Со вчерашнего дня у сборной России солидное подкрепление в кармане — рейсом Аэрофлота из Чикаго специально для выступления на чемпионате мира прибыл центрфорвард "Чикаго Блэк Хоукс" Алексей Жамнов. Любопытно, что он, в отличие от пяти энхаэловцев, уже находящихся в распоряжении нашей команды, проходил не через зал для прилета простых смертных, а пользовался выходом VIP.

Илья ЕЛИСЕЕВ

— Чем это вызвано? — переспросил Алексей. — Наверное, тем, что у меня есть хорошие друзья.

— Охранники у входа, взглянув на списки особо важных персон, сказали, что вы прилетаете вдвоем.

— Серьезно? Видимо, они имели в виду мой баул (улыбается).

— А разве ваша жена не собиралась приехать с вами?

— Лена прилетит попозже. На финальную часть чемпионата. А пока она находится с дочками дома.

— Вы как долетели?

— Спал всю дорогу! Может, поэтому и чувствую себя как в прострации. Перелет тяжелый был. В общей сложности 12 часов в воздухе провел. Да еще мы остановку в Шенноне делали. По средам-то прямого рейса в Москву из Чикаго нет.

— Почему же вы раньше сюда не прибыли, а только сейчас, за считанные дни до мирового чемпионата? Сезон-то для "Чикаго" вашего досрочно закончился, раз команда в плей-офф не прошла.

— Я на месте решил подлечить кое-какие мелкие травмы. Надо было пройти некоторые процедуры, да и потренироваться самостоятельно. Крутил велосипед, со штангой возился, делал другие физические упражнения. Ну и отдыхать не забывал. Все-таки сезон в НХЛ очень напряженным выдался.

— Вы его, кстати, не очень уверенно начали и разыгрались только ближе к финишу.

— Я бы не сказал, что отыграл неудачно. Нормально в целом провел сезон. Просто дали о себе знать две травмы. А после них, как известно, в строй возвращаться непросто. Вот, например, перед Новым годом я порвал мышцу на задней поверхности бедра. С таким повреждением любой человек долгое время не то что играть, делать ничего не сможет. И я не исключение. Недели три лежал на кушетке и прикладывал к ноге лед.

— Но в конечном итоге вы успешно побороли все травмы…

— Конечно, раз я здесь. И это главное. Лучше поздно, чем никогда! Хотя к началу чемпионата мира я вполне успеваю.

— А что он для вас значит? Есть необходимость утолить ностальгию по сборной, поскольку вы не выступали за нее после 92-го года?

— Безусловно. Тем более что чемпионат мира проходит дома, в России. Травм серьезных после окончания сезона за океаном у меня не было. Так почему бы не приехать и не помочь?

— Вашему приезду как-то способствовал Владислав Третьяк, который работает в "Чикаго" с вратарями?

— Нет, я вел все переговоры напрямую с непосредственными руководителями нашей сборной — со Стеблиным, Якушевым, Касатоновым. А с Третьяком мы только обменивались мнениями по ходу дела. Советов он мне никаких не давал. Я же не голкипер, должен шайбы забрасывать.

— А это, считаете, вам легко будет делать, учитывая то обстоятельство, что многие ребята из состава сборной вам вообще не знакомы?

— Знаете, самое главное, что перед нашей командой поставлена высокая задача, которая и объединит нас. Так что не сомневайтесь — общий язык мы найдем!

— Никто в этом и не сомневается, тем паче, что компанию вам в сборной составят, возможно, еще и другие энхаэловцы помимо тех, кто уже имеется в ее составе.

— Уверен, что я был не последним прилетевшим. Но кто еще усилит команду, сказать сложно. Все зависит от того, как будут разворачиваться события в плей-офф.

— А ведь события в чемпионате мира могут повернуться для любого из вас так, что все закончится травмой. Лично вы ее не опасаетесь?

— Контракт с "Чикаго" у меня еще на год. Стало быть, страховка действует. Конечно, определенная доля риска есть, но я не боюсь. Если постоянно думать о том, что можешь получить травму, то ты ее обязательно получишь. Надо думать об игре! А хотите знать, о чем я думаю в данный момент?

— Хотелось бы.

— О прохладном душе. Что-то я никак не могу прийти в себя после этого перелета.