Новый год. Время составления рейтингов, хит-парадов и отчетов. Время подведения итогов. Уходящий год был удачным с точки зрения выступлений российских боксерских сборных на международных аренах. На юношеском первенстве Европы в Ливерпуле наши ребята выиграли 6 золотых, 2 серебряные медали, добавив к ним через два месяца на первенстве мира в Баку еще 3 золотые, 3 серебряные и 4 бронзовые. Прекрасный результат показали российские юниоры на европейском первенстве, где завоевали 7 золотых, 1 серебряную и 2 бронзовые медали.

Выражаясь официальным языком, в рамках плановых заданий выступила и главная сборная России на чемпионате мира в Белфасте и Играх доброй воли в Брисбене, где получила в общей сложности 4 золотые, 5 серебряных и 7 бронзовых наград. А недавно российских любителей бокса порадовала наша женская сборная, завоевавшая на первом чемпионате мира в Стрентоне (США) 4 золотые, 2 серебряные и 2 бронзовые медали, разгромив соперниц в командном зачете.

Однако не драгметаллом единым, как говорится, жив бокс. Чем жила Федерация бокса России в уходящем году, какие задачи решала, с какими проблемами и радостями столкнулась - об этом мы попросили рассказать президента ФБР Эдуарда Хусаинова.

— Эдуард Ришатович, спортивные результаты наших боксерских команд, материализованные в награды, - это, образно говоря, парадная ФБР, а хочется заглянуть и на кухню. За время вашего президентства, начавшегося летом прошлого года, сделано, понятно, немало. А чем из всего многообразия проделанной работы гордитесь больше всего вы?

— Трудно ответить на этот вопрос однозначно, любое достижение дорого, потому что в него, помимо прочего, вложена душа. Но я все-таки выделил бы два пункта из графы "сделано": нормализация климата в коллективе самой федерации и активизация работы с ветеранами.

Работа с ветеранами вообще является показателем жизнестойкости любой федерации, и мне приятно сегодня сказать о том, что в этом направлении мы кое-что уже сделали. В частности, с помощью нефтяной компании "ЛУКОЙЛ" выделили 23 дополнительные пенсии тем, кто когда-то ковал славу отечественной школы бокса. Конечно, это немного, но мы не собираемся на этом останавливаться: сейчас ведутся дальнейшие переговоры о 300 пенсиях.

Кроме того, по мере возможностей стараемся устраивать нашим ветеранам встречи и торжественные вечера, давая им возможность общаться друг с другом. Недавно, например, совместно с Федерацией профессионального бокса и Союзом ветеранов российского бокса чествовали заслуженного тренера СССР Владимира Фроловича Конькова по случаю его 90-летия.

Знаю, что подобные ветеранские вечера проходят во многих регионах России.

Что касается здоровой атмосферы в коллективе федерации, скажу лишь, что без нее вообще не бывает никакой плодотворной работы и как следствие не было бы тех успехов, о которых мы говорим.

— Вы упомянули о Федерации профессионального бокса России. В этой связи очень больной вопрос о взаимоотношении любительского и профессионального бокса. Сколько уже копий сломано на этот счет, а воз и ныне там: какой-то единой, устраивающей обе стороны схемы отношений не найдено до сих пор, а любительский бокс продолжает терять молодых перспективных ребят. В нынешнем году, соблазнившись высокими гонорарами на профессиональном ринге, из сборной России ушли пятеро боксеров в возрасте от 19 до 21 года. Как вы думаете решать эту проблему?

— Беда в том, что до сих пор нет закона о профессиональном спорте. В СССР такой проблемы не существовало (поскольку отсутствовал профессиональный бокс), поэтому никакого опыта на этот счет нет. Да, собственно, впервые вопрос о взаимоотношениях с профессиональным боксом ФБР подняла лишь в этом году. Исполком федерации создал специальную комиссию, призванную наладить эти отношения, но каких-либо заметных шагов в этом направлении не сделано. Более того, в профессионалы, как вы верно заметили, недавно ушли пятеро молодых боксеров, трое из которых оказались представителями Новосибирска.

Может быть, в этом нет ничего плохого, но все было сделано в тайне от Федерации бокса России, как-то некрасиво, если исходить из того, что мы с Федерацией профессионального бокса России одна семья и с президентом ФПБР Виктором Петровичем Агеевым есть полное взаимопонимание по всем вопросам. Пришлось срочно провести незапланированное заседание бюро вице-президентов, которое дисквалифицировало Новосибирскую областную федерацию бокса на целый год.

Однако наказаниями, какими бы справедливыми они ни были, эту проблему не решить. Единственный выход из этого тупика — платить спортсменам, которых мы называем любителями, достойную их труду и профессиональным гонорарам зарплату. Наши лучшие боксеры сегодня получают 200 долларов в месяц (в рублевом исчислении). Это мизер по сравнению с тем, что имеют профессионалы, поэтому перспективные ребята, естественно, хотят попробовать себя на этом поприще.

