Итальянский гонщик Ярно Трулли на днях посетовал на то, что тиффози больше любят пилота "Феррари" Михаэля Шумахера, чем своих земляков, выступающих за другие команды. Но это происходит не только потому, что немец катается за легендарную Скудерию. Просто по своим человеческим качествам Михаэль очень близок жителям Апеннин. В нем, как и в этом народе, кипит необузданная жажда успеха. Он умеет приковать к себе внимание, любит рисковать. Для него гонки — прежде всего вызов себе, соперникам и судьбе. Шумахер, как и итальянцы, обожает футбол, так же, как они, беззаветно предан "семье" — жене, детям, команде. Но в самые критические моменты у Михаэля просыпается немецкая рациональность —это и позволяет ему не только побеждать, но и выходить "сухим из воды" в самых сложных ситуациях.

ЗВЕЗДНЫЙ МАЛЬЧИК

Все началось еще в 1994 году, когда болид явного фаворита сезона Айртона Сенны приносил поклонникам бразильца лишь разочарования. Тогда-то и захватил лидерство в чемпионате молодой и очень талантливый пилот "Бенеттон" Михаэль Шумахер. Гонка в Имоле должна была решить принципиальный спор между асом "Формулы-1" и будущей звездой. Но трагический уход из жизни пилота "Уильямса" оборвал эту захватывающую дуэль. И поэтому первым явным оппонентом Шумахера стал напарник покойного Сенны Дэймон Хилл — зрелый по возрасту, но совершенно неопытный в формулических интригах. Этапы взросления в "Формуле-1" для англичанина прошли экстерном. Пока Хилл приходил в себя после потери старшего товарища, Шумахер набирал очки. У немца где-то в подсознании засела мысль, что он победил великого Айртона, и это сыграло для него плохую службу. Шумми возвысил себя над всеми. Еще не добившись ничего, он стал допускать непростительные вещи. В конце концов, терпение ФИА лопнуло, и в Сильверстоуне его дисквалифицировали за "нарушение порядка при старте", а затем в Бельгии отобрали победу, признав победителем Хилла. И более того, за систематические нарушения правил пилота "Бенеттона" дисквалифицировали еще на две последующие гонки. На последний этап в Аделаиду Шумахер приехал, опережая Хилла на одно очко. Может, он и победил бы англичанина в честной борьбе, но Михаэль не собирался все перекладывать в руки судьбы. Немец решил в прямом смысле устранить соперника со своего пути. Он преднамеренно пошел на столкновение и добился своей цели. Сейчас, правда, Шумахер признает, что поступил с Дэймоном, мягко говоря, нехорошо: "Я не хотел бы, чтобы люди запомнили меня эдаким холодным, расчетливым немцем, который ради победы способен на все, даже на неспортивные действия. Никто не знает, каков Шумахер на самом деле. Просто я такой же человек, как и любой другой".

НЕМЕЦКАЯ ВЫПРАВКА В ИТАЛЬЯНСКОЙ КОНЮШНЕ

Следующий сезон Михаэль Шумахер провел безупречно. Немецкая рациональность сделала свое дело. А может, Шумми повзрослел, поумнел и слегка остепенился? А критики между тем сравнивали этот чемпионат с 1992 годом, когда Найджел Мэнселл на мощном "Уильямсе" легко разделался со всеми соперниками. Наверное, Михаэлю самому стало немного скучно. Одну и ту же вершину два раза покорять неинтересно. Захотелось новых эмоций и впечатлений. И тогда он перешел в "Феррари". Большинство решило, что немца прельстили многочисленные нули в контракте. Еще большее удивление вызвало заявление Шумахера, что "в этом году он не рассчитывает вновь стать чемпионом…" На Михаэля это было не похоже.

И действительно, в 1996 году "Феррари" только подбиралась к лидерам. Дэймон Хилл на "Уильямсе" стал чемпионом, а Шумахер выиграл всего три гонки. Однако своим мастерским пилотажем и жаждой победы только Михаэлю удалось хоть что-то противопоставить монстрам "Уильямсам". Двукратный чемпион мира заставил Скудерию работать в современных условиях. Вместе с Росом Брауном они "выдрессировали" механиков, доведя работу на пит-стопах до автоматизма. Команда стала действовать как единый отлаженный механизм. Считается, что в современной "Формуле-1" лишь 10 процентов успеха зависит от гонщика. Михаэль Шумахер наглядно показал, что эта цифра по отношению к нему явно занижена.

