Как известно, первый год олимпийского четырехлетия всегда складывается непросто для представителей любого вида спорта, и гимнастика здесь не исключение. Смена поколений, нехватка денежных средств, новые международные правила привели к тому, что годами копившиеся проблемы оголились до предела. И в этот переходный период президенту Федерации гимнастики России Леониду Аркаеву приходится искать совершенно новые механизмы, чтобы сохранить победные традиции российской гимнастики, то, что всегда входило в понятие "гордость нашего спорта".

РОССИЙСКИЙ ЛАЗАРЕТ В ГЕНТЕ

Несмотря на всю свою загруженность, связанную с подведением итогов уходящего года, Леонид Яковлевич нашел время для общения с корреспондентом "Советского спорта" и ответил на многие вопросы, волнующие поклонников спортивной гимнастики.

— В общем-то год этот, я считаю, прошел у нас не зря, даже несмотря на неудачное выступление на чемпионате мира. Особенно у ребят. Но там, конечно, было просто жутчайшее стечение обстоятельств. Буквально на последней тренировке и даже на опробовании снарядов непосредственно перед самими соревнованиями три человека получили травмы и так от них и не оправились. По сути дела, команда выступала где-то на 30 процентов своих возможностей, не больше.

К сожалению, Женя Подгорный вообще не вышел на помост, а Коля Крюков хотя и выступал, но, по сути дела, с очень серьезной травмой спины. И здесь сказалась уже наша маленькая скамейка запасных — я был вынужден ставить в команду больных людей. Отсюда и результат — 7-е место в командном многоборье и отсутствие призеров в абсолютном первенстве и отдельных видах.

— Но если еще до старта чемпионата мира перспективы наших мужчин на этом форуме расценивались как весьма призрачные, то шансы российских гимнасток обыграть наконец-то румынок были очень высоки. Что же помешало Хоркиной и Ко выиграть командное многоборье?

— У девочек мы в очередной раз упустили победу в командном первенстве. Замолодчикова упала на бревне, да и другие гимнастки допустили ряд серьезных ошибок, но опять-таки по причине того, что были не совсем здоровы. Та же Замолодчикова вынуждена была отказаться потом от участия в финале отдельных видов. Но, с другой стороны, есть и положительные моменты. Радует меня Людмила Ежова: у нее реально могла быть медаль, скажем, на брусьях, но она, к сожалению, сорвалась со снаряда. Самое интересное то, что Людмила буквально в ближайшее время "запрыгает". У нее были два откровенно слабых вида — вольные упражнения и опорный прыжок, однако сейчас она стала более техничной.

— За неделю до начала чемпионата мира в Генте Светлана Хоркина предсказала появление новой гимнастической звездочки, сказав, что Наталья Зиганшина станет открытием этого турнира. А для вас второе место петербурженки в многоборье стало неожиданностью?

— Вы знаете, с одной стороны я, конечно, ожидал от нее такого высокого результата, но, так как наш вид спорта все еще остается субъективным, могу сказать, что, выступая в первый раз на соревновании столь высокого ранга, подняться на пьедестал почета может далеко не каждая спортсменка. Это вообще небывалая вещь за последнее время и большое достижение и ее тренера Гавриченкова, и самой Натальи. У Зиганшиной есть хорошие возможности: она и по многоборью может хорошо отработать, и по отдельным видам — то же бревно, скажем, или опорный прыжок.

СВЕЖАЯ КРОВЬ

— Леонид Яковлевич, но, как я понимаю, сестры Зиганшины, Ежова — это еще не все ваши козыри. Говорят, у вас есть еще несколько перспективных гимнасток, которым пока еще рано выступать во взрослых соревнованиях?

— У нас уже сейчас очень хорошая скамейка запасных из молодых девочек 1987-1988 годов рождения, которые пока просто по возрасту не имеют права выступать, но уже имеют очень хорошую программу. На взрослых соревнованиях, это было на чемпионате России, они заявили о себе в полную силу. И в следующем году мы, опережая время, разрешим участвовать в конкурсе всем тем гимнасткам, которые по возрасту могут выступать на Олимпийских играх в Афинах. Конечно, у нас есть еще очень хорошее скрытое оружие — Анна Павлова из подмосковного Орехово-Зуево. Сейчас она совершенно свободно выиграла на Кубке Сибири, победила на турнире на призы Воронина. Мне даже больше не выигрыш ее импонирует, а то спокойствие, та уверенность, с какой она выступала на соревнованиях. То есть она уже становится более мудрой, наверное, более взрослой, более рассудительной в гимнастике. Я постоянно прошу ее маму-тренера, чтобы они больше играли в гимнастику, чем серьезно занимались. Ей пока и игры хватит. Такие богатейшие возможности, что она может еще не включать полные обороты.

