Послезавтра исполнится три года со дня трагической смерти президента Федерации хоккея России Валентина Сыча. Убийство этого замечательного человека потрясло всю страну. Хотя криминал давно уже проник во многие сферы нашей жизни, столь наглых и дерзких преступлений мир спорта еще не знал. Однако для хоккея это была далеко не первая тяжелая потеря. Наверное, ни в одном виде спорта нет столько ранних смертей, человеческих трагедий, сломанных судеб, как в отечественном хоккее, будто злой рок витает.

С ПЕТЛЕЙ НА ШЕЕ

Скорбный мортиролог открыли хоккеисты ВВС, разбившиеся 7 января 1950 года на подлете к свердловскому аэропорту Кольцово. Печальный юбилей — 50 лет, как это случилось, отмечен "Советским спортом" в номере от 6 января.

11 июня 1972 года, в воскресенье, в ванной комнате своей квартиры, когда никого не было дома, повесился Евгений Бабич, правый крайний первой тройки нападения сборной СССР, ЦСКА и ВВС, олимпийский чемпион, двукратный чемпион мира, трехкратный чемпион Европы, восьмикратный чемпион СССР, чемпион Всемирных зимних студенческих игр 1953 года. За полтора года до самоубийства он отпраздновал свое 50-летие.

Ничто не говорило, что жизнь Бабича, или Макара, как его называли друзья и близкие, закончится трагически. Как он играл, говорят его титулы. Бабич имел машину "Волга", а до нее — "Победу". Он жил в престижном для того времени районе Песчаных улиц недалеко от Льва Яшина, Евгения Гришина, Николая Дементьева, Григория Мкртычана. Все благополучно обстояло и в личной жизни Бабича, примерного семьянина. Сын стал классным переводчиком. Евгений Макарович гордился, что был партнером Боброва на льду, судьба сводила их в футбольных командах ЦДКА и ВВС. Их связывало немногословное мужское братство, они дружили семьями. Но Бобров, непревзойденный спортсмен, оказался и отменным тренером, чего нельзя было сказать о Бабиче. Это его, часто менявшего работу, угнетало.

Летом 1972 года Всеволод Бобров, назначенный старшим тренером сборной СССР, начал подготовку к первым в истории нашим встречам с профессионалами НХЛ. А Бабич каждое утро отправлялся в объединение "Союзспортобеспечение", где работал вместе с отставниками-офицерами и бывшими спортивными функционерами-неудачниками. Он уже не надеялся отличиться на почве хоккея и в то же время не сомневался, что его друга Боброва ждет новая слава, и, как мы знаем, не ошибся. Дискомфорт в душе Евгения Макаровича нарастал. А потом наступила развязка…

СЕРДЦЕ НЕ ВЫДЕРЖАЛО

В возрасте 23 лет ушел из жизни олимпийский чемпион Виктор Блинов. Спустя полгода после Олимпиады в Гренобле, во время тренировки спартаковцев, проходившей в их зале на улице Воровского (играли в баскетбол), он буквально рухнул на пол — сердечный приступ. По Москве сразу пошел слух, что хоккеист после летних каникул не выдержал огромных тренировочных нагрузок. При этом молва исходила из того, что в "Спартаке" сразу не стало врача, хорошо знавшего микроклимат в командах мастеров, — он был известным в прошлом ватерполистом, мастером спорта, экс-чемпионом СССР. Доктор от греха подальше подал заявление об уходе по собственному желанию (то ли сам решил, то ли его заставили насмерть перепуганные спартаковские начальники) и улетел жить в Сочи.

Блинова пригласил в "Спартак" Бобров, три с половиной сезона занимавшийся с командой и приведший ее к званию чемпиона СССР-67. Спустя три года после трагедии на улице Воровского Всеволод Бобров вспоминал, что спартаковцы не мыслили своей обороны без Блинова, спокойного сибиряка, необыкновенно доброго, отзывчивого в жизни и неукротимого в любом матче. В клубе его между собой любовно называли "медведем".

Бобров считал, что ни хоккей, ни нагрузки не имели никакого отношения к тому, что у Блинова внезапно отказало сердце. Блестящий хоккеист с талантом от Бога, он был плохим спортсменом — чурался дисциплины, несмотря на все усилия партнеров и тренеров, нередко искал вдохновение в бутылке. Водка в конце концов и погубила его.