Наконец, в сезоне 1997 года Шумахер стал одним из реальных претендентов на "золото". Теперь его основной соперник Жак Вильнев. Год проходил в острой борьбе пилотов "Феррари" и "Уильямса". Показательной была гонка в Японии, где, применив командную тактику, "Феррари" выставила все остальные команды слепыми котятами. Но завершающий аккорд все же поставил Вильнев. В Хересе Шумахер предпринял тот маневр, который он уже опробовал на Хилле в 1994 году. Но на этот раз судьба улыбнулась не "солнечному мальчику", а его сопернику. Машина канадца не сошла с дистанции, а продолжила свой путь. Жак финишировал третьим, пропустив "Макларены", которые уже тогда начали свое победное шествие. В межсезонье стало ясно, что "серебряные стрелы" будут способны бороться за титул. Так и случилось. Михаэлю пришлось переключаться на новых конкурентов. С того времени гонки проходят под знаком противостояния Шумахер — Хаккинен. На "Гран-при Испании"-98 отчаянная борьба Михаэля привела к превышению скорости на пит-стопе. Как результат — 10-секундный штраф и крах надежд на успех в Барселоне. Но та одержимость, которую продемонстрировал немец в борьбе с гораздо более сильными по сравнению с ним "Макларенами", не могла не вызвать уважения.

"Макларены" были быстры, но ненадежны, что, впрочем, характерно для них и сейчас. Шумахер использовал каждый промах соперников и в итоге сумел навязать борьбу Хаккинену. Но в Спа весь мир стал свидетелем того, как у "железного" Михаэля нервная система дала сбой. Сначала произошло столкновение с Микой Хаккиненом на первом круге, а затем, оказавшись лидером гонки, под пеленой дождя Шумахер на всей скорости врезался в отстававшего на круг Дэвида Култхарда. Решив, что во всем виноват пилот "Макларена" немец с кулаками бросился к обидчику. Надо было видеть в тот момент лицо Михаэля! И все же гонщик "Феррари" мог в тот год стать чемпионом. Оставался последний этап в Японии. Но Шумахеру фатально не повезло. Не помогла даже завоеванная с таким трудом поул-позишн. Не найдя кнопку сцепления на руле, Шумахер не смог вовремя стартовать и в итоге ему пришлось начать гонку с последнего ряда. Совершив множество сумасшедших обгонов, в конце концов, из-за прокола заднего правого колеса немец лишился последних шансов на победу.

КТО В ДОМЕ ХОЗЯИН?

В прошлом году Михаэль столкнулся с новой проблемой. Главным конкурентом для него вдруг стал свой же партнер по "Феррари" — Эдди Ирвайн. Когда очень долго унижаешь человека, рано или поздно один привыкает к этой роли и смиряется, другой уходит, а третий терпеливо ждет своего часа, сидя в засаде, а потом мстит своему мучителю жестоко и больно. Эдди Ирвайну надоела роль мальчика для битья. Он почувствовал себя готовым к победам. И вместо того, чтобы сконцентрироваться на борьбе с Хаккиненом, Михаэль был вынужден выяснять с Ирвайном, кто же все-таки в доме хозяин!? Наверное, Шумахер не ожидал от Ирвайна такого удара в спину, и, может, поэтому перед "Гран-при Великобритании" немец все больше нервничал, суетился. Стали поговаривать, что великий Шумми выдохся. И вот авария в Сильверстоуне, которая окончательно уничтожила его шансы на титул. Сможет ли Михаэль вернуться на трассу? Увидят ли фанаты еще когда-нибудь его триумф? "С тех пор, как подобное произошло с Сенной в 1994 году в Имоле, меня никогда не покидала тревога. Но авария не изменила моих приоритетов, она научила меня лишь смотреть на вещи по-другому, — говорит Шумахер. — Я люблю спорт, который предлагает определенный элемент возбуждения, частью которого является риск. Ставка в этом спорте — вызов. Что за жизнь без риска? Наверное, это скучно". Как это ни странно звучит, но после Сильверстоуна родился новый Михаэль Шумахер. "Солнечный мальчик", которого до сих пор неудачи обходили стороной, стал другим человеком — более сильным духом, а как гонщик — быстрым, но внимательным к мелочам.

