моей карьере носил комический оттенок, — рассказывает арбитр всесоюзной категории, обладатель звания "Почетный судья по спорту" Марк Рафалов. — Матч проходил в Ростове-на-Дону в самый разгар лета. Была страшная жара — более 30 градусов. В таких условиях тяжело не только журналистам, но и судьям. А я как раз был главным арбитром этого матча. Мне приходилось постоянно, когда мяч покидал предел поля, вытирать пот платком, который я носил с собой в руке. Платок был больших размеров, и я, после того как в очередной раз им воспользовался, решил положить его в карман. Вдруг я услышал зычный голос с трибуны: "Судья, вытащи помидоры из кармана!" Я был довольно строгим судьей, но тут меня самого разобрал смех. И мне пришлось приложить недюжинные усилия, чтобы вернуть себя в нормальный игровой тонус.

Ну а самым памятным матчем в моей судейской карьере стала скандальная игра между ереванским "Спартаком" и питерским "Зенитом", которая проходила в Армении в 1962 году. По ходу матча возникло очень много спорных эпизодов, и зрители на протяжении всей игры выражали бурное негодование. После матча множество армян устремились к судейской бригаде. Мы спрятались в подтрибунном помещении и не могли уехать из города целых четыре часа. Ереванцы жгли машины и вели себя просто по-хулигански. Нам на защиту было выделено четыре полка солдат. Тренер "Спартака" Анатолий Акимов зашел в судейскую и сказал: "Извините, меня заставили написать протест". Вот так болели в то время в Ереване. После этого инцидента, естественно, руководителей армянской федерации футбола ждало наказание. А ленинградцы отправили в коллегию судей телеграмму, где называли поступок арбитров героическим.

— В наши времена было трудно даже представить, чтобы физическое воздействие на судью пытался оказать кто-то из представителей команд. Да, словесных угроз было много, особенно когда я судил матчи в кавказских регионах. Но до рукоприкладства дело не доходило. Наоборот, раньше представители команд собирались вместе с арбитрами в ресторанах, могли пообщаться, даже выпить вместе. Все сидели за одним столом, как друзья. Помню, как в ресторане собрались члены клубов киевского "Динамо" и бакинского "Нефтчи" — настолько непримиримых соперников, что и представить трудно. Увы, сейчас нет ничего подобного.

Продолжение темы
в следующих номерах "СС-Футбол".



НАША СПРАВКА

Марк Михайлович Рафалов. Женат с 1980 года. Детей нет. Судья всесоюзной категории с 1974 года. Обладатель звания "Почетный судья по спорту", которого удостоились лишь 93 из 481 арбитра всесоюзной категории и которое ныне упразднено. Профессия: инженер-механик. Заместитель главного инженера института машиностроения; журналист (первая публикация в "Советском спорте" в 1955 году).

Липатов Валентин Григорьевич. Родился 29 января 1932 года. Женат с 1965 г., сыну 34 года, внуку — 8 месяцев. Год вступления в коллегию судей — 1964; первый матч в высшей лиге — 1966 г. Преподаватель по физической культуре и спорту.

Баскаков Валерий Георгиевич. Родился 12 августа 1937 года. Женат, от первого брака (1959 год) два сына, от второго (1972 г.) — две дочери. Имеет 10 внуков.

В судейскую коллегию вступил в 1968 году. По профессии инженер-строитель, окончил МГАФК по специальности "тренер по физической культуре".


ЛЮБОПЫТНО

"ВЗЯТКОЙ" БЫЛА БУТЫЛКА ГОРИЛКИ

— В старые времена очень трудно было найти какой-то деликатес, — говорит Баскаков. — Например, по приезде в Киев мне на перроне давали квитанцию с клубной печатью. Я шел на Крещатик и входил в известный гастроном с черного входа, предъявлял бумажку, и только тогда мне за мои же деньги продавали знаменитый киевский торт и горилку, которую невозможно было купить будучи обычным гражданином. Кроме того, в поезде несколько раз не брали плату за купе (тариф равнялся 10 рублям 50 копейкам). Но ни первый, ни второй случай, естественно, не расценивались как взятка: я судил матч, не помня о тех маленьких "льготах", которые мне были предоставлены представителями местных клубов.