Недавно на предолимпийской отборочной неделе в Сиднее наши синхронистки выиграли в "номинациях" дуэты и группы. И поскольку синхронное плавание — субъективный вид спорта, и мировой рейтинг, который складывается здесь не за один турнир и даже не за один сезон, за считанные месяцы сломать практически невозможно, наши девушки — главные претендентки на золотые олимпийские медали. Среди дуэтов не было равных двукратным чемпионкам мира москвичкам Ольге Брусникиной и Марии Киселевой.

БАРАБАННАЯ ДРОБЬ ПО-ЯПОНСКИ

— Вы выступали в олимпийском бассейне. Какой он?

Ольга БРУСНИКИНА: — Огромный! Я сильно разволновалась, представив себе, сколько народу будет на Олимпиаде. От этого становится боязно. И было страшно выходить на старт: тишина в громадном бассейне, и все смотрят только на тебя. И это, в общем, напрягает.

— Слово "Олимпиада" вас пугает?

О.Б.: — Трудно сказать. Я же была в Атланте. Но там мы "делали" только группу, а здесь будет два вида программы, поэтому ответственность удваивается. Тем более что тогда мы боролись за "бронзу", а теперь будем за "золото".

— Не одолевают мысли: мол, скоро мы станем олимпийскими чемпионками…

О.Б.: — Одолевают, давят, и от этого становится еще страшнее. Тяжело удерживать лидирующие позиции, потому что все на тебя смотрят, и нужно чем-то удивлять.

— Ну уж ваши программы всегда уникальны. В отличие от американок, бывших законодательниц моды, предпочитающих стиль "диско", вы исповедуете классику.

О.Б.: — Не всегда. От классических произведений иногда необходимо отдыхать, хотя классика — это хороший вкус, нам бы хотелось, чтобы за нами тянулись остальные. Возможно, в группе мы используем музыку из известной оперы, не хотела бы называть ее, это пока секрет. А в дуэте разучиваем постановку под барабанную дробь в исполнении японской поп-группы. Постараемся быть оригинальными.

СЕДАКОВА, ДЕНЬГИ, КАЙФ

— На предолимпийской неделе не выступала трехкратная чемпионка мира Ольга Седакова. Она что, решила "завязать" с большим спортом?

О.Б.: — Мы не знаем. Официального отказа не было. Но судя по тому, как идет тренировочный процесс, в дуэте ее точно не будет. В любом случае Ольга, которая несколько лет работает в одном из цюрихских клубов, приедет на Олимпиаду как тренер: ее швейцарский дуэт пробился в Сидней. Мы виделись с Олей в Австралии и очень мило поболтали.

— Неужели не спросили, будет ли она выступать?

О.Б.: — Нет!

— Ольга, на домашних турнирах вы, бывало, обыгрывали Седакову в соло, а на чемпионатах Европы и мира в этом виде выступала она. Вероятно, вы часто грызлись?

О.Б.: — У нас никогда не было серьезных разборок, выяснения отношений. Я считала, что мне это просто не нужно. И если тренеры полагали, что Оля должна выступать, значит, они не были уверены в моих силах.

— А вы, Маша, должны радоваться больше всех, ведь именно вас Седакова выбила бы из дуэта, как это было на чемпионате мира 1998 года в австралийском Перте. Но тогда в дуэте участвовала и третья — запасная спортсменка, а сейчас по новым правилам их может быть только две.

Мария КИСЕЛЕВА: — Разве может возникнуть конфликт с человеком, с которым тебя связывают исключительно деловые контакты? Попросту работаешь с ним, когда это необходимо, не восхищаешься им, но и не ненавидишь. Вообще вы задаете провокационные вопросы! Зачем провоцируете нас? Все равно мы ничего не скажем!

О.Б.: — Извини, Маша, я тебя перебью. Расскажу о правилах соревнований. Уже на том чемпионате мира запасных не награждали, мы узнали об этом только в Перте. Было очень обидно, когда Машу не пригласили на пьедестал. Правда, потом собрали третьи "номера" в дуэтах и девятые-десятые в группах, наградили. Но после этого сообщили, что отныне дуэт должен состоять из двух спортсменок, а группа — из восьми.

— Простите, а призовые деньги те, кто был в запасе, получили?

О.Б.: — Никому из нас не заплатили! Может быть, кто-то другой наши денежки получил! Не помню точно, какую сумму нам обещали, вроде бы 15 тысяч долларов. Мы, конечно, эту тему поднимали, но нам ответили, что правительство, обещавшее деньги, ушло в отставку.

— Не секрет, что одна золотая медаль на Олимпийских играх будет стоить 50 тысяч долларов. Насколько вами движут материальные стимулы?

О.Б.: — Движут на 40 процентов, я бы так определила, потому что все равно тщеславие, честолюбие выше. Если бы этих качеств не было, мы бы уже давно зарабатывали деньги в какой-нибудь другой области.