Есть у нас и другие хорошие девочки. Лида Сидорова из Новосибирска неплохая гимнастка. У нее хороший потенциал, она очень смелая, стабильная, уверенная в себе.

— А у ребят за поколением Немова и Крюкова по-прежнему никого нет?

— К счастью, и у мальчиков ситуация меняется на глазах. Вы знаете, бывает так, что работаешь-работаешь и нет никакой реализации. А потом раз! — и вдруг сразу и качество появляется, и новые элементы. Как будто специально совпало неудачное выступление на чемпионате мира и новые грани в работе таких перспективных ребят, как Баркалов, Голоцуцков, Васильев, Хорохордин. Подают большие надежды гимнасты из Кемерово, Ленинска-Кузнецкого.

Хотел бы отметить сейчас рост Егора Гребенькова. Он хоть и молодой, но уже опытный. Он, я бы так сказал, поменял свой менталитет: стал более серьезным, более взрослым, стал понимать, что делает, начал более требовательно к себе относиться. Я вижу, что он растет прямо на глазах.

— Это он до Гента или после Гента изменился?

— Вы знаете, скорее всего, во время Гента. Он почувствовал, что его недоработки выливаются в ошибки команды, я бы даже сказал, в позор, или, если по-другому, в состояние, когда очень жалко, что ты упустил время.

СТАРЫЙ КОНЬ БОРОЗДЫ НЕ ПОРТИТ

— Алексей Немов после Сиднея несколько раз говорил, что ему трудно работать по новым правилам и, возможно, он уже больше не будет выступать в многоборье. Есть ли все-таки у нас шанс еще когда-нибудь увидеть этого талантливого гимнаста в борьбе за абсолютное первенство?

— Алексей Немов совершенно напрасно испугался этих новых правил. Он думал, что ему будет тяжело, и я понимаю, что ему как титулованному спортсмену, конечно, не хочется снижать планку своих выступлений. И это очень правильное чувство — настоящее чемпионское чувство собственного достоинства. После Олимпиады в Сиднее он сначала слишком долго раскачивался: ездил с показательными выступлениями и никак не мог вернуться в нормальный рабочий ритм. Но когда он начал более или менее серьезно тренироваться, то почувствовал, особенно на этом чемпионате мира, что в общем-то в многоборье и во всех отдельных видах он способен сражаться. Мне сейчас очень нравится его отношения к спорту, к тренировкам, я просто лучшего и не желаю. Главное, что он сейчас понял, что будет востребованным и что может вовсе не опускать свою планку, а даже еще поднять.

— Другая наша звезда первой величины Светлана Хоркина в Генте доказала, что неудача в Сиднее была досадным недоразумением. Как же ей удается в столь "преклонном" для гимнастики возрасте сохранять свой высокий потенциал?

— Самое главное, что Светлана Хоркина — это профессионал в своем деле. У нее еще есть одно замечательное качество, в нужный момент она очень хорошо может собраться и "выстрелить". Когда Хоркина выступала в многоборье, она выполнила прыжок, который редко у нее удается даже на тренировках в облегченных условиях. Света молодец. И я вам могу сказать, что у нее действительно потенциал не растрачен: "дожить" до Олимпиады она может совершенно спокойно. У Хоркиной прекрасный организм, который позволяет ей хорошо поесть. У нее нет пресловутого комплекса лишнего веса. Я не вижу никаких причин, кроме, может быть, социальных или личной жизни, чтобы Светлана прервала занятия гимнастикой. Она еще может совершить подвиг — выступить на третьей Олимпиаде, что очень редко бывает у гимнасток.

НОВЫЕ ПРАВИЛА ТОРМОЗЯТ ПРОГРЕСС

— По ходу сезона вы несколько раз выступали с критикой новых международных правил, и, насколько известно, после чемпионата мира ФИЖ собирался внести кое-какие изменения в кодекс. Вы будете предлагать свои поправки к правилам?

