Бьюсь об заклад, Анна в хоккейных кругах уже давно известна не меньше, чем ее супруг, арбитр международной категории Александр Зайцев. И если он регулярно входит в традиционную "шестерку" лучших рефери России, то его жена легко могла бы перекрыть такое достижение, участвуя в конкурсе самых эффектных женщин страны. Но главным образом Аню узнают по другой простой причине — почти пять лет Зайцевы напоминают эдакую "сладкую парочку", всегда и везде неизменно появляясь вдвоем.

МОРОЖЕНОЕ — СПОСОБ ДЛЯ ЗНАКОМСТВА

— Срок совместной жизни у вас не маленький, однако вы явно не успели наскучить друг другу.

— Это точно. И скорее, даже наоборот. Мы все время скучаем друг без друга. Я терпеливо жду Сашу, когда он в отъезде. И всегда буду ждать, сколько бы лет мы ни жили вместе. Что поделаешь, работа судьи сопряжена с постоянными командировками.

— Вас это не раздражает?

— Ничуть. Если любишь мужчину, ты обязательно будешь его ждать. Ведь любовь не только физическое чувство, но и духовное. Саша живет хоккеем, и я его прекрасно понимаю.

— Вам тоже нравится хоккей или вы на матчах находитесь рядом с Александром исключительно из чувства солидарности?

— Мне самой это ужасно интересно. Я очень люблю спорт. В свое время закончила МИРЭА и 10 лет занималась спортивной гимнастикой. Неподалеку от станции метро "Октябрьская" была специализированная школа, которая выпускала кандидатов в мастера спорта. Так что это звание у меня есть.

— Почему же не пошли по восходящей?

— Бревно — снаряд коварный. Упала как-то, сломала палец на ноге. Страх появился. Пришлось на карьере поставить крест. Правда, спустя какое-то время я себя переборола, пошла в воздушные гимнастки — примерно год пробыла в цирковой студии. Но потом увлеклась театром. В ГИТИС даже поступала. Два тура прошла. Сами знаете, рассчитывать только на собственные силы там просто нереально.

— Ну а с Зайцевым как познакомились?

— У арбитров специфическая профессия. В хоккей в основном играют зимой. А летом судье надо себя занимать другим делом, чтобы семью прокормить или самому жить безбедно. Саша взял в аренду палатки с мороженым. И однажды ему пришлось встать за прилавок вместо заболевшей продавщицы. На свое счастье я и подошла в тот день к палатке. Он со мной пококетничал и… угостил мороженым. В другой раз я мороженое у него покупала уже с Яной.

— Это ваша дочь?

— Угадали. Ей скоро будет 12. Но по душам нам с Зайцевым впервые удалось поговорить без нее, когда мы встретились при довольно любопытных обстоятельствах. Я на тот момент как раз искала работу и, выходя из метро, за что-то зацепилась — юбка так и поехала по шву. Расстроилась, разозлилась даже. Вдруг за спиной машина тормозит, останавливается. Оглядываюсь — за рулем тот самый продавец из палатки. Спрашивает: "Что ж вы за мороженым не заглядываете?" Я и отвечаю в сердцах: "Господи, какое еще мороженое!" В общем, рассказала ему о проблемах, о том, что дочка идет в первый класс. Зайцев предложил устроиться кассиром в его конторе.

— И телефон ваш попросил…

— Само собой. Но не звонил довольно долго. Наверное, прошло дней десять. Я и забыла о нем, поскольку устроилась на одну фирму. И тут он звонит, прямо в день рождения моей дочери. Говорит, мол, хочет передать ей подарок. Торт-мороженое! Подъехал к нашему дому на своей "Ауди", и мы отправились кататься на Ленинские горы. Честно вам скажу, Саша умеет красиво ухаживать! Не ожидала я такого от простого продавца.

— То есть как? Неужели вы не знали, что Александр является известным хоккейным арбитром?

— Представьте себе! В этом-то он мне признался не сразу. Я, кстати, из спортивной семьи. Папа занимался боксом, очень любил и хоккей. Вместе мы частенько по телевизору игры смотрели. Поэтому, когда Саша мне спустя два месяца сказал о том, кто он есть, я была ошеломлена. И одновременно обрадовалась, потому как все, что касается хоккея, мне близко по духу.

— Вы, видимо, моментально стали уважать Александра?

— Знаете, его можно было уважать за другое. В первую очередь за чисто человеческие качества. Я чувствовала в Саше благородство и порядочность. Не каждый день можно встретить такого мужчину. Тот образ, который был в мечтах и в моем сердце, я повстречала наяву. И со временем поняла, что меня к нему тянет. Появились искренние чувства, а затем и настоящая любовь.

СУПРУГИ ХОТЯТ МАЛЬЧИКА

— Отрадно, что чувство было взаимным…

— Вы правы. И в этом я убедилась сполна. Он до сих пор ласково называет меня "барышня из парка".

— Расшифруйте, пожалуйста.

— Ценит за открытую душу. Когда-то в старые времена по парку прогуливались дамы из интеллигентных семей, робкие и слегка наивные, которым благородные мужчины мечтали признаваться в любви каждые десять минут.

— И как часто Александр делает это?