УБИЙЦЫ НЕ НАЙДЕНЫ

В 1973 году Лев Яшин, работавший тогда одним из руководителей Московского городского совета общества "Динамо", тщетно пытался выяснить, что случилось с известным нападающим "Динамо" 28-летним Александром Сакеевым, который уехал на два сезона выступать за команду "Бинокор", появившуюся на ровном месте в жарком Ташкенте. Болельщики всегда оживлялись, когда на лед выходила молодая азартная тройка бело-голубых Шилов — Мылов — Мотовилов. Правда, никакого Мылова на самом деле никогда не было: так для рифмы трибуны окрестили Сакеева. Жизнь Сакеева закончилась под колесами мчавшегося поезда. Яшин так и не узнал, хотя имел знакомых в органах внутренних дел, в знаменитом МУРе, кто из вагона сбросил хоккеиста…

Покрыты тайной обстоятельства смерти спартаковца Константина Климова и армейца Михаила Ковалева. Оба были чемпионами Европы среди юниоров, один в 70-м году, другой в 73-м. В 1979 году был задушен 24-летний нападающий столичного "Спартака" Александр Найденов. Тогда преступления раскрывались быстро, но в этом случае убийцу не нашли, а потому неизвестно, за что расправились с хоккеистом.

Еще одна таинственная гибель. Летом 1990 года хоккеисты "Кристалла" из Электростали утром собрались на товарищескую игру в Ярославль. Все заняли места в автобусе и долго ждали главного тренера Валентина Григорьева, который накануне вдруг помчался с последней электричкой в столицу. Позвонили его жене в Москву, Вера Ефимовна сообщила, что муж на сборах в Электростали, домой не приезжал, вечером, как обычно, не звонил…

Пока помощники Валентина Михайловича размышляли, что делать дальше — ехать в Ярославль или бить тревогу по поводу исчезновения главного тренера, в хоккейном клубе "Кристалл" раздался телефонный звонок: под платформой одной из близлежащих станций по ходу движения поездов из Москвы найден труп 50-летнего Григорьева с оторванной ногой. При нем не оказалось часов, перстня, денег, полученных для команды на поездку в Ярославль. Видимо, произошла какая-то ссора, по всей вероятности, в пустой электричке (было уже за полночь). Быть может, кто-то установил, что одинокий пассажир едет с немалыми деньгами.

Григорьев был крепким тренером. При нем "Кристалл", одна из старейших команд в стране (5-е место в чемпионате СССР 1954 года, 6-е — в 55-м), начал возрождать былую славу. Со временем Электросталь, поднявшуюся из нижних этажей всесоюзного первенства, приняли (Григорьева уже не было в живых) в Межнациональную хоккейную лигу. Григорьев немало сделал и для становления школы "Кристалл", выпускающей перспективных игроков, многие из которых исправно пополняют знаменитые столичные клубы.

Спустя некоторое время выяснилось, что уголовное дело по факту убийства главного тренера "Кристалла" даже не возбуждалось. Видимо, милиция решила не браться за практически безнадежное дело, дабы не портить статистику.

РОК НАД АРМЕЙЦАМИ

27 августа 1981 года в ненастье смерть настигла 33-летнего Валерия Харламова на 73-м километре Ленинградского шоссе. Видимо, судьба предопределила ему кончину на дороге. Пятью годами раньше Валерий уже побывал в автокатастрофе, после чего врачи запретили ему играть. Но Харламов, человек стальной воли, вернулся на лед. После того он, не искушая судьбу, часто доверял руль жене, которая так и не научилась уверенно водить машину. Во всяком случае в тот день она растерялась и не справилась с управлением, когда колеса харламовской "Волги", попав на размытую глину, на мгновение потеряли сцепление с дорогой. А навстречу шел тяжелый грузовик. Машины столкнулись лоб в лоб…

Почему Харламовы в тот день покинули дачу да еще понеслись в Москву на высокой скорости, не считаясь с мокрой дорогой? Накануне Валерий побаловался пивком, а потому во избежание возможного неприятного разговора с инспектором ГАИ (запашок подвел бы) уступил место водителя. Знаменитый хоккеист спешил тренироваться вместе с молодыми игроками ЦСКА. А звезды ЦСКА в составе сборной СССР тем ранним утром улетели за океан на Кубок Канады. Харламова, который за две с половиной недели до этого оказался самым результативным в финальном турнире Кубка европейских чемпионов, Виктор Тихонов не взял в состав.

