Два выходных дня в НХЛ показались мне, как ни странно, слишком долгими. Как вы знаете, у нас в Лос-Анджелесе всегда лето, и я грешным делом подумал, что и сезон хоккейный вроде бы завершился. Пробежался по спортивным сайтам Интернета, а там о моей любимой игре вроде бы и забыли.

Но вот случайно в одном из престижных "департментстор", или, говоря по-русски, в огромном универмаге, повстречал старого приятеля Мэтью Шнайдера, защитника местного "Кингз", игрока популярного и заметного. Был последний день перед Рождеством, и он со своей симпатичной женой и детьми покупал традиционные подарки. Настроение у Мэтью было неважное. Я поинтересовался, почему он такой мрачноватый накануне самого веселого праздника. Он сказал, что, дескать, все у него в порядке, через несколько дней начнет уже играть после тяжелой травмы колена, но хотелось ему еще раз принять участие и в Олимпиаде в родных стенах, реабилитировать себя и американскую команду после фиаско в Нагано. Однако главный тренер сборной Херб Брукс решил его не приглашать. Шнайдер тут же предупредил, что он нисколько не обижен на тех людей, кто собирал команду, и, наверное, если бы он был тренером, то поступил бы так же, как и Брукс.

Я подробно остановился на этом разговоре с Мэтью, потому что хотел бы расставить некоторые точки над "i", связанные с процессом приглашения профессионалов в национальные команды. Для ассоциаций хоккеистов США и Канады, владеющих любительским статусом, эта процедура отлажена до нюансов. Несколько более специфична она для олимпийских турниров. Поначалу руководители ассоциаций собираются в своих штаб-квартирах и обсуждают кандидатуры будущих главных тренеров и генеральных менеджеров сборных, при этом они не стесняются контактировать и с комиссионером НХЛ Гари Беттмэном, и с его помощниками. Нельзя забывать, что участие в таком соревновании, как Олимпиада, — это помимо чисто спортивных целей еще и серьезный бизнес. Уверен в том, что после завершения турнира в Солт-Лейк-Сити НХЛ и хозяева клубов откажутся в дальнейшем от участия в Играх. И если бы те проводились не в США, а в другой стране, то на Олимпиаде 2002 года профессионалы явно не выступили бы.

Так вот, выбранные руководители сборных США и Канады получают полное право приглашать в свои команды тех хоккеистов, кого считают готовыми к столь ответственным состязаниям. Начиная с марта уходящего года, когда были объявлены как минимум восьмерки участников турнира в шести лучших хоккейных странах мира, и по сегодняшний день никакого ажиотажа в Северной Америке не происходит. Все носит обычный, если хотите, рутинный характер.

Глядя на списки членов этих шести сборных, обратил внимание на то, что все же сильнейшие клубы НХЛ делегировали намного больше игроков, чем команды послабее. Так, "Детройт" выдвинул 10 хоккеистов, "Колорадо" и "Торонто" — по 8, "Рейнджерс" — 7, "Филадельфия", "Питсбург" и "Сан-Хосе — по 6. Думается, что сильнейшая тройка вратарей собралась у "Кленовых листьев". Шутка сказать — Эд Бельфур, Мартин Бродо и Куртис Джозеф, а ведь еще отказался от приглашения Патрик Руа! Объективности ради отмечу, что и защита в канадской команде выглядит более чем солидно.

Когда полновластный руководитель российской сборной Вячеслав Фетисов назвал свой состав, то почему-то некоторые журналисты из России решение сохранить в обороне семь защитников восприняли как неожиданное. Взгляните на канадцев, американцев, шведов, финнов и чехов, и вы увидите, что у всех тоже числятся семь представителей обороны. Так уж сложилось в лиге, что участвуют в матчах шесть защитников, а потому переходить на новые варианты в краткосрочном олимпийском турнире тренеры считают нецелесообразным. Может быть, и на первенствах мира в случае, если в составе сборной России будут играть пять или шесть защитников из НХЛ, есть смысл перейти на эту же привычную для них систему?

Я не хотел останавливаться на теме комплектования российской команды по одной простой причине: никто к этому процессу не должен допускаться, кроме ее руководства. Но одну ясность постараюсь внести, так как обнаружил в некоторых российских СМИ не слишком правдивые комментарии. Речь идет об Алексее Житнике, к которому отношусь с огромной симпатией, как к игроку и как к человеку. Общаюсь с ним часто и знаю его жизнь достаточно хорошо. После того как Фетисов официально возглавил олимпийскую команду России, он позвонил Житнику и поговорил с ним о его планах. Никакого приглашения во время этой беседы на участие в Олимпиаде со стороны Вячеслава не последовало. Недели две тому назад он связался с Алексеем снова и сразу же сказал ему о том, что с удовольствием приглашает его в Солт-Лейк-Сити. Но в дружеском и профессиональном разговоре Житник поведал своему собеседнику, что, к сожалению, приглашение принять не может по разным причинам. Вячеслав, со слов Алексея, с пониманием отнесся к позиции игрока и договорился о том, что все-таки через какое-то время снова ему позвонит. Но нового разговора не состоялось. Между прочим, защитники Владимир Малахов, Борис Миронов и Даниил Марков были приглашены официально в команду уже после разговора Фетисова и Житника.

О каком сюрпризе может идти речь, когда позиция Алексея была представлена руководителю нашей национальной команды достаточно давно? Абсолютно уверен в том, что игроков, не принявших приглашения выступить на Олимпиаде или чемпионате мира, нельзя ни в чем упрекать. У них есть полное право распоряжаться своей судьбой…

*Виктор НЕЧАЕВ — наш первый хоккеист в НХЛ (сезон 1982/83 года, "Лос-Анджелес").