— По сути дела, в исполкоме ФИЖ специалистов такого класса, как я, практически нет. Там иногда по незнанию могут принять решения, которые не учитывают интересов гимнастики или даже способны привести к необратимым последствиям. Действительно, прибавки за соединения, которые ввели с января 2001 года, стали тормозом на пути прогресса. Раньше у нас были тройные сальто, даже два тройных сальто. А сейчас? Эти изменения, во-первых, привели к тому, что гимнастика постепенно утратила свою зрелищность. И, во-вторых, принцип прибавок за связки еще более усугубил субъективизм в судействе. Потому что можно эту прибавку дать, а можно не дать. У меня даже возникают мысли, что если и дальше мировая гимнастика будет развиваться по этому пути, то та же аэробика, другие гимнастические виды ее просто "забьют". Все же ведь, естественно, идут по пути наименьшего сопротивления. Если и дальше все так пойдет, то все выступление превратится в обязательную программу, в которой будет все обговорено заранее. По сути дела, это тупик.

Я сейчас готовлю очень большой материал для президента ФИЖ Бруно Гранди о том вреде новых правил судейства, который они приносят гимнастике, развитию гимнастики в мире. Поэтому нам пришлось пойти на то, чтобы в России отменить эти прибавки.

— Вы не боитесь, что наши гимнасты, работая по другим правилам у себя дома, потом будут не готовы бороться с соперниками на международных соревнованиях?

— Нет, не боюсь. Приспособиться потом к международным правилам — пара пустяков. Если у тебя есть необходимая база, ты всегда и соединение, и все что угодно сделаешь. Самое главное, ты будешь готов к дальнейшему развитию, к новому витку сложности. А если сейчас у мужчин можно набрать 10-балльную трудность на вольных упражнениях, не делая ни одного двойного сальто, это позор! На сегодняшний день уровень такой низкий, какого не было и 20 лет тому назад. Поэтому нам ничего не остается делать, как только идти своим путем. И может быть, неудачное выступление наших гимнастов на чемпионате мира с тем и связано, что мы сейчас работаем на перспективу. Реализация нашей работы пойдет где-то в 2003-2004 годах.

ТИРАН БЕЗ РЫЧАГОВ ВОЗДЕЙСТВИЯ

— Обычно после какого-то неудачного выступления команды на тренерский штаб обрушивается шквал критики. У вас не опускаются руки, когда вы читаете нелицеприятные отзывы о своей работе?

— Знаете, у меня нет времени следить за каждой публикацией. Но иногда критика бывает столь необъективна, что мне читать это просто смешно. Кое-кто называет меня деспотом, тираном российской гимнастики. На это я могу сказать следующее. Деспотом я мог быть только до 1992 года, когда у меня были рычаги "тиранства". А сейчас у меня их просто нет. Вся работа строится исключительно на моем авторитете и на желании спортсменов и тренеров получить хорошую квалификацию.

— Что вы имеете в виду?

— Нам Госкомспорт дает деньги на проведение учебно-тренировочных сборов и на участие в официальных соревнованиях. И больше у нас никаких источников доходов не было. А ведь хочется организовать турниры, например, "Звезды мира". И нам приходится выкручиваться: мы и художественную гимнастику приглашаем, чтобы определенные расходы делить пополам. В этом году мы даже не получили форму, так команда и выступала в форме из старого запаса.

Кроме того, в Европейском гимнастическом союзе у нас есть члены техкома, я являюсь членом исполкома Всемирной федерации гимнастики. Это, с одной стороны, очень хорошо, но с другой — каждая поездка требует денег. Мы идем уже на грани фола, потому как если ты пропустил два заседания, то автоматически прерываешь свою деятельность в этой организации.

Я почему говорю об этом так подробно? Та многолетняя победная традиция отечественной школы заставляет нас немножко опережать время. Это достигается либо за счет дополнительных тренировок, либо за счет создания новой методики, либо за счет стимуляции спортсменов и тренеров. Допустим, выучил спортсмен новый элемент — я должен его как-то премировать. А у меня такой возможности нет. Если раньше при советской власти у меня были и деньги, и поездки за рубеж, и характеристики, и возможность посылки тренера в длительную командировку, то сейчас я могу сказать, что рычаг управления я вижу только один-единственный — авторитет. Это вера спортсменов и тренеров в то, что, работая в сборной, можно выйти в люди, стать хорошим спортсменом, хорошим специалистом. Поэтому спонсоры, дополнительная финансовая поддержка жизненно необходимы не только для того, чтобы идти вперед, но и просто удержаться на плаву, сохранить хотя бы то, что у нас имеется.

РЕГИОНЫ НАМ ПОМОГУТ

— Какой же выход из этой ситуации? Где вы собираетесь искать новые ресурсы для решения этих проблем?

