— Великий Константин Бесков совсем недавно сравнивал вашу манеру игры с той, в которой действует лидер "Спартака" Андрей Тихонов. Что вы думаете по поводу таких сравнений?

— Константин Иванович, конечно, имеет право на свою точку зрения. Я же не очень люблю всяческие сравнения, по-моему, любой большой мастер настолько ни на кого не похож, что любые параллели не очень-то уместны. Как с кем-нибудь можно сравнить, например, Стрельцова или Численко? Я считаю Андрея Тихонова индивидуально сильным игроком и думаю, что он тоже против каких-то сравнений.

— Вы в свое время играли на разных позициях: под нападающим, последнего защитника, персональщика. Сейчас, на ваш взгляд, есть сильные игроки в этих амплуа?

— Раньше в каждой команде были и классные нападающие, и классные защитники. Например, Володю Кесарева обыграть один в один было практически нереально. В современном же футболе есть только два классных персональщика: Юра Дроздов и Дима Хлестов. Остальные же вряд ли смогут играть против сильных нападающих европейского класса. А что касается игроков средней линии, то есть неплохие ребята в "Спартаке" и "Локомотиве". Именно эти команды и задают сейчас тон в российском чемпионате. Но в других-то клубах игроки просто похожи друг на друга своим неумением классно играть.

— У вас как у персональщика был в свое время шанс прикрыть самого Пеле. Это было в 1965 году…

— Да, в 1965 году бразильцы приехали в Москву для участия в товарищеском матче против сборной СССР. Меня тогда вызвали на сборы перед игрой. Но в результате во время матча я сидел на скамейке запасных. Против Пеле играл Сичинава, хотя он и не персональщик. Потом в газетах и книгах многие писали, что против бразильца играл Валера Воронин. Это неправда. Я сам слышал установку перед игрой и знаю, что торпедовцу такой установки никто не давал. Просто в ключевом эпизоде игры Ворона оказался рядом с Пеле, а тот его обыграл и забил один из голов. Смог бы я прикрыть Эдсона Арантеса ду Насименто? Не знаю. Мне удавалось прикрывать Эдика Стрельцова, а он-то был мировой величиной.

— В матче 1/4 финала Кубка СССР 1967 года вам удалось затмить и Эдуарда…

— Я хорошо помню ту игру. Стрельцова тогда держал не я, а, по-моему, Рябов. Все девяносто минут шла равная напряженная борьба с торпедовцами. И на последней минуте матча нам удалось провести неплохую атаку. Гена Еврюжихин навесил, а я головой переправил мяч в ворота. Вообще я очень часто решающие мячи забивал. Всего их на моем счету только в чемпионатах страны пятьдесят. По этому показателю я уступаю только трем полузащитникам: Колотову, Гаврилову и Черенкову. Причем надо учесть, что они все-таки к атаке играли ближе, чем я.

— Тот сезон 1967 года был для вас, наверное, лучшим. "Динамо" и Кубок выиграло, и в чемпионате могло золотые медали завоевать…

— У меня все сезоны равными были. Я и игр-то практически совсем не пропускал. За десять сезонов у меня их набралось 319. Это третий результат за всю историю "Динамо". Больше меня сыграли только Новиков и Яшин. А что касается 1967 года, то динамовцы действительно просто великолепный футбол показывали. Мы киевлян очков на семь опережали, и "золото" почти что было у нас в кармане. Но Константин Иванович Бесков в конце сезона стал зачем-то выпускать на поле вместо Юры Вшивцева Володю Козлова. Вшивцев быстрый был, взрывной, хорошо с Численко и Еврюжихиным взаимодействовал. А Козлов, конечно, техничным игроком был, но в такт действий партнеров не попадал. Вот и разладилось у нас что-то в атаке. В итоге чемпионство мы самым обидным образом упустили. Зато Кубок выиграли. ЦСКА в финале мы легко 3:0 раскатали. Причем почти все голы они сами себе забили. Да с нами и невозможно тогда было справиться. Все были в отличной форме.

