Через полтора часа после объявления мною в Нью-Йорке полного состава российской сборной, которая выступит в Солт-Лейк-Сити, я решил объяснить российским болельщикам, специалистам и журналистам, чего надо ждать от Олимпиады и почему выбор пал на тех или иных хоккеистов. Для этого был специально организован прямой радиомост из российского консульства в Америке.

Принятие окончательного решения по заявке далось нелегко. Последние 48 часов спать практически не приходилось, потому что выбрать лучших среди лучших непросто. Накануне объявления нашего состава у меня состоялись два тяжелых телефонных разговора с Сергеем Брылиным, который играет у меня в "Нью-Джерси", и со Славой Козловым, который долго вместе со мной выходил на лед в "Детройте". Сами понимаете, как непросто было сказать им, что они оказались вне заявки. Но для меня интересы дела превыше всего, именно этим я и руководствовался, когда отбирал этих 22 названных хоккеиста, которые будут биться на льду в Солт-Лейк-Сити. Президент ФХР Александр Стеблин мне давно сказал, что состав — это моя прерогатива, так и получилось.

Из-за дефицита времени состав подбирался с таким учетом, чтобы сочетания между хоккеистами были наиграны ранее как на уровне НХЛ, так и в поединках за национальную команду. В общем, я думаю, что мы полностью компенсировали потери и отсутствие тех людей, которые планировались изначально, но по каким-то причинам отказались. Теперь нам предстоит большая работа по просмотру соперников, и она будет не менее сложной, чем та, которая была проведена для определения состава. Предстоит и самая сложная работа по сплочению игроков.

В заявке не оказалось вратаря Евгения Набокова. На фоне того, что некоторые ребята, как, например, Зубов и Житник, отказываются выступать за Россию, этот парень, который является одним из лучших вратарей в хоккее, хочет и мечтает играть. Я борюсь за него и сейчас. При серьезной помощи грамотных адвокатов эту проблему можно решить положительно. Я заручился словом президента ИИХФ Рене Фазеля. Он сказал мне, что если Международный спортивный арбитраж в Лозанне выскажется в нашу пользу, то мы будем иметь возможность дозаявить Набокова. Ведь 22 декабря стало последним днем для заявки профессиональных хоккеистов НХЛ, а всех остальных можно заявлять до последнего момента.

Еще одна приятная новость от Фазеля: наконец нашли золотую медаль Олимпиады-92 для Николая Хабибуллина, и ее вручат перед началом Игр в Солт-Лейк-Сити. Так что спустя десять лет Николай получит свою награду и, надеюсь, будет достаточно мотивирован для того, чтобы получить еще одну.

Не кажется ли мне, что я совершил большую ошибку, призвав в сборную полевых игроков только из НХЛ? Нет. Поймите, я такой же патриот и болею за страну не меньше остальных. Взять кого-то для того, чтобы он здесь просто был, мы не имели права. Поверьте, мы сделали все возможное, чтобы собрать лучших из лучших. Я не хотел никого обидеть. Мы следили за всеми и советовались со многими специалистами, скаутами, которые работают в России, но ситуация такова, что наши сильнейшие ребята сейчас за океаном.

В жизни я часто попадал в стрессовые ситуации, в которых надо было выстоять. Поэтому чем ближе Олимпиада, тем увереннее я себя чувствую. Еще раз хочу попросить всех россиян считать эту команду своей, болеть за нее. Это очень важно. Непонятно мне, почему сейчас то и дело слышится, что даже при условии победы на Олимпиаде наш хоккей в целом ничего не выиграет. Это неправильно. Победы приводят мальчишек в хоккейные школы, уводят со двора и влекут на ледовую площадку. Так что успешное выступление сборной должно поднять волну популярности хоккея в России.