В то время, когда Шумахер восстанавливался от травмы, Эдди Ирвайн боролся за чемпионство с Хаккиненом. "Феррари" выглядела очень мощно, и, если бы не откровенный саботаж команды в отношении ирландца, Эдди наверняка стал бы чемпионом. Каково бы было Михаэлю в этот момент! Он поднял эту команду "из грязи", сделал ее конкурентоспособной, научил кататься этого выскочку Ирвайна, и вот Эдди, а не Михаэль после четырех лет напряженной работы приносит конюшне заветный титул. И в который раз Шумахер удивил весь свет. После всех выходок в Малайзии немец заработал себе славу "благородного Михаэля", жертвующего собой ради команды. "Он вернулся, чтобы помочь Скудерии!" — так гласили заголовки итальянских газет. И действительно, Шумми помог конюшне завоевать Кубок конструкторов, а титул вновь достался Хаккинену.

СЕМЬЯ — ЭТО СВЯТОЕ!

И вот новый сезон и новый партнер для Михаэля. Как поведет себя Шумахер по отношению к Рубенсу Баррикелло, контракт которого не предполагает, что он должен пропускать немца в борьбе за очки? Пока что оба пилота "Феррари" вполне довольны друг другом. "Я думаю, Рубенс достаточно хорош, чтобы рассчитывать на победу своими силами, он не нуждается в моей помощи. Надеюсь только, что он не сможет подобраться совсем уж близко… Но так, как мы работали вместе в Мельбурне, мне понравилось: мы сражались с "Макларенами", а не друг с другом". Джоди Шектер уверен, что Михаэль в этом году наконец станет чемпионом. "Травма, полученная в прошлом сезоне, заставит его бороться еще активнее, — считает человек, принесший "Феррари" чемпионский титул в 1979 году. — Но если победит Михаэль — это будет победа самого Михаэля. Если выиграет Рубенс — это будет успех "Феррари".

Вообще у Шумахера со своей командой сложились несколько странные, почти семейные отношения, напоминающие "большую и чистую любовь" к женщине. Не случайно, что на протяжении всех лет работы в "Феррари" Михаэль постоянно сравнивает Скудерию со своей женой Коринной. "Команды я выбирал, как любимую женщину. Сначала "Джордан", потом "Бенеттон", но все это было не то… Это как с Коринной, пока я не встретил ее, мне нужны были новые эмоции, впечатления, поэтому приходилось менять подруг…" Прослеживается некая параллель: и женитьба на Коринне сопровождалась скандалом, когда Михаэль "отбил" ее у своего многолетнего товарища Хайнца-Харальда Френтцена, и переход в "Феррари" был также довольно громким. Тогда Шумахер был готов бросить, если хотите, предать Флавио Бриаторе, чтобы стать настоящей звездой. Немец, связавший свое имя с легендарной конюшней, понимает: стать чемпионом с составе Скудерии — это значит войти в историю.

Но не только преданность семье роднит Шумахера с итальянцами. Футбол — вот предмет поклонения и Михаэля, и любого жителя Апеннин. Ходят слухи, что когда Михаэль восстанавливался после Сильверстоуна, ему однажды позвонил Лука ди Монтеземоло. Дочка немецкого гонщика Джина-Мария откровенно сказала начальнику своего отца, что папа не может подойти к аппарату, так как играет в футбол. Услышав это, босс Скудерии велел Шумахеру немедленно отправляться в Малайзию и спасать Ирвайна. Шутка шуткой, но при каждом удобном случае Михаэль действительно не прочь поиграть в футбол. А в Бразилии немец так расчувствовался после встречи с Пеле, что забыл на автодроме свой приз. "Пеле действительно исключительный человек! — восклицает двукратный чемпион мира "Формулы-1".— Я был бы счастлив, если бы он смог приехать в Италию и присутствовать на нашем футбольном матче!"

Разнообразие интересов и яркая индивидуальность Шумахера привлекают к немцу множество поклонниц. Но пилот "Феррари", как сказано выше, хранит верность жене и детишкам. "Несмотря на то, что во время гонки на автодроме можно увидеть много привлекательных женщин, я стараюсь не смотреть в их сторону, — признается гонщик. — Да и впустую проводить время на дискотеках мне тоже не хочется". Ну а на вопрос, как он чувствует себя в роли секс-символа, Михаэль лишь пожимает плечами: "Секс-символ? Это с таким-то подбородком?!"