16-ЛЕТИЕ

КРАСНОРУЦКАЯ

ВСТРЕТИТ

НА КОРТЕ

На российском теннисном небосклоне прямо на глазах восходит звездочка по имени Лина. Лина Красноруцкая из Обнинска. В свои 15 лет она уже выиграла юношеский Открытый чемпионат США, стала первой ракеткой в категории до 18 лет и была впервые включена в сборную России на матчи Кубка Федерации. Завтра Лине исполняется 16 лет, и вполне возможно, что в этот день она впервые в составе нашей команды выйдет на корт.

Мы побывали в гостях у Лины в один из тех немногих дней, когда после турниров она возвращается домой в Обнинск. Пока, по ее словам, она не бывает дома 200 дней в году. Сколько могут позволить себе провести дома теннисисты первой двадцатки? Две недели? Максимум месяц в общей сложности. Так что пока это время не настало, мы поспешили запечатлеть юную звездочку в обычной домашней обстановке, что называется, "в домашних тапочках".

В Обнинск приехали, когда утренняя тренировка подходила к концу: в зале с Линой работал папа Владимир Викторович. Про себя сразу же отметила, что с последнего Кубка Кремля Лина поменяла прическу. Да и сама она в чем-то изменилась. Повзрослела, что ли. Но вернемся в зал, где Лины уже и след простыл, остался только папа, который собирал мячи. Он напомнил нам, что у дочки день расписан по минутам: сейчас она бежит в школу, где у нее будет 4 урока, потом к бабушке поесть (бабушка живет недалеко), а к трем часам на вторую тренировку. Возвращение домой планируется только часам к восьми. На том и порешили. А мы в свою очередь решили неотступно следовать за Линой.

ШКОЛЬНИЦА

От кортов до школы рукой подать. Лина учится в обычной школе № 7, хотя рядом есть гуманитарная гимназия. "У нас уютнее", — считает она. По дороге Лина рассказала, что до 7-го класса училась в обычном 7 "Б", но вот уже второй год занимается по индивидуальному плану. То есть четыре раза в неделю она приходит в школу, где в течение трех-четырех уроков занимается один на один с преподавателями. Все предметы у нее по одному разу в неделю, только русский язык и алгебра — по два. Литературу и русский язык ведет не кто-нибудь, а сама директор школы Маргарита Алексеевна Соколова.

ДЕВОЧКА-БУКВАРИК

Твердо решив, что мы весь день будем неотступно следовать за Линой, после школы отправляемся на обед к Лининой бабушке. По дороге разговариваем о той же школе.

— Лина, если честно, то в школе тебе тройки ставят?

— Иногда, по алгебре. Например, в первой четверти у меня была проблема: напишу самостоятельную работу, а у меня три. Напишу снова — опять три. А плохие оценки мне вообще не нужны. Мне кажется, уже можно поставить хорошую оценку, а учительница ставит три. Может быть, она хотела меня проверить? Короче говоря, я раз пять делала контрольную. В конце концов, написала на пять, и за четверть мне поставили четыре. Столько с этой контрольной намучилась. А двойки мне не ставят. За что мне их ставить? Такого ведь не бывает, что я не знаю безнадежно.

— Тебе важно, какие у тебя оценки?

— Мне очень важно, чтобы у меня были хорошие оценки. Это престижно. Меня все спрашивают: как ты учишься? Я отвечаю: хорошо. Хотя спортсменам учиться очень тяжело. Они постоянно в разъездах, а тут еще эти оценки. В Москве дети вообще не учатся. А у меня хоть есть возможность учиться.

Пока мы разговаривали, у меня никак не выходили из головы слова моего коллеги, который назвал Лину "буквариком": и в учебе, и в спорте старательная.

— Ты когда-нибудь слышала, когда о человеке говорят "букварик"?

— Нет.

— Ну, это когда он прилежно учится и вообще все делает старательно?

— Это не про меня. Я не такая.

Хотя Лина и отрицает, что это не про нее, но все же, на мой взгляд, как подходит к этой девочке это сравнение! Это не "ботан" с отрицательной окраской, не "ботаник". Это милый "букварик".

За разговором и без того короткая дорога из школы к бабушке показалась и вовсе незаметной. Бабушку предупредили, что вместе с внуками на обед придут гости из "Советского спорта", поэтому нашему приходу она не удивилась.

БАБУШКИНЫ

БЛИНЧИКИ

Бабушка Лины Антонина Петровна чуть ли не ключевая фигура в становлении Лины как теннисистки. Без бабушкиных чемпионских обедов пропала бы вся теннисная семья Красноруцких. Ведь сразу же после школы Лина с младшим братом Сашей скорее бегут к бабушке подкрепиться и отдохнуть, а потом к 15 часам на вторую тренировку.