— А что случилось с "Динамо" в 1970 году в Ташкенте во время второго решающего матча за чемпионство против армейцев?

— Мы вели со счетом 3:1. Один из мячей удалось провести мне. А потом началось такое, что иначе как невезением я назвать не могу. Перед тем как четвертый решающий мяч залетел в ворота, он неожиданно ударился в кочку прямо перед руками нашего вратаря Владимира Пильгуя, и тот оказался бессилен помочь команде. После игры, как обычно, стали искать крайних. Крайними оказались я, Аничкин и Еврюжихин, то есть лидеры команды. Говорили, что будто бы мы эту игру кому-то продали: не то московским картежникам, не то владельцам подпольного тотализатора. Все это было очень обидно и несправедливо. К этой победе мы шли семь лет, и вдруг нас обвиняют в том, что в последний момент мы сами добровольно лишили себя такого исторического успеха?

— Через год после того знаменитого матча вы покинули "Динамо" и отправились в Махачкалу. Неужели вас в другие клубы не приглашали?

— Приглашали, конечно. Но кто же меня, например, в минское "Динамо" отпускать собирался? Боялись, что, уехав из Москвы, я где-то еще заиграю, и тогда кому-нибудь из руководства московского городского общества "Динамо" дадут по шапке. Так и пришлось мне ехать в Махачкалу, где я познакомился с Гаджи Гаджиевым, который был вначале вторым тренером команды, а потом и главным. Отыграв в Дагестане один сезон, я отправился в Вологду, где и пришлось закончить карьеру из-за травмы, которую я получил в 1975 году. Кстати, в вологодском "Динамо" вместе со мной выступали Володя Штапов, Володя Ларин, другие известные по выступлениям в высшей лиге игроки. Таким составом мы почти никому не проигрывали. Если бы не травма, я бы там, конечно, задержался и подольше.

— Зато в хоккей с мячом вы продолжали играть до тридцати девяти лет.

— В бенди я играл очень здорово. Тогда, в принципе, все в хоккей с мячом играли. Например, еще когда мы с Эдиком Стрельцовым мальчишками на "Фрезере" занимались, то вместе неоднократно за тридцать шестой год в русский хоккей выступали. Стрельцов ведь и в этом виде спорта здорово себя проявлял. И Игорь Численко был чемпионом СССР по хоккею. Так было принято: летом мяч в ногах, а зимой клюшка в руках. Оба этих вида спорта хорошо дополняли друг друга. Сейчас, к сожалению, практически никто из футболистов зимой на лед не выходит, а зря. В хоккейном "Динамо" я играл под руководством великого Василия Трофимова. Он и сам был гениальным спортсменом, и команду создал блестящую. Сборная СССР под его руководством не знала поражений на мировой арене. Одно перечисление знаменитостей тех лет займет немало места: Измоденов, Атаманычев, Дураков, Осинцев, Папугин. Потом появились Плавунов, Ломанов. Все это, конечно, изумительные мастера. Сейчас я таких среди молодежи не вижу. Может быть, тренируются они мало, может быть, не так любят спорт, как мы. И это в любой спортивной дисциплине. Только об игроке начнут в газетах писать, так он сразу начинает думать, что великий. А на самом деле, ему нужно еще пахать и пахать, чтобы стать мастером и заикаться о баснословных контрактах. Раньше мы получали намного меньше, но играли несравнимо лучше.

— В 1979 году вы ушли из хоккея, хотя могли, наверное, продолжать выступать и дальше.

— Просто я стал задумываться о будущем и решил поступить в высшую школу тренеров. Кроме того, у меня осложнились отношения с Трофимовым, который не взял меня на последний чемпионат мира. А у меня уже были всевозможные награды в бенди. Это тоже сыграло свою роль. Я решил уйти, хотя и в тридцать девять молодым ни в чем не уступал.

— Знаменитый спортивный журналист Лев Филатов назвал вас когда-то "человеком с двумя сердцами". Как вы относитесь к этому высказыванию?

