НАШИ - ФУНКЦИОНЕРЫ 0:3

Ледовое шоу в Ярославле открылось матчем "журналисты против руководителей". "Советский спорт" был представлен двумя яркими форвардами Виталием Славиным и Геннадием Набатовым и защитником-тафгаем Александром Матвеевым. Команды сыграли два периода по пятнадцать минут грязного времени.

Когда команды вышли на площадку, бросилось в глаза, что Славин, единственный из всех участников надел желтый шлем, как бы показывающий всем присутствующим, кто здесь лидер. Сделав нужные выводы, аппаратчики поставили против наших свое сильнейшее звено, ведомое опытнейшим Федором Канарейкиным и легендарным Александром Якушевым. Сдерживать же бравых форвардов "Советского спорта" наставник функционеров заслуженный тренер СССР Анатолий Кострюков поручил самому президенту ФХР Александру Стеблину. Забегая вперед, скажу, что свой микроматч тройка "С.С." завершила вничью — 0:0, хотя могла и выиграть.

Встреча напоминала матч из Суперсерии-72. Однако удача улыбнулась сборной ФХР-ПХЛ. На пятой минуте матча после ошибки в своей зоне комментатора НТВ+ Сергея Крабу счет открыл Игорь Тузик.

Затем, воспользовавшись тем, что трио "Советского спорта" отдыхало, защиту "писателей" протаранил бывалый Канарейкин. Его бросок голкипер парировал, но вездесущий Якушев был точен на добивании. Пришла пора сказать свое слово нашему тафгаю. Разъяренный бильд-редактор "С.С." Матвеев пулей вылетел на лед и тут же грамотно в центре площадки поймал на корпус именитого Владимира Репнева, в свое время не без успеха защищавшего цвета "Крыльев Советов". А чуть позднее смачно припечатал к борту руководителя комплексной научной группы ФХР Анатолия Букатина. Соперники были явно ошарашены таким обращением. Впоследствии при появлении Александра на площадке их хитроумные атаки рушились, как карточный домик.

Воодушевленный коллегой бросился в бой и Геннадий Набатов, отобрав шайбу у своего босса Александра Стеблина. Последний не потерпел такого наглого нарушения субординации и откровенно сфолил. Судья удалил грубияна, который, впрочем, никак не хотел садиться на скамью штрафников без своего пресс-атташе, убеждая арбитра, что Набатов симулировал. Удаление президента ФХР пользы пишущей братии не принесло. Генеральный директор "Кузни" Александр Филиппенко с лайнсменом Игорем Химичем провели острую контратаку, увенчавшуюся голом. Какая боль! Уже 0:3.

Журналисты кинулись отыгрываться, взвинтив темп до предела своих непознанных возможностей. В действиях же руководителей появилась самоуспокоенность. Набатов, Четвериков и Толмачев трижды выходили один на один с вратарем. Но опытный Журков каким-то чудом устоял. Кстати, непонятно, как комиссия по допуску разрешила ему защищать ворота команды ФХР-ПХЛ, ведь Журков был представлен как работник спорткомитета Москвы. Выходит - подставка!

К сожалению, дружеская атмосфера матча была омрачена безобразной кровавой дракой. Игорь Тузик швырнул на лед комментатора ТВЦ Дмитрия Федорова, и их единоборство надолго перешло в партер. Досталось от вице-президента ФХР и судье, который пытался их разнять. Мощным ударом арбитр также был сбит с ног. Надо сказать, что Федоров взял на себя в сборной СМИ функции "полицейского" в последний момент, заменив выбывшего по семейным обстоятельствам Александра Корчагина, заместителя главного редактора "Советского спорта" и КМС по боксу. При его участии и этот эпизод, и весь матч могли иметь другой финал.

— Нашей команде не хватило нескольких тренировок, - заявил после игры Валерий Гущин, генеральный менеджер сборной журналистов и ХК ЦСКА. - Хорошо было бы сразу нейтрализовать Канарейкина и Филиппенко. Думаю, что более справедливым был бы счет 3:3.

— Все равно мы лучшие, - не унывал удалой форвард Виталий Славин. - Концовка была за нами. Если бы мы играли три периода по 20 минут чистого времени, то смогли бы изменить результат. Надо подать в федерацию протест или хотя бы провести матч-реванш с нормальными периодами.

— Против меня действовали очень грязно, - ругал соперников лучший защитник матча Александр Матвеев. - Не желая сойтись со мной в честном бою, противники постоянно цепляли меня клюшкой за трусы, обзывали нехорошими словами.