— Я думаю, что нужно опираться на регионы. Недавно я был и в Ростове-на-Дону, и в Кемерово. Беседовал с руководством администрации областей. Эти встречи вселяют дополнительный оптимизм, уверенность в завтрашнем дне. Недавно в Ростове-на-Дону построили великолепную спортивную школу. Там у них есть и места для проживания, и великолепные залы, и средства восстановления. Все по последнему слову техники. В начале декабря в Кемерово под патронажем губернатора области Тулеева проводили Кубок Сибири. Было очень интересное соревнование. Мы увидели и великолепную организацию, и хорошие условия.

Мы назначили своих полномочных представителей в федеральных округах, которые могли бы уже непосредственно на месте ставить вопросы перед руководством. Мы пришли к выводу, что в округах необходимо создавать олимпийские центры подготовки. И мы будем сейчас проводить чемпионат России, где команды будут представлять как раз округа, с тем, чтобы заинтересовать руководство округов, обратить их внимание на гимнастику. То есть мы хотим собрать в кулак все силы и возможности для того, чтобы был более полноценный прилив в сборные команды.

МАША ЗАСЫПКИНА ХОЧЕТ ВЕРНУТЬСЯ В ЗАЛ

— Вопрос, который я не могу не задать, поскольку очень большой отклик у читателей вызвала судьба Маши Засыпкиной. Она сказала, что вы самый первый приехали к ней 9 декабря в больницу и поздравили ее с днем рождения. Расскажите, как она держится?

— Прежде всего Маша, конечно, молодец. Я как раз рано утром 9-го числа прилетел из Кемерово с Кубка Сибири, и прямо к ней в больницу — поздравить ее. Вы знаете, я был шокирован той переменой, которая в ней произошла. Я ее спросил: "Ты будешь заниматься гимнастикой?" Она говорит: "Да, конечно буду". Дай бог, чтобы все было хорошо до конца. Конечно, без разрешения врачей мы не будем подпускать ее к снарядам ни в коем случае.

— Как же все-таки такое несчастье могло случиться с Машей?

— Прежде всего очень хорошо, что мы сразу отвезли ее в больницу и сделали ей операцию. Это, конечно, предопределило такое быстрое восстановление. Она уже ходит веселая, уже как бы возродилась и нашла себя.

Мне кажется, что кто-то специально раздувал эту опасность. Я много видел травм и у нас в России, и за рубежом, были травмы и более трагические, как у Елены Мухиной, у китайской спортсменки Сань Лань, у румынской девочки. А у Маши и руки, и ноги двигались. Да, было замедление движений, но было видно, что нерв не поражен и что ее можно будет поставить на ноги.

Что касается причины этой травмы, то я бы определил ее как жадность тренеров до работы. Конечно, Маше нужно было отдохнуть после чемпионата мира, тем более что она первый раз принимала участие в таком ответственном старте. Но по календарю она должна была в конце ноября ехать во Францию на соревнования. Вот они с тренером и решили доработать еще один прыжок. Маша, вообще, реактивная такая, с ней очень много нужно работать над школой, потому что она один раз может улететь на три метра, а один раз на полметра. С ней нужно просто не очень спешить, больше работать над школой. Но, к несчастью, время у нас самое дорогое, и приходится иногда идти на риск.


ДОСЛОВНО

Леонид АРКАЕВ:

— Два слова о нашумевшем вопросе об употреблении допинга российскими гимнастками-"художницами" и о той "злой" роли, которую сыграл француз Мишель Леглиз. Я должен сказать, что он просто выполнял свой долг. Его обязанности в ФИЖ как раз и заключаются в том, чтобы бороться с допингом. Кроме того, Леглиз проводит гуманную политику, выступая за то, чтобы в официальных соревнованиях соблюдались возрастные ограничения, а также допускались к старту только подготовленные спортсмены.

Леонид АРКАЕВ:

— Что касается сплетен о том, что у нас в сборной выступал наркоман, хочу ответить следующее. Парень был чемпионом мира, два раза выигрывал Олимпиаду, и чтобы добиться этого, ему надо было безвылазно сидеть в гимнастическом зале. Поэтому совершенно четко могу сказать, что на наркотики у него просто не было времени, да и сил.


КСТАТИ

Акция, организованная "Советским спортом" в поддержку Маши Засыпкиной, вызвала небывалый отклик в сердцах поклонников гимнастики. В день 16-летия отважной спортсменке была вручена целая охапка писем, телеграмм и открыток от читателей нашей газеты. Однако не все письма дошли вовремя, и, встречаясь с президентом Федерации гимнастики России Леонидом Аркаевым, наш корреспондент попросил передать Маше еще несколько посланий.

Леонид АРКАЕВ: — Я обязательно передам Маше эти поздравления и вообще хочу поблагодарить газету "Советский спорт" и ее читателей за поддержку в такую трудную минуту.