— Каждые десять минут (улыбается)! Говорит, что обожает меня. И я ему верю, поскольку твердо знаю: Саша такими словами бросаться не станет. Для него откровенные признания дороги и святы.

— Полагаю, вы не только являетесь предметом для обожания, но и сами делаете все возможное, чтобы Александр чувствовал себя счастливым.

— Вам нужны доказательства? Хорошо. Недавно я купила целое ведро роз и в прямом смысле слова осыпала его ими с головы до ног!

— Что ж, вашему супругу можно по-доброму позавидовать — редкая женщина способна на подобные поступки. Для полного счастья вам, наверное, не хватает сына, раз дочь уже есть.

— Саша мечтает об этом. А я — только "за". Планируем родить со временем. Тем более что с недавних пор я не работаю. Так для семьи удобнее. На мне же и стирка, и уборка, и готовка. Хочу создавать в доме комфорт и уют. Приходит муж — а на столе уже его любимый борщ и пироги с капустой. Готовить, поверьте, я умею. Еще и кондитерское училище, между прочим, закончила.

— А фирменное блюдо у вас имеется?

— А как же! Свиная отбивная, запеченная в сыре, с зеленью и помидорами. Карпа в духовке готовлю, пельмени домашние леплю, лапшу. Удовольствие, короче, получаю. Для меня это, считайте, способ самовыражения. И как бы я ни уставала от домашних хлопот, всегда стараюсь следить за собой.

— Это заметно!

— Женщина должна оставаться женщиной, несмотря ни на что. Если я даже буду валиться с ног от усталости, то все равно никому об этом не скажу. А раз хочешь нравиться мужу, изволь быть в надлежащей форме.

— Правильно. Надо брать с него пример. Александру в мае стукнет 45. В этом возрасте за животом и мужика самого обычно не бывает видно, а вашему изящному супругу впору идти в солисты балета.

— Он же постоянно испытывает физические нагрузки: часто находится на льду, гоняет на площадке наравне с хоккеистами. Правда, за последнее время слегка поправился. Видно, сказывается моя стряпня.

АЛЕКСАНДР ДОРОЖЕ МИЛЛИОНА

— Не буду говорить о Москве, но в других городах людей профессии Александра любят ублажать перед матчами, чтобы те, так скажем, не обижали команду хозяев.

— Намек ваш я поняла. И скажу на это, что никаких "левых" денег он не брал и не возьмет никогда. Наверное, если бы когда-нибудь Саша дал малейший повод усомниться в своей честности, он бы уже не обслуживал матчи самого высокого ранга и вообще не был бы арбитром. Вот за порядочность и объективность Зайцева и уважают. Он скорее от себя оторвет и поделится с кем-либо. А уж близкому человеку всегда сделает приятное. У меня вот есть любимые французские духи — "Елисейские поля". Так Саша, если флакончик заканчивается, наизнанку вывернется, но достанет новый. Сладости еще любит мне покупать, особенно шоколадки.

— Не боитесь испортить фигуру?

— Так я спортом занимаюсь. Качаю пресс, делаю по утрам зарядку. Я горжусь своим мужем и как жена стараюсь держать семейную марку. Нам стоит на улицу выйти, как в нашу сторону уже поглядывают. В метро несколько раз люди подходили и комплименты делали: "Какая пара! Вами прямо любоваться можно!" Даже в загсе мы, извините за нескромность, выделялись среди других. Саша был в черном смокинге с бабочкой, а я — во всем алом.

— Рискну предположить, что вам мужчины проходу не дают, если одна идете…

— Не скрою, бывает. И даже в присутствии Александра.

— Мужская наглость иногда поистине не знает границ.

— Особенно в тех краях, где такое в порядке вещей. Например, в Арабских Эмиратах, куда мы с Сашей ездили отдыхать. Зашли вечером в бар нашего отеля, заняли столик и пошли танцевать. Возвращаемся, а он весь заставлен пивом. Оказывается, араб один в национальной одежде, который по соседству сидел, решил нас угостить. И потом к нам переместился, переговоры с мужем повел. Увидел загорелую блондинку с открытым лицом и ничуть не постеснялся сказать, что за нее готов выложить любые деньги. Лишь бы стала одной из его жен. Сашка сразу занервничал, приревновал, но потом успокоился, когда я тому ответила, что своего единственного мужа ни за какие миллионы не променяю!

— Браво, Анна! Достойный ответ!

— По-моему, любая нормальная женщина так бы ответила. Любимых не предают. Равно как и старых друзей.

— У вас, кстати, их много?

— Много может быть только знакомых. Настоящих друзей — по пальцам пересчитать. С Шадриными мы очень дружим. Владимир Николаевич — страшный кошатник. Котика нам персидского в прошлом августе подарил. Ричардом его назвали. Красоты котенок сказочной! Любопытный, ласковый, за маму меня принимает — так и ходит хвостиком. И с пуделем нашим белым дружит.

— Александр не возражал против такого подарка?

— Напротив, согласился с радостью. Мы вообще с Сашей практически никогда не ссоримся. Если и возникают какие-то мелкие трения, то котенок их снимает. Посмотрим на этого красавца вдвоем, погладим — и все сразу встает на свои места.