НА ПЯТАЧКЕ

Виталий СЛАВИН,редактор отдела хоккея

ТРАГЕДИЯ ОШИБОК

Даже в советские времена наша сборная, пожалуй, не всегда

имела столь комфортные условия для подготовки к чемпионату мира, какие были на сей раз у российской команды. И такой конфуз: 11-е место, до этого

ниже пятого места на мировой арене отечественный хоккей не опускался. Тоже неплохо, говорите, хотя бы из группы “А” не выпали. Шутки шутками, но

если так пойдет и дальше, скоро ни один букмекер не поставит на Россию.

Четвертая власть — говорят о прессе. Но какая, к черту, это власть,

если после каждого чемпионата мира пишешь практически одно и то же и ничего не меняется. Каждый вновь заступающий к штурвалу национальной команды

натыкается на те же рифы. Борис Михайлов в 94-м году повез в Италию отстаивать титул чемпионов мира девять энхаэловцев (отечественный рекорд!) и

четырех легионеров из Европы (в 93-м соответственно – 3 и 5). Итог: поражение в четвертьфинале от средненькой команды США. Владимир Васильев

возглавил сборную под лозунгом “приоритет своим”. Однако в 96-м году на ЧМ в Вене установил мегадостижение, которое вряд ли когда будет побито:

всего лишь 5 игроков из российских клубов, 12 из НХЛ, 6 из Европы. Результат — 4-е место и очередная отставка главного тренера. На следующий год

Игорь Дмитриев остановился на этом же месте только с одним здоровым энхаэловцем

(Алексеем Яшиным). Тем не менее на ЧМ-98 у нас уже 8

представителей НХЛ, 6 – европейских клубов, и даже тренерский талант триумфатора Нагано-98

Владимира Юрзинова не помогает устоять против

скромных

швейцарцев. Опять – 5-е место. Как и через год в Норвегии всего с одним энхаэловцем (тем же

Яшиным).

Прошлое лето, казалось,

наконец

все

поставило на свои места. Наставникам клубов Суперлиги предложили готовить игроков в сборную связками – лучше

целыми звеньями

нападающих и

защитников. ФХР решительно упразднила Российскую хоккейную лигу, которая-де верстала календарь страны вопреки интересам сборной.

Федерация сделала

такое расписание, что на подготовку к питерскому чемпионату мира национальная команда получила почти месяц. При этом было

решено

отказаться от

поездки в середине апреля на два товарищеских матча в Ригу, куда направили некую сборную “В” во главе с Виктором

Тихоновым.

Сыграла она,

кстати,

со сборной Латвии, нашим будущим могильщиком на ЧМ-2000, достойно – победа (5:3) и ничья (2:2).

Усилия ФХР

принесли

плоды уже в декабре

прошлого

года на Кубке “Балтики”, третьем этапе Евротура. Впервые за 5 сезонов сборная России выиграла

международный

турнир. Именно тогда четко

обозначился

костяк команды, который можно было планомерно наигрывать к питерскому ЧМ. Так в

дальнейшем наставники

сборной Александр Якушев и

Зинэтула

Билялетдинов и делали. Если не считать неожиданного отказа от услуг некоторых

лидеров “Динамо” на

февральских Шведских играх, когда

россияне имели

шанс впервые выиграть Евротур. По-настоящему беспокоила только одна

позиция – вратаря. Якушев

с непонятной настойчивостью раз за

разом под девизом

“мы (тренеры) сделали на него ставку” бросал в бой Егора

Подомацкого, который в решающие

моменты с такой же регулярностью

команду, мягко говоря, не

выручал. Более того, к концу первенства страны

его вытеснил из основы ярославского

“Торпедо” Борис

Тортунов. На

молодежном ЧМ в январе отменно

выступил тольяттинец Илья Брызгалов.

Однако Якушев так и не дал ему шанса

проявить себя на Шведских играх. Только

вмешательство на заключительном

этапе подготовки Владислава

Третьяка, отвечавшего в сборной за

вратарей, изменило ситуацию. Первый же полный матч

Брызгалова за сборную принес ей

историческую победу.

Впервые россияне победили сборную Чехии,

действующих (и будущих) чемпионов мира, в их

обители. Илью при этом признали лучшим

в составе

гостей. Таким образом, за неделю до старта ЧМ

перспективы нашей сборной, если не считать

нескольких потерь, в частности, Юрия Добрышкина,

из-за травм, представлялись достаточно

безоблачными. Тем не менее всего нескольких дней федерации

и руководству сборной хватило, чтобы

перечеркнуть

всю свою двухлетнюю

работу.

Ошибкой, пожалуй, было везти в Санкт-Петербург на два

товарищеских матча с Канадой пять пятерок –

нельзя игроков так

долго держать в

подвешенном состоянии, растрачивая впустую их нервную энергию. Ну а

затем произошло и вовсе невероятное.

Хотя тренеры постоянно

декларировали,

что легионеры за место в сборной будут конкурировать на равных с

игроками Суперлиги, все приехавшие

из-за океана энхаэловцы без

проблем попали

на ЧМ. Даже просто сравнивая по одному, скажем, Дмитрия Власенкова с

Андреем Коваленко, Валерия

Карпова с Валерием Каменским, Евгения

Петрочинина с Максимом Галановым, Дмитрия Красоткина с Дмитрием Мироновым,

предпочтительнее выглядят

россияне. Если же учесть, что они

готовились к

ЧМ месяц, сезон играли в одном составе, то выбор в их пользу был

очевиден. Однако магия НХЛ и

громких фамилий оказалась

непреодолима.

