Защитника сборной России и екатеринбургского ВИЗа Дениса Агафонова не первый год безуспешно зовут к себе московские клубы. Если он в конце концов примет одно из таких предложений, то вряд ли кто в его нынешней команде отнесется к этому по принципу "незаменимых у нас нет". Во всяком случае сегодня в России найдется очень мало игроков, которые значили бы для своего коллектива столько же, сколько Агафонов для ВИЗа.

— Денис, зачастую футболисты после нескольких лет выступления за одну команду пресыщаются царящей в ней атмосферой и стремятся сменить обстановку. А вы в ВИЗе играете довольно долго…

— Как посмотреть. В этом клубе я выиграл бронзовые медали чемпионата России еще в 1995 году. Однако в ВИЗе я, если считать с того момента и до сегодняшнего дня, находился не постоянно. Два сезона мне пришлось провести в екатеринбургской команде "Уралмаш", теперь не существующей. Так что обстановку я уже менял и покидать родной коллектив исключительно ради этого пока не вижу надобности. Другое дело, что минувшим летом у меня были планы перейти в "Дину", поскольку там игроки имеют больше перспектив для профессионального роста. Все-таки эта команда чаще остальных участвует в международных матчах на высшем уровне. Переход мой сорвался из-за недоразумения. С руководителями "Дины" была достигнута предварительная договоренность, и я долго ждал их звонка. Позвонили они аккуратно на следующий день после того, как я, решив, что больше "диновцев" не интересую, продлил контракт с ВИЗом.

— То есть, если я правильно понял, вами движут прежде всего не финансовые, а спортивные мотивы. В противном случае вы, вероятно, много лет назад не ушли бы из большого футбола, где зарплата игроков в командах первой лиги выше, чем у мини-футбольных "звезд"?

— Я вообще считаю, что люди заканчиваются как спортсмены, когда начинают ставить во главу угла деньги. Человек должен искать сферу, в которой мог бы проявить себя, а не оставаться заурядностью, пусть и за приличное вознаграждение. И раз я сумел кое-чего достичь в мини-футболе, то зачем переживать по поводу упущенных возможностей?

— Там были именно упущенные возможности?

— Да, причем вины моей в том нет. Так получилось, что в 17 лет я серьезно и, главное, не вовремя переболел гепатитом. Это был год выпуска из спортшколы. Мои сверстники разошлись по командам, а я в таком состоянии оказался никому не нужен. В тот момент моему отцу, известному тренеру Николаю Агафонову, и подоспело предложение возглавить мини-футбольный клуб ВИЗ, и я пошел вслед за ним.

— Вы вряд ли считаете мини-футбол спортом неудачников. Можно ли сказать, что по своим игровым качествам вы больше подходили для этой игры?

— Разумеется, спортом неудачников я эту игру не считаю и, более того, глубоко убежден, что мало кто из мастеров классического футбола проявит себя должным образом на маленькой площадке. Здесь в самом деле нужно обладать специфическими умениями, в первую очередь техникой. В моем случае, правда, камнем преткновения стала физиология. После гепатита мне стало гораздо тяжелее переносить нагрузки, связанные с длинными рывками. А без них на большом поле делать нечего. Зато с короткими рывками, характерными скорее для мини-футбола, я справляюсь куда легче.

— В вашей мини-футбольной карьере какой этап был важнейшим: когда вы, будучи совсем молодым, под руководством отца играли в ВИЗе и "Уралмаше" или когда в 1998 году вернулись в свою первую команду и зарекомендовали себя в ней безусловным лидером?

— Не знаю насчет важнейшего этапа, но ключевым моментом было приглашение в сборную. Произошло данное событие еще в годы выступления за "Уралмаш". Попал я тогда, правда, не в первую команду страны, а, кажется, в молодежную, но это значения не имеет. Все, кто оказывается в главной сборной, обязательно проходят через низшие ступени. Что касается моего отца, то он был и остается для меня самым главным и наиболее требовательным наставником, хотя сейчас формально мной руководят другие тренеры.

— Вашу роль в ВИЗе можно сравнить с той, что была у Лоренте в сборной Испании на чемпионате Европы в 1999 году. Вы с ним защитники по амплуа, но вам, так же, как и ему, приходится вытягивать на себе еще и атакующую игру.

— Лоренте уникален, и проводить с ним параллели нескромно. Сравнили бы меня тогда с Шумахером, который тоже, хотя и является номинальным игроком обороны, постоянно идет в обыгрыш в сборной Бразилии. В ВИЗе я давно привык к бремени лидера, и для меня не составляет труда брать игру на себя.

— Но в сборной страны вы действуете иначе?

— Конечно, ведь там более ровный подбор исполнителей и с ними можно чаще делиться мячом. Вероятно, это идет в ущерб индивидуальной игре, но раз так надо в интересах сборной, то я готов подстроиться под ее требования.

— Насколько разнится стиль вашего нынешнего клуба и сборной?

— Я не думаю, что мы такие однобокие и у нас нет в игре ничего, кроме эмоций. Большинство матчей клуб проводит в комбинационной манере. Другой вопрос, почему не всегда удается ей следовать. Скажем, матчи против московских команд в текущем сезоне пришлись на определенный спад нашей формы.

— Столичным клубам ВИЗ тем не менее уступает. Раз уж вы остались в этом коллективе, то, наверное, рассчитываете сломать такую тенденцию?

— Если бы не рассчитывал, то давно ушел бы отсюда. У нас есть хорошие шансы чаще побеждать "Дину" со "Спартаком", и я для этого приложу все усилия. Поверьте, мы не испытываем робости перед этими командами. Наоборот, как мне кажется, на нашей стороне даже некоторое психологическое преимущество. Соперникам надо оберегать свои титулы, а мне с моими партнерами как будто терять нечего. Так что пусть лучше москвичи нас боятся.