— Сначала я это воспринимал с юмором, а потом, честно говоря, меня это высказывание стало сильно раздражать. Каждый журналист считал своим долгом вспомнить про эти пресловутые "два сердца". За годы бесконечного употребления эта фраза стала журналистским штампом и начала набивать уже оскомину. Честно говоря, я не люблю, когда кто-то вновь говорит, что у Маслова было два сердца…СПРАВКА

Валерий Павлович МАСЛОВ

Pодился 28 апреля 1940 года в Петропавловске-Камчатском. Начал играть в 12-летнем возрасте в детской команде клуба завода "Фрезер", в котором, кстати, сделал первые шаги на футбольном поле и "звезда" советского футбола Эдуард Стрельцов. В 16 лет был приглашен в московскую ФШМ, а в 18 — в "Вымпел" из подмосковного города Калининграда, где играл до 1961 года. Дальнейшая судьба Валерия Маслова связана с московским "Динамо", 10 сезонов он играл в футбольной команде прославленного клуба и еще больше — в хоккейной. Заканчивал футбольную карьеру в махачкалинском и вологодском "Динамо". В чемпионатах СССР сыграл 319 матчей, забил 50 мячей. Чемпион СССР, трехкратный серебряный призер, двукратный обладатель Кубка СССР. В первой сборной страны сыграл 8 матчей и забил 2 мяча, а в олимпийской сборной — 3 матча.

Участвовал в отборочных матчах чемпионата Европы 1968 г. и Олимпийских игр 1964 г. Валерий Маслов был и отличным игроком в хоккей с мячом, о чем свидетельствуют такие цифры: 11-кратный чемпион СССР, 8-кратный чемпион мира, 3-кратный обладатель Кубка европейских чемпионов.

Лучший нападающий чемпионата мира 1973 г., 3 раза входил в символические сборные на чемпионатах мира 1967, 1973, 1975 гг. Капитан сборной СССР с 1969 по 1976 гг. В ней он сыграл 79 матчей и забил 44 мяча. В 1976 г. награжден медалью Международной федерации бенди "За выдающиеся заслуги в бенди". После окончания ВШТ работал тренером в "Спартаке" (Орджоникидзе), "Локомотиве" (Москва), "Соколе" (Саратов). Также тренировал команды по хоккею с мячом: "Динамо" (Москва), "Юность" и "Полет" (обе — Омск), "Строитель" (Сыктывкар). Два сезона возглавлял юношескую сборную страны, которая в 1994 году выиграла чемпионат мира среди юниоров.КРУИФФ В ФУТБОЛЕ, ПЕЛЕ В ХОККЕЕУ Валерия Маслова, весельчака и балагура, много друзей в разных уголках России. Один из них — заслуженный мастер спорта Вячеслав СОЛОВЬЕВ, который много лет играл с Масловым против него и в футбол, и в хоккей с мячом.Геннадий ЛАРЧИКОВ

Этот игрок действительно требовал к себе особого внимания — быстрый, ловкий, техничный, хитрый, говорит Соловьев. В те годы многие футболисты играли зимой в хоккей — канадский или русский, поэтому неудивительно, что и Маслов был разносторонним игроком. Валерий любил на высокой скорости врываться в гущу соперников, отвлекать на себя, после чего делал острую передачу. Особенно хорошо он взаимодействовал с Игорем Численко, который, кстати, тоже отлично играл в хоккей с мячом, но позже остановил выбор только на футболе. Валерий великолепно ориентировался на поле, легко "читал" ходы соперников, просчитывал многоходовые варианты. Удивительно, что в футбольной сборной Маслов выступал редко. Маслов был на ледяном поле таким же великолепным игzроком, каким на футбольном был Пеле. Да и в футболе он чувствовал себя как рыба в воде — играл также разнообразно и мобильно, словно у него было 2 сердца, как, не боюсь сравнения, Круифф, причем тотальную игру начал показывать лет на 10 раньше прославленного голландца."Советский спорт", ФК "Динамо" и ФК "Локомотив" от своего имени поздравляют юбиляра с праздником и желают ему крепкого здоровья!