Когда мы пришли, то на столе уже дымился борщ со сметанкой. Сладкая редечка, домашнее сальце, блинчики с творогом и вареньем, чай на травах… От вида такого обеда душа запела. А Лина заверила, что это обычный бабушкин обед.

За столом пошла оживленная беседа, а Антонина Петровна то и дело приговаривала: "вы ребята молодые, кушайте на здоровье. Для меня нет большей радости, если зять (то есть Линин папа) добавки попросит. А готовить я люблю. Сначала всех здесь обедом накормлю, а потом мчусь к ним готовить ужин. Вот жаль, вы не попробуете мои фирменные манты. Когда приходят гости, то мы всегда их угощаем мантами. А сейчас меня поздно предупредили, и я только блинчиков успела напечь".

МЛАДШИЙ БРАТ

Саша тем временем внимательно наблюдал, как его старшую сестру дотошно расспрашивают и фотографируют. Про Сашу бабушка рассказывает: "Этот усталости не знает, может с утра оттренироваться, потом два часа играть в футбол, а потом снова пойти на тренировку". А папа считает, что Саша далеко пойдет. Если Лина очень трудолюбивая, скажешь ей делать упражнение — будет делать, то Саше все надо что-то придумывать: то на счет играть, то новое упражнение делать. Огонек пацан.

Мама про Сашу вспоминает: "До 4 лет играть в теннис он не хотел ни в какую. Посадим его за стол и уговариваем: "В нашей семье все в теннис играют". Когда Лине было 7 лет, она уже ездила по турнирам и привозила оттуда подарки. Хочу заметить сразу, Санек — человек прагматичный. Увидел это дело и сказал: хочу. Сказал, как отрезал. С тех пор он упорно тренируется!".

ТРИ ДНЯ

ОБЫЧНОЙ ЖИЗНИ

— У тебя есть друзья?

— Мало. Нормальных друзей, с которыми я постоянно общаюсь, человек шесть. Получается так: что, как только я приезжаю, все сразу собираются ко мне, я ведь редко дома бываю. Мы или идем в кафе, или просто гуляем по городу.

— О чем вы разговариваете?

— Они очень много расспрашивают меня, где я езжу, что я вижу, с кем играю, как складываются отношения в туре.

— То есть все они разбираются в теннисе?

— Да, потому что две девочки с тенниса, мальчик очень интересуется теннисом. Все они понимают эту игру. Мы все одного круга. Все спортсмены. Просто им интересна моя жизнь, а мне интересна их жизнь. Я ведь не окунаюсь в жизнь обычного нормального человека. У меня совершенно другая жизнь. Такого нет, чтобы я пошла в школу, потом пришла домой, погуляла. Я везде бегом.

— Как ты обычно отмечаешь день рождения?

— Обычно дома. Но сейчас мне будет 16, так что, наверное, с друзьями куда-нибудь пойдем: в кафе или в ресторан, просто пообщаться, побалдеть, как это называется. А родителей оставим дома, все-таки родители сдерживают немного. Правда, в сам день рождения я буду в спорткомплексе "Олимпийский" на Кубке Федерации. Может быть, придется выйти на корт. 29 апреля день рождения буду отмечать с командой.

— Ты бы хотела оказаться на месте обычной девчонки?

— Иногда бывает, что я дня на три хотела бы стать обычной. А потом раз — и обратно вернуться. Но так не бывает.

МАМА И ТРЕНЕР

С Лининой мамой и одновременно тренером Мариной Владимировной мы расположились на балконе спортзала, откуда корт был виден очень хорошо.

— Вы заставляете Лину тренироваться или делать уроки?

— Не заставляем, просто мы их так воспитываем, что они сами этого хотят. Сашу не надо заставлять что-то делать — он сам все делает. Ну, если только схватит двойку-тройку, то получит нагоняй. А вообще у нас дети очень организованные.

— После того, как вы приходите домой с тренировки, отношения между вами меняются?

— Да. На тренировке это достаточно жесткие отношения тренера и ученика, а дома все по-другому. У нас очень дружная семья. Дома нет проблем с детьми. Если только Саша может к Лине придраться, но это все естественно: старшая сестра, младший брат. Дома они обыкновенные дети, которые моют посуду, убирают, причем безропотно.

— Вы бы хотели, чтобы у Лины была такая же популярность, как у Ани Курниковой?

— Я бы хотела, чтобы у моей дочери была популярность Штеффи Граф или Мартины Хингис. Такая, как у Ани, — это слишком сложно. Вокруг Ани скорее накал страстей. А вот Мартину в мире просто любят, относятся к ней очень бережно и с уважением. Мы поближе познакомились с Хингис, когда вместе тренировались в Штатах и играли выставочный турнир в Гонконге. Ее очень любят. Она вынуждена ходить с охранником, но на нее никто не бросается. Она вызывает положительные эмоции.