Девяностоминутное противостояние "Спартака" и ЦСКА в конечном итоге свелось к дуэли лидера красно-белых Егора Титова и голкипера красно-синих Игоря Кутепова.

88-я минута матча. Кутепов в числе прочих цеэсковцев упорно доказывает Баскакову, что пенальти не было. Титов тем временем устанавливает мяч на одиннадцатиметровой отметке. По уверенным движениям футболиста чувствуется: психологический барьер преодолен. В 1998 году спартаковский плеймейкер уже однажды бил пенальти "Уралану", кстати, тоже в самой концовке встречи. На пути мяча тогда встал Саморуков и заслужил себе тот самый нашумевший титул героя Калмыкии, а своим одноклубникам звание почетных граждан республики. "Спартак" же проиграл, и Егор зарекся не подходить к одиннадцатиметровой отметке.

Неизвестно, долго бы еще длился его обет "молчания", если бы капитан Тихонов не захандрил. После двух неудач подряд Андрей решил не испытывать судьбу в третий раз, подошел к своему лучшему другу: "Егор, пробей". Егор не колебался ни секунды. Перед разбегом короткий взгляд в глаза Кутепову, который еще не успел отойти от беседы с арбитром и полностью сконцентрироваться. Стадион замер: спортивный снаряд летел в самый угол, но туда же летел и голкипер армейцев. Казалось, Игорь отобьет мяч, но он лишь слегка его коснулся, и вот спартаковская "девятка" уже у углового флажка принимает поздравления партнеров, третий раз в сезоне.

Таким образом, Титов стал лучшим бомбардиром команды. И надо признать, его успех не случаен. Несмотря на то, что в матче с ЦСКА, так же как и в другом дерби с "Локомотивом", соперники попытались лишить Титова простора и свести к минимуму количество его свиданий с мячом. Как только кто-то из партнеров искал Титова взглядом, к тому уже устремлялся кто-нибудь из армейцев и "зубами цеплялся в пятки". Егор затратил какое-то время на адаптацию и поначалу был не очень опасен для Кутепова. Игорь, впервые в нынешнем сезоне заняв место в раме ЦСКА, несмотря на отсутствие игровой практики, действовал уверенно и поводов для пессимизма армейским болельщикам не давал. Его свитер с 32-м номером, словно привидение, взмывал в воздух, и спартаковцы не раз от досады хватались за головы. Тот же Титов к середине первого тайма уже окончательно нашедший себя и раз за разом начавший переигрывать своего цеэсковского оппонента Хомуху, тоже столкнулся с кутеповским хладнокровием и его реакцией. Однажды на линии вратарской площадки Егор получил скидку от партнера, остановил и молниеносно без замаха с мыска послал мяч в незащищенную часть ворот, а потом еще долго пытался взять в толк, как же Кутепов сумел с этим ударом справиться. В другом схожем эпизоде Титов решил сыграть наверняка, так, чтобы даже сам черт ничего не смог бы поделать, но, направив мяч в самый угол ворот, промахнулся.

Во втором тайме практически ни одна атака спартаковцев не проходила без участия их плеймейкера, который с особым усердием принялся за раздачу передач. Кстати, это он сделал скидку головой Бузникину, когда того зацепили и был назначен пенальти.

В целом и Кутепов, и Титов оставили приличное впечатление. Пенальти же – лотерея, но то, что выиграл в нее спартаковец, пожалуй, все же закономерно.ЕГОР ТИТОВ: Я МОГ ЗАБЫТЬ, ЧТО ТАКОЕ СОНПолузащитник "Спартака", принесший своей команде победу, считает, что красно-белые не могли не выиграть, уж больно велико было их преимущество.

– После игры никак не мог заснуть, – говорит Титов. – Досидел до четырех утра. Совладать с эмоциями было невозможно, фрагменты матча раз за разом всплывали в сознании. Только под утро сумел отключиться. Если бы мы не выиграли, я, наверное, вообще бы забыл, что такое сон.

Дело в том, что в ходе матча с ЦСКА меня периодически атаковали нехорошие мысли: неужели это злой рок, неужели опять не сможем забить. Ведь и с "Локомотивом", и уж тем более с ЦСКА игра нам давалась, и в обоих случаях мы были обязаны выигрывать. Но мяч упорно не шел в ворота. Чего только стоит эпизод, когда Бузникин промахнулся с десяти метров. На тренировках Макс Сметанину такие забивает десять из десяти. А штанга, а перекладина? Я уже решил, что надо будет поставить свечку. И тут пенальти.

– Вы принимали непосредственное участие в том эпизоде…

– Когда Витя Булатов навесил в штрафную, выпрыгивая, я думал только о том, чтобы скинуть мяч Бузникину точно в ноги, а там он разберется. Максим вообще здорово вышел, свежий, юркий. В одном эпизоде он продемонстрировал такой финт, что у Варламова пошла голова кругом, он упал, ударился, и ему потом оказывали медицинскую помощь. Так что в том, что Бузникин вынудил Цаплина нарушить правила, нет ничего удивительного.

– Когда вы поняли, что пенальти придется бить именно вам?

– После свистка арбитра мы с Тихоновым переглянулись, он мне махнул, и я все понял. Хоть у меня и был небольшой комплекс пенальти, на этот раз я был уверен на двести процентов, что забью: от штанги, от рук вратаря, как угодно, но забью – слишком много нефарта мы натерпелись, и я не мог подвести. Когда я разбегался, то видел, что Кутепов двигается в тот угол, куда я нацелился. Но я не стал менять решение и во время удара уже представлял, как побегу к угловому флажку праздновать гол. Если бы не забил, то в пору можно было бы вешаться на собственной люстре. Я бы себя не простил.

Кстати, мне уже довелось услышать, что моя самоуверенность могла обернуться неудачей. Ребята, какая может быть самоуверенность на 88-й минуте, при ничейном счете, к тому же если перед этим два пенальти твоя команда не забила? Я просто разумно верил в свои силы.

– На душе нет осадка от того, что выиграли только благодаря пенальти, к тому же гол в ваши ворота не был засчитан – слишком много поводов для сомнительных разговоров.

– Никакого осадка. Испытываю блаженство, на душе очень хорошо, ведь мы играли в одни ворота и одержали заслуженную победу. Поначалу армейцы сопротивлялись очень достойно, но во втором тайме они поплыли. А когда мы играли десять на десять, вообще наше преимущество было подавляющим. Чувствовалось, что армейцы сели физически. Болезненно на них подействовало удаление Осколкова. Он очень грамотно действовал на опережении, с его же уходом центр поля получился разряженным, нам уже ничто не мешало. Не лучшим образом на игре ЦСКА сказалось то, что Варламов и Корнаухов еще не восстановились от травм. Женя вообще был бледной тенью себя самого. Мы его так навозили, что он с трудом ушел с поля. Когда эти игроки будут в полном порядке, ЦСКА начнет свое восхождение.