22 апреля весь пролетарский мир будет отмечать 130-ю годовщину со дня рождения своего вождя из провинциального Симбирска Владимира Ульянова-Ленина. На фоне этого грандиозного события совсем незаметно 16 апреля проскочила дата рождения современника и соратника Ильича по партии, организатора шахматного движения в СССР Александра Федоровича Ильина-Женевского. Тем не менее, несмотря на более чем двадцатилетнюю разницу в возрасте, судьбы этих двух неординарных людей не раз пересекались в то неспокойное время.

ЧЕСТОЛЮБИВЫЙ ВОЖДЬ

Александр Федорович Ильин-Женевский родился в высокообразованной дворянской семье в Петербурге и уже с ранних лет стал проявлять сильнейший интерес к шахматам, достигнув еще в гимназическом возрасте мастерского уровня. Однако, учась в гимназии вместе со своим старшим братом Федором (впоследствии известным под псевдонимом Раскольников), Саша Ильин занимался не только науками и шахматами. Россия начала ХХ века была беременна революцией, и оба брата не остались в стороне от бурных революционных событий, сразу став приверженцами большевистского направления социал-демократического движения. Кумиром юного гимназиста Саши Ильина был и навсегда остался лидер большевиков Владимир Ленин, не уступавший ни одному из многочисленных политических противников в споре.

Хорошо известно, что Владимир Ильич очень любил шахматы, называя древнюю игру "гимнастикой ума", очень увлекался решением шахматных задач и зачастую поигрывал с друзьями. Современники оценивали силу его игры на уровне хорошей 1-й категории. Да и сам Ильич был весьма высокого мнения о своих шахматных способностях, считая, что лишь большая загруженность более важными, чем шахматы, партийными делами не позволяла ему стать шахматным мастером.

РАСТОПТАННЫЙ

ГИМНАЗИСТ

В отличие от вождя, юный соратник, хоть и принимал участие в политической жизни гимназии, главным для себя все же считал шахматы, легко обыгрывая всех однокашников. В 12 лет Саша Ильин был уже довольно сильным шахматистом, играя на уровне мастера и принимая участие в петербургских турнирах.

Именно это обстоятельство явилось причиной приглашения гимназиста Ильина на квартиру Владимира Ильича в конце 1907 года перед самым отъездом Ленина в эмиграцию. Саша, конечно, был рад приглашению, но наотрез отказался играть с Лениным матч в шахматы, так как прекрасно понимал, чем все закончится, и очень не хотел обижать своего революционного кумира. Однако отговорить Ильича от борьбы юноше не удалось, и матч начался. Благородный гимназист не мог предать шахматы в угоду честолюбию вождя, и потому очень скоро произошло то, что и должно было произойти: Ленин проиграл. Этот проигрыш возбудил его чрезвычайно. Он забегал по комнате, изрыгая на своего юного противника бурные потоки брани, используя неформальную лексику и доказывая, что результат совершенно не закономерен. Бедный Ильин был смят и уничтожен, но даже не помышлял ответить тем же. А Ильич между тем настаивал на сатисфакции и в конце концов уговорил гимназиста вновь сесть за доску, обещая впредь не применять столь крепких аргументов. Разумеется, и во второй партии картина повторилась, причем гнев главного большевика был не менее красочен, что заставило деликатного Ильина извиниться за Ильича перед Надеждой Константиновной.

- Я очень уважаю Владимира Ильича и не могу отвечать на его оскорбления, поэтому больше никогда не разрешайте ему играть со мной в шахматы, - просил, прощаясь, Ильин, даже не подозревая, что судьба еще не раз столкнет его с Лениным.

ЕЩЕ ОДНО ФИАСКО

В декабре 1907 года Ленин эмигрировал за границу, а в 1912 году вслед за вождем был вынужден эмигрировать после ареста и исключения из гимназии без права поступления и Александр Ильин. Обосновавшись в Швейцарии, Александр Федорович продолжал выполнять партийные поручения, прекрасно совмещая не слишком обременительную эту работу с участием в шахматных турнирах. Именно здесь скромный Ильин стал Ильиным-Женевским и вновь встретился с отдохнувшим за длительные годы эмиграции Ильичем, оказавшимся в Женеве в конце 1914 года. К тому времени Александр Федорович считался уже довольно крепким шахматным мастером. О силе его игры можно судить, основываясь хотя бы на том факте, что уже после революции, на всероссийской шахматной Олимпиаде 1920 г. будущий чемпион мира Александр Алехин лишь этюдным путем спасся в поединке с Ильиным-Женевским.

Тем не менее Владимир Ильич, очень не любивший оставаться в долгу, сумел вновь убедить преданного партийца сыграть с ним в шахматы, твердо обещая не превращать империалистическую войну за шахматной доской в гражданскую. Однако все повторилось, как в питерском матче: Ленин, так и не осознавший, что причиной его поражения является истинный профессионализм соперника, вновь разошелся в гневе, обвиняя Женевского во всех смертных грехах. Но на вторую партию незаслуженно обиженного соратника Ильичу уговорить не удалось.

После февральской революции 1917 года Ильин-Женевский, свободно владевший несколькими языками, редактировал ряд большевистских изданий и вел другую революционную работу под руководством Ленина. В 1920 году он был назначен комиссаром управления Всевобуча и принимал активное участие в организации всероссийской шахматной Олимпиады. Он вел первый после революции шахматный отдел в газете "К новой Армии", а с 1925 по 1930 год был главным редактором журнала "Шахматный листок". Затем Ильин-Женевский перешел на работу в посольство СССР в Праге, где вел переговоры о матче Флора с Ботвинником. Он и сам неоднократно, не без успеха, выступал в чемпионатах страны и Ленинграда и лучше других советских мастеров (кроме П. Романовского) сыграл в знаменитом московском международном турнире 1925 года.

Жизнь скромного соратника неистового Ильича оборвалась трагически. Он погиб в 1941 году на Ладоге, на "Дороге жизни" от осколков немецкой бомбы.