Конечно, право тренера решать, кого из хоккеистов брать в команду. Но думается, великого Харламова вполне можно было включить в делегацию хотя бы как наблюдателя или почетного гостя, невероятно популярного в Канаде (откомандировал же тогда Спорткомитет СССР Анатолия Тарасова, уже нигде не работавшего и вовсю исполнявшего роль свадебного генерала). Тем более из Москвы полетело членами делегации более 40 человек! Увы, для Харламова места в ней не нашлось. А то пожил бы… Не судьба.

В ЦСКА были и другие нелепые потери. В 1981 году 21-летний нападающий Владимир Корженко ударился головой о борт во время тренировки, и — смерть спустя месяц в больнице. В 1985 году за рулем автомобиля погиб 20-летний нападающий Анатолий Фетисов (он врезался в фонарный столб на территории армейского спорткомплекса), родной брат прославленного хоккеиста. Рассказывают, по задаткам он ни в чем не уступал Вячеславу и был включен в символическую сборную на чемпионате Европы 1985 года среди юниоров. Осенью 1991 года в столкновении с автобусом превратилась в лепешку машина, в которой ехали два молодых игрока. Кирилл Тарасов из воскресенского "Химика" погиб, а новичок ЦСКА Вячеслав Козлов чудом выжил и позднее переместился за океан, влившись в ряды НХЛ. 12 июля 1996 года на территории Ледового дворца ЦСКА был застрелен случайно попавший в перестрелку двух мафиозных группировок многолетний администратор армейского клуба Владимир Богач. При невыясненных обстоятельствах в конце ноября 1996 года у себя в квартире скончался защитник ХК ЦСКА Александр Осадчий. За день до этого он вернулся с командой из Праги с матча Евролиги, где забросил шайбу.

В 1980 году отравился выхлопными газами своего автомобиля 30-летний Вячеслав Солодухин, нападающий ленинградского СКА. Его земляк, 38-летний Николай Дроздецкий, олимпийский чемпион, двукратный чемпион мира, трехкратный чемпион Европы, семикратный чемпион СССР (в составе ЦСКА), осенью 1995 года умер от диабетической комы в квартире матери. Катализатором болезни, которой он страдал на протяжении трех лет, стали возобновившиеся тренировки. Дроздецкий решил вернуться в шведский клуб "Бурос", где провел шесть сезонов и который помог ему выйти в первую лигу.

РАЗНЫЕ СУДЬБЫ

Анатолий Мотовилов в конце 80-х годов вернулся тренером на свою малую родину в Новокузнецк. Он с увлечением рассказывал о планах по возрождению "Металлурга", который в свое время изрядно опустошали именитые московские тренеры. И вдруг приходит весть: Мотовилов с женой погибли в автокатастрофе в районе столичного аэропорта Шереметьево. У Анатолия Геннадьевича (ему было чуть больше 40 лет) незадолго до этого обнаружили рак, но нашлась возможность показаться зарубежным светилам и прооперироваться с надеждой на успех…

Несколько трагедий случилось в период предсезонки. 1 июля 1988 года во время летнего кросса в изнуряющую жару не выдержало сердце у Андрея Земко, хорошо известного по выступлениям за киевский "Сокол". Та же участь в середине 90-х годов постигла нападающего тюменского "Рубина" Александра Смагина.

Пулю в сердце в самом центре Уфы, на людной улице, получил в 1992 году нападающий московского "Спартака" Сергей Бушмелев. Его рубашка с 12-м номером перешла к Дмитрию Рожкову, который был убит ударом ножа в сонную артерию в ночь на 1 января 1996 года. Подозрение пало на его пьяницу-тестя и жену, которая при выяснении отношений с мужем, случалось, пускала в ход сковородки, кастрюли, стулья. После этого Рожков, как рассказывал вице-президент "Спартака" Гелани Товбулатов, на людях появлялся с ссадинами и синяками. Чем закончилось следствие, неизвестно. Хоккеиста уже не вернуть.