Недавно подошли ко мне два члена сборной (не буду называть их фамилии), сказали, что им предложили подписать профессиональные контракты, и попросили совета: что делать? А как я могу их удержать, если не в состоянии платить зарплату, предложенную им за переход? Что я должен был им сказать: "Потерпите три года до Олимпиады, получайте 6000 рублей ежемесячно вместо возможных 10 тысяч долларов?" Как же мне после этого смотреть им в глаза эти три года?

Слава богу, ребята все понимают, сумел их уговорить, используя хорошие личные отношения, но десяток других, которым завтра покажут такие же контракты, и советоваться со мной не станут. Словом, без государственного подхода, закона о профессиональном спорте, защищающем материальные и социальные интересы спортсменов, эту проблему не решить. Может случиться так, что большинство звезд отечественного любительского бокса покинут Россию, как это произошло уже в хоккее. Но там профессионалов допускают к участию в Олимпийских играх, а в боксе нет, и в обозримом будущем вряд ли допустят.

У НАС НЕТ СПОНСОРОВ

— Вы говорите о хоккее, но ведь есть пример футбольный. Сумел же Российский футбольный союз найти недавно очень солидного спонсора, который в состоянии закрыть все материальные проблемы сборной до чемпионата мира и во время него. Почему у Федерации бокса России нет таких меценатов, ведь наша боксерская сборная не последняя, скажем так, в мире?

— Это уже наша недоработка. У ФБР нет не только генерального спонсора, но и вообще какого-либо спонсора. Даже спортивную форму для взрослой, юниорской и юношеской сборных приходится покупать самим.

— Зато Федерация бокса России единственная в стране спортивная федерация, имеющая свой печатный орган тиражом более 125 тысяч. Его сейчас читатели держат в руках…

— Мы пошли на эти расходы, прекрасно понимая, что, когда ставишь перед собой задачу развивать тот или иной вид спорта, без средств массовой информации не обойтись. Одна из целей ФБР, определенная Уставом, развивать и популяризировать бокс в стране, пропагандировать здоровый образ жизни, поэтому, чем больше мы будем рассказывать о нем, чем шире будет наша аудитория, тем популярнее станет бокс. Посредством этой газеты мы, надеюсь, ежемесячно общаемся с тысячами любителей бокса во всех уголках России.

Кроме того, усилиями комитета пропаганды ФБР в уходящем году бокс стал излюбленной темой спортивных программ на радио "Маяк", а по центральным каналам телевидения прошло более 50 передач о нашей дисциплине. Только в организации телетрансляций о всероссийском Дне боксера, прошедшем 14 октября, были задействованы три центральных канала.

ЕСТЬ ЛИ СУДЬИ У СУДЕЙ?

— Кстати, День боксера — это еще одна примета нынешнего года. Никогда раньше таких массовых акций ФБР не проводила…

— Я бы даже назвал ее политическим событием. Впервые в истории советского и российского спорта бокс заявил о себе как о профессии, как о важнейшем виде человеческой деятельности, которая требует к себе и соответствующего отношения. В этот день на ринги в 71 регионе России вышло более 40 тысяч боксеров. Цифры, согласитесь, впечатляют

— Эдуард Ришатович, во все времена тема "А судьи кто?" была одной из самых животрепещущих в боксе. Что сделано в 2001 году для того, чтобы улучшить качество судейства?

— Всероссийская судейская коллегия, возглавляемая Анатолием Семеновичем Черкасовым, разработала положение о допуске к сдаче экзаменов на звание "Судья международной категории". В нынешнем году впервые была проведена перетарификация всего судейского корпуса страны, мы начали более строго подходить к подбору судейских бригад, обслуживающих турниры, особенно чемпионаты и первенства России. Накануне этих соревнований стали традиционно проводиться трехдневные семинары судей, что заметно улучшило качество судейства.

В то же время я не могу сказать, что все в работе нашего судейского корпуса благополучно. Бывают еще попытки отдельных служителей Фемиды получить международную категорию без ведома Федерации бокса России.

Есть претензии и к некоторым судьям, необъективно оценивавшим бои, чем порой грешили даже очень уважаемые люди. Характерен в этом плане эпизод, случившийся на традиционном турнире в Махачкале, прошедшем в дни Игр доброй воли в Брисбене. По словам очевидцев, три грамотных и уважаемых российских судьи, обслуживавших там поединок россиянина Гайдалова с представителем Азербайджана Хаировым, в абсолютно равном бою отдали победу последнему (тоже фактически россиянину, но выступающему за азербайджанскую сборную). Чем они при этом руководствовались, непонятно, но только не чувством патриотизма.

