502 Bad Gateway


nginx

На Олимпиаде-2000 в Сиднее капитаном российской женской баскетбольной сборной была Ирина Рутковская. К этому времени она уже прервала отношения с чемпионом страны четырех последних лет московским "Динамо" и следующий сезон провела в турецком "Галатасарае". А перед началом нынешнего Ирина решила вернуться в Россию и стала выступать в составе новичка суперлиги клуба "Балтийская Звезда" (Санкт-Петербург). После двух побед в столице над СКИФом дебютанты имеют положительный баланс побед и поражений, а по набранным очкам (правда, благодаря большему количеству проведенных матчей) даже вышли на первое место в турнирной таблице дивизиона "Запад".

Рутковская — одна из последних легенд не только питерского, но и российского баскетбола. Она блистала еще в начале 90-х, когда "Электросила" выигрывала золотые медали чемпионата СССР. Да и в сборной страны была не на последних ролях. Но затем питерский женский баскетбол только и делал, что боролся за свое выживание, поэтому талант Рутковской здесь не могли оценить по достоинству. Правда, был период, когда муж баскетболистки Леонид Рутковский содержал в Питере команду "Форс-мажор". И именно с этого момента в жизни спортсменки стали возникать сплошные форс-мажорные обстоятельства...

— До встречи с Леонидом у меня был роман с известным баскетболистом Сергеем Ивановым, — рассказывает Ира. - Все считали, что мы вот-вот поженимся, но… не срослось. Сергей встретил другую женщину, у них родился ребенок. Для меня это был удар. Потом возник Леонид. Человек интересный, ко мне поначалу относился с трепетом. Но, видно, я в нем плохо разобралась, иначе бы остановилась. Проблемы начались, когда он создал "Форс-мажор". Наша квартира превратилась в офис - постоянные разборки с людьми… Леня стал грубить, ревновал. Пытался даже Сергею надавать по голове. Я не смогла это принять и быстро поняла - надо расходиться. При этом я его не боялась, потому что спортсменка и привыкла бороться.

— Потом у мужа появились проблемы в бизнесе, и в клубе начались перебои с зарплатой. Наверное, в команде на вас стали смотреть косо?

— Девчонки прекрасно знали, что я также ничего не получаю. Они верили мне, потому что я действительно их никогда не обманывала. Если сама видела деньги, только тогда говорила, что зарплата будет.

— Слышал, вы судились с Леонидом из-за сына?

— Мальчик долгое время жил с отцом, но с сентября наконец-то переехал ко мне. Но судиться с бывшим мужем продолжаю.

— Сын баскетболом не интересуется?

— К игровым видам спорта парень абсолютно равнодушен. Четвертый год ходит на у-шу, учится во втором классе. Конечно, мы его задергали, но сейчас уже все в прошлом. Я создала новую семью.

— Вы играли во многих клубах. Были даже в Бразилии...

— Нет, в Бразилию я съездила только на просмотр. Но поняла, что это не для меня. Тамошний баскетбол очень тяжел с физической точки зрения. Тяжелее даже, чем в НБА. Для них тренажерный зал — как "Отче наш..." С другой стороны, у них жизнь — это самба. И играют они, словно продолжают танцевать самбу. Интересно...

— Получается, в НБА играть легче. Почему же тогда там не закрепились?

— Когда пришел вызов из клуба женской НБА "Сакраменто Монархс", у меня болела мама. Вскоре она умерла. А потом был тяжелый сезон в сборной...

— Говорят, вы человек довольно покладистый, но в лучшем клубе страны, московском "Динамо", не ужились...

— Не сработались мы с главным тренером команды - Татьяной Николаевной Овечкиной. Почему? Может быть, потому, что она женщина. А вообще мне показалось, что она слишком пристально интересовалась нашей личной жизнью. Считала, что должна контролировать все. Если к ее советам не прислушивались, то это переносилось на площадку. А потом я еще Москву не очень люблю. Там такие отношения... И по головам пройти запросто могут.

— По какой причине вас не стали привлекать в состав сборной России на чемпионат Европы-2001 во Франции?

— Нынешний наставник сборной Вадим Павлович Капранов заявил, что я для его команды не подхожу. Но силы-то еще есть, так что сборной могу помочь. С другой стороны, пора уже давать дорогу молодым.

— Вы наконец-то вернулись в Питер. Почему не в "Волну", а в "Балтийскую звезду"?

— Я привыкла играть в более быстрый баскетбол. Так что "Балтийская звезда" по игровому стилю мне больше подходит. Что касается репутации наставника "Волны" Станислава Яковлевича Гельчинского, то я, конечно, слышала, как он матом девчонок кроет. Предпочитаю спокойный разговор с тренером. В этом смысле самым молчаливым был покойный наставник "Форс-мажора" Евгений Кожевников. Ему достаточно было сказать только одну фразу, и все его сразу понимали.