УРАЛЬСКИЕ ТРАГЕДИИ

Хоккеистов Алексея Яшина и Николая Хабибуллина представлять не надо. Но напомним, что первые победы в масштабах страны они одержали, выступая за юношескую сборную Урала своего возраста (1973 г.р.). Состояла же та команда на две трети из хоккеистов челябинского "Трактора". Если из шести свердловчан, входивших в ту сборную, двое стали звездами, то из 14 челябинцев таковыми могли стать 7—9 (кстати, именно столько южноуральцев в 1989 году и являлись кандидатами в юношескую сборную СССР). Уж что-что, а психология победителей у той команды была! Лишь в двух первых турнирах, когда им было по 11—12 лет, челябинцы не выигрывали "золото". Затем пять лет забирали только главные призы: и в первенствах города, и в кубках "Надежды Урала", и во всесоюзных турнирах, и в чемпионатах профсоюзных обществ, и в чемпионатах СССР среди сборных регионов.

Взлет этих ребят оборвался 4 июня 1989 года. 10 челябинских хоккеистов вместе со школьными товарищами отправились в Краснодарский край на отдых, а заодно помочь в уборке урожая (на юг брали лучших). Но поезд не успел даже пройти границу Челябинской области. Под Ашой из-за аварии продуктопровода, проходившего вблизи железной дороги, раздался взрыв. На эту поездку наложилась целая череда нелепых случайностей. Не хватало мест, и выбили дополнительный вагон. Задержалось отправление состава. Вагон с детьми прицепили последним. Взрыв произошел в момент, когда на путях встретились два поезда Новосибирск — Адлер и Адлер — Новосибирск, точнее, их конечные вагоны. Из десяти юных хоккеистов удалось выжить лишь Александру Сычеву, выступавшему в этом сезоне за нижнекамский "Нефтехимик" (а врачи сомневались, сможет ли). Погибли Сергей Генергард, Олег Девятов, Алексей Козловский, Андрей Кулаженков, Артем Масалов, Александр Михайлов (старший сын врача челябинского "Трактора"), Станислав Петухов, Сергей Смыслов и Андрей Шевченко.

В какой-то мере символично, что в прошлом сезоне трое хоккеистов из того "Трактора-73" (А.Кузнецов, Д.Селянин, А.Семенов), которым не довелось попасть в роковую поездку, стали чемпионами Челябинской области, выступая именно за клуб Аши. Каждый год в начале июня на место гибели юных хоккеистов приезжают их повзрослевшие товарищи. Наибольших успехов в спорте из того выпуска СДЮШОР "Трактор" добился Борис Тортунов — победитель Кубка Евролиги в составе магнитогорского "Металлурга". Борис, как и другие хоккеисты, по каким-либо причинам отказавшиеся от поездки, повторили поворот в судьбе своего земляка Виктора Шувалова, случившийся 50 лет назад. 7 января 1950 года разбился самолет с его командой ВВС, но Виктора в нем не было. Его, как недавно перешедшего в Москву из Челябинска, решили освободить от игры в родном городе.

Через три года после трагедии под Ашой у хоккеистов Челябинска случилась новая. Зимой 1992 года защитник Артем Копоть, родившийся на год раньше погибших под Ашой, стал вместе в Равилем Гусмановым чемпионом мира среди молодежи, причем Артем в нашей сборной был одним из лучших. Не случайно летом его задрафтовал "Питсбург Пингвинз". Но буквально через несколько недель его жизнь трагически прервалась за рулем машины на ночном шоссе Челябинска.

Еще через три года серебряным призером на молодежном чемпионате мира-95 стал защитник "Трактора" Михаил Охотников. А летом 1996 года его хоккейная карьера завершилась на одном из водоемов Челябинской области. После неудачного прыжка в воду Михаил остался жив, но стал инвалидом и в хоккей играть уже не может.