М.К.: — Согласна. Самое приятное ощущение — это когда ты стоишь на пьедестале и гимн твоей страны играют только для тебя. Такой кайф!

НЕЗАМЕТНЫЕ

КРАСНЫЕ НОСЫ

— В вашем дуэте есть лидер?

М.К.: — Да, Ольга, у нее техника лучше.

— Но судьям это не видно?

М.К.: — Надеюсь, что нет. Ради этого мы и работаем. В принципе у нас очень незначительная разница в технике.

— Интересно, сколько часов надо провести в бассейне, чтобы стать лучшими в мире, чемпионками мира, Олимпийских игр?

О.Б.: — Никогда никто не посчитает. Если тебе на роду написано быть примой, есть данные, Божий дар, то можешь потренироваться год-два и выиграешь главные старты. А некоторые побеждают на турнирах "Гран-при", зарабатывают кучу денег, а на Олимпиаде ничего не завоевывают. Что касается меня, то я посвятила синхронному плаванию 13 лет, Маша — почти 15.

— Сколько времени можете продержаться под водой?

М.К.: — В минутах мы не подсчитывали, такого параметра у нас нет, но метров 75 можем проплыть.

— Зажимы на носах лишние секунды "дают"?

М.К.: — Нет, это же не кислородные баллончики. Правда, от зажимов краснеют носы, так что на сборах мы все прехорошенькие — красноносые, как пьяницы.

— Вас не раздражает то, что обычно вас фотографируют в зажимах?

М.К.: — Мы совсем об этом не думаем, а потом, когда видишь фотографии, смотришь на то, синхронно ли исполнен тот или иной элемент. Это главная проблема, а зажим на носу даже не замечаешь.

— Синхронное плавание — опасный вид спорта? Утонуть можно?

О.Б.: — Тонули раньше, когда была обязательная программа — фигуры. У нас на глазах на Кубке мира-97 в Китае потеряла сознание и пошла на дно одна спортсменка, но ее, к счастью, быстренько откачали. Случаев со смертельным исходом, насколько я знаю, не было.

М.К.: — Нас отдали в синхронное плавание, чтобы мы не тонули, а научились плавать. Помню, меня впервые привели в бассейн, привязали круг на пояс и бросили в воду. Было ощущение, что я иду на дно, а вокруг — пузыри, пузыри. В детстве я воды панически боялась. Когда мне было два года, мы отдыхали на море, мама меня из бутылочки морской водой поливала. Я орала на весь пляж, и маме говорили: "Женщина, ну что же вы ребенка мучаете?"

— Теперь, конечно, воды не боитесь?

О.Б.: — Боимся! Страшно плавать в открытом водоеме, если вода непрозрачная. Вдруг под водой кто-нибудь к тебе неожиданно прикоснется, например, рыба.

— Ольга, вы отвечаете за двоих!

О.Б.: — Уверена, Маша думает точно так же. Мы столько времени проводим вместе, что уже сроднились. Несмотря на то, что мы разные, нам очень легко вместе. У нас даже вкусы стали совпадать. Если вы заметили, мы сейчас в одинаковых колечках. Купили их, не сговариваясь, в одной поездке.

— И мужчины вам нравятся одни и те же?

М.К.: — Вряд ли! Вот Оле нравится Сергей, я же не могу сказать, что и мне тоже.

ЛЮБОВЬ

ПОД ЗАПРЕТОМ

— Ольга, ваш избранник — Сергей Евстигнеев, ведущий ватерполист столичного "Динамо" и сборной команды. Где вы познакомились?

О.Б.: — На чемпионате мира 1994 года в Риме. А потом совершенно случайно встретились в Москве. Подруга пригласила меня погулять, пришла со своим кавалером и его другом. Это был Сережа. Спустя две недели он позвонил мне, до сих пор не знаю, где нашел мой телефон, я ему не оставляла. Так начался наш роман.

— Живете вместе?

О.Б.: — Да, у меня. В сентябре прошлого года я получила однокомнатную квартиру, до этого жила с мамой в коммуналке. Но видимся мы редко, от силы один-два дня в месяц — то он на сборах, соревнованиях, то я. Я очень люблю Сережу, уверена в нем, чувствую себя рядом с ним женщиной. Это, на мой взгляд, необычайно важно.

— За все это время он не давал вам повода для того, чтобы влепить ему пощечину?

О.Б.: — Нет, хотя не могу сказать, что у нас настолько все идеально, что мы не ссоримся. Всякое бывает. Но долго злиться на него невозможно, потому что он на редкость добродушный.

— А у вас, Маша, как обстоят дела с личной жизнью?

М.К.: — Моя личная жизнь касается только меня!

— Ну хорошо, тогда скажите, какие мужчины вам нравятся?

