Едва ли не главный вопрос предстоящих зимних Игр в Солт-Лейк-Сити звучит так: кто из двух российских фигуристов — Алексей Ягудин или Евгений Плющенко — выиграет соревнования в мужском одиночном катании? Ответить на него мы попросили олимпийского чемпиона-94 Алексея Урманова. Кто, как не воспитанник прославленного тренера Алексея Мишина, к тому же сам прошедший горнило Игр, может дать самый точный прогноз.

ПОМОЩЬ БЛИЗНЕЦОВ

— А как вы относитесь к мнению, что Урманов просто не смог как следует "продать" титул олимпийского чемпиона, завоеванный на Играх в Лиллехаммере?

— В то время фигуристы не имели таких возможностей для самореализации, как сейчас. Уход в профессионалы был еще достаточно редким явлением, после Олимпиады-94 это сделала одна Оксана Баюл. К тому же мне было только двадцать лет, и я не собирался покидать любительский спорт. Увы, тяжелая травма не позволила мне защитить свой титул в Нагано. В итоге концовка карьеры получилась смазанной.

— Помимо участия в коммерческих турнирах вы работаете тренером в спортшколе Дворца "Юбилейный". Есть талантливые ученики?

— Сейчас у меня занимается группа из шести человек в возрасте от одиннадцати до тринадцати лет. В этом возрасте очень трудно говорить о какой-то перспективе. Даже в других, более старших категориях бывает так: фигуриста прочат в будущие чемпионы, а он через год-два вообще исчезает с горизонта. Хотя… Одна из моих учениц вполне может достичь больших высот. Недаром я брал ее с собой на соревнования в Ниццу.

— Недавно у вас родились два мальчика-близнеца. Выходит, вам приходится быть педагогом и дома?

— Это только помогает работе. Вообще для меня во всех ситуациях самым важным остается человеческое общение. Определенная дистанция во взаимоотношениях с учениками, конечно, необходима, но если вы говорите с ними на разных языках, успеха не будет.

— В прошлом году ваше "Шоу Алексея Урманова" собрало неплохую прессу. Продолжить карьеру спортивного продюсера не собираетесь?

— Увы, в финансовом плане шоу прогорело. Это тем более печально, что я выступал не только в роли продюсера, но и инвестора — вкладывал в него собственные средства. В принципе, если уж не зарабатывать, то хотя бы выйти "в ноль" при организации таких шоу можно. Но в ближайшие время заниматься этими делами я не собираюсь — слишком много времени уходит на работу с детьми.

ПОВЕДЕНИЕ ЯГУДИНА МЕНЯ УДИВЛЯЕТ

— Недавно Алексей Ягудин заявил, что совсем не думает об Играх. Разве такое возможно?

— Я думаю, это тактический прием.

— О подготовке ученика Татьяны Тарасовой сейчас практически ничего не слышно…

— Меня это тоже немного удивляет. Такая манера поведения Леше несвойственна. Он-то как раз предпочитает шумиху вокруг своего имени. У меня есть две версии на этот счет. Либо Ягудин специально подпускает туману, либо злые языки правы, и у него действительно есть какие-то психологические проблемы.

— А разве сотрудничество Ягудина с известным психологом Загайновым не свидетельствует об этом?

— Это тоже может быть игрой на публику. Хотя по своему опыту могу утверждать: психолог поможет, если только сам спортсмен будет серьезно относиться к этому.

— У вас тоже были трудности такого рода?

— Перед Играми в Лиллехаммере у меня возникли определенные проблемы. Пришлось прибегнуть к помощи специалиста. Мы занимались очень многим: как настроить себя на выступление, о чем думать, а о чем — нет. Надо признать, эти советы действительно помогли мне.

— Что вы можете сказать об олимпийских претензиях Евгения Плющенко? Не слишком ли он затянул с презентацией своей новой произвольной программы?

— В канун Игр спортсмены часто не могут подобрать подходящую музыку для новой композиции. Потом вроде бы найдут что-то, глянь, а уже первые соревнования на носу. Приходится выступать со старой программой. Только начнут разучивать элементы, подберут костюмы, как уже следующие старты наступают. Цейтнот в такой ситуации — дело обычное.