Прошло еще три года, и вновь водоем, на этот раз заокеанский, стал 23 июля свидетелем трагедии еще с одним хоккеистом из Челябинска – 22-летним Дмитрием Тертышным. Со своими друзьями защитник "Филадельфии" катался ночью по озеру Оканган в Канаде. Внезапно их настигла сильная волна, которая выбросила за борт Диму, сидевшего на коленях на носу катера. После этого хоккеиста затянул гребной винт судна и он получил несколько тяжелых ран на шее, из-за чего за короткое время истек кровью.

А за тридцать лет до этого случая путешествие на лодке стало последним для тренера усть-каменогорского "Торпедо" Николая Кокшарова, пропавшего во время рыбалки. В конце пятидесятых годов Кокшаров был голкипером "Трактора" и дважды становился четвертым в первенствах страны в составе челябинского клуба. Это достижение "Трактора" было превзойдено лишь в 1977 году, когда в его "бронзовом" составе играл Николай Шорин. Техничный, результативный хоккеист выступал вместе с Валерием Белоусовым и Анатолием Картаевым, входил во вторую сборную СССР. По завершении карьеры игрока работал тренером. В декабре 1992 года пропал без вести...

Стоит отметить, что трагедии с молодыми челябинскими хоккеистами не забываются. Каждый год весной в ЛД "Трактор" проходят турниры юношеских команд, посвященные памяти погибших под Ашой. Проводились турниры памяти Артема Копотя. А турнир, состоявшийся в августе прошлого года, был посвящен памяти Дмитрия Тертышного.

ЗАКАЗЧИКИ НЕ НАЙДЕНЫ

22 апреля 1997 года недалеко от дачного поселка Иванцево под Дмитровом служебный автомобиль президента Федерации хоккея России Валентина Сыча был в упор расстрелян из автомата. Сыч был убит десятью пулями: восемь попали ему в голову, две – в сердце. Его супруга Валентина Дмитриевна получила тяжелое ранение: впоследствии она перенесла четыре операции. Водителю повезло чуть больше: он успел пригнуться, и пули лишь задели его держащие руль пальцы.

Вскоре были задержаны Александр Артемьев – в прошлом хоккейный судья и бизнесмен из подмосковных Люберец, муж его племянницы Дмитрий Романчиков, Александр Колецков, гражданин Азербайджана Ариф Исмаилов, сидевший за рулем автомобиля убийц, продавец оружия Юрий Сергеев и бывший военнослужащий Вячеслав Пчелинцев, который и нажимал на спусковой крючок "Калашникова". А 8 августа был арестован и предполагаемый заказчик убийства экс-президент Межнациональной хоккейной лиги Роберт Черенков. Впрочем, 14 января 98-го Черенкова освободили: уголовное дело прекратили "за недоказанностью". Спустя год с небольшим все остальные арестованные были осуждены на различные сроки заключения. Больше всех досталось Артемьеву — он был официально признан заказчиком преступления — и Пчелинцеву как непосредственному убийце. Как водится, осужденные направили жалобы в Верховный суд с просьбой пересмотреть приговор. Однако состоявшееся в декабре заседание Верховного суда ничего не изменило.

Казалось бы, дело закрыто. Но разговоры о том, что истинный идеолог преступления ушел от ответственности, продолжаются. Об этом на суде говорили и государственный обвинитель Борис Лактионов, заявивший, что "вину заказчика следствие доказать не захотело" (номер "СС" от 15.02.99), и Роберт Черенков, в эксклюзивном интервью нашей газете (номер "СС" от 5.04.99) сказавший, что "Артемьев – фигура подставная", а "режиссер остался за кадром".

Прошлым летом, через две недели после страшного известия из Канады о смерти Дмитрия Тертышного, случилась новая трагедия. На шоссе под Ярославлем 8 августа в автокатастрофе погиб 26-летний ярославский торпедовец Владимир Жашков. Находившийся с ним в машине Евгений Хацей получил тяжелые травмы, тем не менее через полгода вышел на лед.

19 ноября 1999 года в возрасте 33 лет скончался чемпион мира-86, Олимпиады-88, воспитанник питерского хоккея вратарь Евгений Белошейкин. Он не жаловался на судьбу, но в душе, скорее всего, переживал из-за несложившейся карьеры, много пил. Это не могло не отразиться на сердце…

Злой рок, нелепые трагические обстоятельства…