Ошибки наших судей замечались и на более престижных международных соревнованиях. В частности, опытный судья из Новосибирска Станислав Кирсанов был дисквалифицирован комиссией АИБА на четыре года за серьезное нарушение во время судейства финального олимпийского боя в Сиднее. Подобные вещи недопустимы, тем более что Кирсанов на Играх представлял не себя лично, а свою страну — Россию…

Но, к счастью, таких "проколов" со стороны наших судей очень немного. В целом, повторюсь, российский судейских корпус работает сегодня взвешенно и объективно.

— В нынешнем году было значительно сокращено количество турниров категории "А", проводимых на территории России. Сейчас во всероссийском календаре осталось 27 таких турниров. Чем было вызвано это решение бюро вице-президентов ФБР?

— Исключительно низкой организацией сокращенных турниров, несоблюдением организаторами всех условий, определенных положением о таких соревнованиях. Мастера спорта, "взращенные" на подобных турнирах, дискредитировали это почетное звание в глазах тех, кто получил его заслуженно.

МЫ БУДЕМ ПОБЕЖДАТЬ КУБИНЦЕВ

— Успехи российского бокса в уходящем году с точки зрения высших спортивных достижений впечатляют, не говоря уже о четырех золотых медалях, завоеванных сборной на чемпионате Европы 2000 года в Тампере, двух золотых наградах и командной победе на Олимпиаде в Сиднее. В то же время, имея огромное преимущество над европейскими командами, мы в такой же степени отстаем в мире от кубинцев. Особенно наглядно это проявилось на чемпионате мира-2001 в Белфасте и Играх доброй воли в Брисбене. Как вы думаете, в чем феномен современного кубинского бокса? Сумеем ли мы в конце концов составить ему достойную конкуренцию?

— Во-первых, мы время от времени бьем их уже сейчас. Вспомните блестящую победу над сильнейшим кубинцем капитана российской команды Евгения Макаренко в стартовом бою чемпионата мира в Белфасте или командный успех нашей сборной в олимпийском Сиднее, где мы опередили Кубу по очкам. Юниоры России обыграли кубинских сверстников (в очных встречах и командном зачете) на последнем первенстве мира в Будапеште, а юноши — на первенстве мира в Баку. Нам, как говорится, остается достигнуть стабильности в этом деле.

Что касается первой части вашего вопроса, то сила кубинцев кроется, на мой взгляд, в уже упомянутом мной государственном подходе к развитию этого вида спорта в стране. Бокс на острове Свободы является спортом номер один, и при этом его лично курирует сам Фидель Кастро. На национальную команду и ближайший резерв работает мощная государственная машина, которая моментально возводит отличившихся в ранг национальных героев со всеми вытекающими отсюда последствиями. Материальный стимул всегда был двигателем прогресса во всех сферах человеческой деятельности, а у нас, как я уже говорил, даже самых титулованных боксеров ждет стипендия в 200 долларов. Не случайно ведь наша талантливая молодежь уже в 19 лет подумывает о переходе в профессионалы. И ладно еще профессиональный бокс (в любом случае он остается на ринге), но ведь многие, прознав, сколько зарабатывают их сверстники, занимаясь бизнесом, вообще уходят из спорта…

Это один момент. Другой касается условий подготовки высококлассных боксеров. Мы в нынешнем году отремонтировали зал на олимпийской базе в Подольске, повесили там снаряды, но тренироваться не можем, поскольку Госкомспорт РФ, к сожалению, не может убедить профсоюзы отдать ему эту базу.

Есть прекрасная база в Кисловодске, одна из лучших в стране, но местный инвентарь, завезенный, видимо, еще в советское время, пришел нынче в полную негодность. Вот такой замкнутый круг получается…

Но, невзирая на это, я смотрю на будущие наши отношения с кубинцами в ринге с оптимизмом, основанным на сегодняшних успехах российских юниоров и юношей. Кроме того, не перевелись еще в России энтузиасты, влюбленные в бокс, вкладывающие в его развитие собственные средства и душу. В одном из выпусков "Российского бокса" я рассказывал о подольском спортивном клубе "Витязь", руководители которого при поддержке администрации Подольского района и города Чехова открыли в городе прекрасно оборудованный боксерский клуб с одноименным названием.

А совсем недавно пришла добрая весть из Карачаево-Черкессии. Там в одном из аулов усилиями трех родных братьев — президента компании "Меркурий" Станислава Дерева, президента республиканской федерации бокса Вячеслава Дерева и большого любителя бокса Мурата Дерева — построен зал бокса, подобных которому, по словам вице-президента ФБР Виктора Рыбакова, и в Москве не встретишь. У братьев цель — открыть такие залы в двенадцати аулах, а затем построить централизованную школу бокса в столице республики Черкесске, пригласить туда опытных тренеров и постепенно сделать ее лучшей в стране.

Вот пока такие люди в России есть, надежда на то, что когда-нибудь мы будем бить кубинцев по всем статьям, выглядит вполне реальной.

Восхождение на спортивный Олимп — это постоянный процесс, который помимо времени, труда, таланта боксеров и тренеров требует достойной материальной поддержки.