М.К.: — Стильные. Не могу назвать никого конкретно. Должна быть совокупность определенных качеств. Но главное — не внешность, а внутренний мир человека.

— Вы пишете стихи. Они о любви?

М.К.: — Они разные. В основном грустные, потому что я сочиняю их, когда мне плохо. Стараюсь не подражать известным поэтам, хотя мне безумно нравится Марина Цветаева, любимое стихотворение "Пригвождена к позорному столбу".

— Вам часто бывает плохо? Много стихов накопилось?

М.К.: — Не считала. Но сейчас я мало пишу.

— Некоторые известные спортсмены признаются, что с удовольствием занимаются сексом накануне соревнований. Для них это допинг!

О.Б.: — Нам не рекомендуют это делать перед стартами. Считается, что занятия любовью отвлекают, затуманивают мозги. Тем не менее никто рекомендаций не соблюдает. На мой взгляд, рядом с любимым мужчиной, напротив, испытываешь эмоциональный подъем, вдохновляющий на победу.

МИЛЛЕНИУМ НА КИПРЕ

— Олимпиада закончится. Что дальше?

О.Б.: — Вы нас, похоже, "хороните". А мы пока не собираемся уходить из спорта.

— И все-таки с деятельностью какого рода связана ваша дальнейшая карьера?

М.К.: — Я вообще-то учусь на факультете журналистики МГУ, хочу работать по специальности, может быть, на телевидении. Можно стать тренером, на специалистов из России за рубежом большой спрос, вот сейчас в Сиднее выступали представители 34 стран, в 12 из них трудятся русские тренеры, или продолжить выступать в коммерческих шоу. Но они в основном второсортные, я бы не стала принимать в них участие.

О.Б.: — Я бы, наверное, тоже. Если только на год-два. Но, скажем, будет мне 30 лет, придется чем-то другим заниматься, и очень тяжело в таком возрасте найти себя в жизни. Тем более что на шоу состояние сколотить нереально. Я расценок не знаю, но недавно одна девушка вернулась из Франции и привезла 5 тысяч то ли французских франков, то ли долларов. Разве это по нынешним меркам богатство?

— А что это за бешеный успех ваших гастролей на Кипре? Даже до Москвы слухи докатились!

М.К.: — Это было всего-навсего разовое выступление на Новый год. Я восприняла его просто как отдых. Нас пригласили отметить миллениум, я поехала, потому что неохота было дома сидеть, а Оля осталась в Москве с Сергеем. Я шикарно провела время. У нас с Кипром разница во времени — час. Там еще из Англии танцоры приезжали. Получилось, мы встретили Новый год трижды: по московскому, кипрскому времени и по Гринвичу!

ПОБЕГ ИЗ АДА

— На Олимпиаде за Америку выступит ваша бывшая подруга по советской команде Анна Козлова, которая намерена участвовать и в чемпионатах мира. В США она прима. Аня действительно опасная соперница?

О.Б.: — Не сказала бы. Мы встречались на соревнованиях в Японии и Италии. Не заметила, чтобы она сильно прибавила в технике, артистичности. То, что мы видели, это, конечно, не "ах"!

— Она счастлива, что вырвалась в Штаты, критикует систему подготовки наших синхронисток…

М.К.: — Дело в том, что у нее была мечта, цель — уехать. Она, когда впервые попала в Америку, сказала: "Это тот рай, о котором я мечтала".

— А что, по-вашему, рай?

О.Б.: — Мне кажется, прежде всего это когда на душе спокойно. Проблемы всегда будут, главное, не впадать в длительные депрессии.

М.К.: — Для меня понятие рая тоже не связано с определенным местом жительства. Это внутреннее состояние. И, конечно, рядом должны находиться люди, которым ты доверяешь и с которыми тебе хорошо.

— А что такое ад, вы знаете?

О.Б.: — Да, к сожалению. В сентябре прошлого года мы находились на показательных выступлениях на Тайване, в тот момент произошло землетрясение. Впервые я так близко почувствовала смерть. Поняла: вот сейчас могу умереть. Мы же не знали, насколько сильными будут толчки. Перед глазами возникло землетрясение в Турции, когда за 40 секунд города не стало. Когда мы бежали вниз по гостиничной лестнице, я боялась, что здание в любую секунду может рухнуть. И тотчас вспомнила родителей, Сергея. И еще. Не было истерик, рыданий. Плакали мы после, когда уже улетели с Тайваня — "отходняк" начался.

— Не хочется заканчивать разговор на грустной ноте. Уверены, вас окружают поклонники, которые мечтают о том, чтобы вы подарили им свои купальники на память после того, как выступите, например, на Олимпиаде. Да и среди мужского населения "Советского спорта" желающих получить подарок в качестве сувенира немало. Порадуете нас?

М.К.: — Увы, вынуждены вас разочаровать. Эти купальники — собственность команды. После Олимпиады мы обязаны их вернуть, передать следующим поколениям.