Просто

больно было наблюдать за мучениями на питерском льду наших

легионеров. Нет вопросов, они

выкладывались полностью, но

одного этого теперь мало

даже, чтобы обыграть латышей или белорусов. Чехам достаточно

было обжечься с

энхаэловцами один раз – на Кубке мира-96,

чтобы в дальнейшем строить

чемпионские сборные на основе своих игроков. Мы открываем

Америку

каждый четный год. Обидно, ведь в этом сезоне уже

в декабре мы действительно

имели сборную, способную побороться за медали

ЧМ.

ВЛАДИСЛАВТРЕТЬЯК– ЛУЧШИЙИЗЛУЧШИХ

ГЕРОЙВЕКА

Весть

о том, что Владислав ТРЕТЬЯК официально признан ФХР и ИИХФ лучшим

хоккеистом

России двадцатого века, вряд ли кого удивила. Именно этот

великий

голкипер назывался лучшим в стране в различных опросах,

проводимых в дни

60-летия образования СССР в 1982 году и 50-летия отечественного

хоккея

через 14 лет.

Сергей ЧУЕВ

ПРИЗНАНИЕ

НАРОДА ВАЖНЕЕ

Владислав Александрович, когда вы узнали о том, что вам

присужден очередной

престижный титул?

— Примерно за

неделю до того, как об этом

объявили. Знал, что вхожу в число кандидатов. Тем не менее

известие о том,

что лучшим признали меня, пришло

неожиданно. Кто еще входил в этот

круг, мне было, честно говоря, неизвестно.

— Насколько

для вас важно

это признание?

— Оно

очень почетно. В нашей стране столько

замечательных хоккеистов, но и российская федерация, и международная,

и самая

читаемая в стране газета

выделяют именно меня. Получается, это

мнение как специалистов, так и простых болельщиков. Почетно быть даже в

десятке в такой компании, а

первым — тем более.

— Правда ли, что

вас обидел тот факт, что вы не вошли в десятку лучших спортсменов

страны,

составленную

журналистами?

— Говорить о какой-то обиде — это

чересчур. На нет, как говорится, и суда нет. Но знак вопроса

все-таки у меня

остался.

Непонятно, какими критериями руководствовались спортивные

журналисты. Медалей и индивидуальных призов у меня больше

всех. В Зал

хоккейный

славы в Торонто из наших соотечественников попал только я один и

тренер Анатолий Тарасов. Но в принципе я спокойно ко

всему этому

отношусь.

Признание народа для меня важнее.

ВРАТАРЬ

ЗАПОМИНАЕТСЯ

ВСЕГДА

— Лучшим футболистом века в нашей стране

тоже признан вратарь —

Лев Яшин. Какую-то закономерность в этом

видите?

— Вратарь,

наверное, личность всегда запоминающаяся. Особенно

если он хороший.

Нападающих сильных все же больше, и если определенных

достижений добивается

вратарь, то он сразу становится заметной фигурой.

Я 4 раза

признавался лучшим голкипером на чемпионатах мира, однажды —

лучшим игроком Кубка

Канады. Яшина называли лучшим игроком Европы, лучшим

вратарем мира, и это не могло не сказаться. Не хочу принижать роль

игроков других амплуа,

но вратарь — одна из главных фигур в хоккее.

Особенно в последнее время.

— Пожалуй, объявление вас лучшим хоккеистом

века — единственное,

что было приятным для россиян на

чемпионате

мира в Санкт-Петербурге…

— Естественно, если бы мы выиграли чемпионат, то эта

новость

воспринималась бы по-другому. А так

тяжесть на

сердце осталась. На пресс-конференцию, посвященную объявлению меня лучшим, пришло больше

всего,

конечно, русских журналистов, и

настроение у

них, чувствовалось, совсем не праздничное. Обидно, что наша сборная так неудачно выступила.

Какой-то

злой рок над нами висел.

Какие голы, как

в бильярде, нам забивали, и какие мы не забивали! Видно, судьба не хотела к нам повернуться

лицом. Не

знаю, почему она так

прогневалась на нас.

По составу, по именам мы сильнее всех.

Другое дело, что команда не смогла психологически и

физически

подготовиться к

матчам. Не сумели

ребята перестроиться. Буре, скажем, привык, что в

НХЛ, где площадки поменьше, с любых точек голы

забиваются,

вот и

бросал, бросал отовсюду. А

здесь такое не проходит.

Я ИМЕЛ ПРАВО

НА ОШИБКУ

— Что скажете о российских вратарях,

с которыми вы

непосредственно работали при

подготовке к чемпионату и на самом турнире?

— Брызгалов — это, считаю, наше будущее. Высокий

потенциал.

Психологическая устойчивость

хорошая — в отличие от Подомацкого. Егор не первый год в сборной, и мы знали, что у него неровный

характер.

Может

очень здорово сыграть, но

может и подвести команду. Хотя в принципе и он — хороший вратарь. Посмотрев Илью в тренировочных матчах,

я

сразу обратил

внимание на то, что он

не по годам зрело действует. Чемпионат мира он начал неплохо.

Единственное, в чем его можно упрекнуть,

так

это в двух

голах от Латвии,

особенно в одном из них. Но такая команда, которая у нас собралась, должна была предоставить своему

вратарю право на

ошибку. Я в

свое время ее

имел, знал, что если пропущу одну шайбу, партнеры обязательно больше забросят.

Сборным США,

Швейцарии, Латвии мы должны

были не

меньше

четырех забивать — вот вам и три победы было бы. И уж тем более никак нельзя винить

Подомацкого в поражении от Белоруссии со счетом

0:1.

Вот

если бы 6:7 проигрывали или хотя бы 4:5, то можно было задаться вопросом: а где

был вратарь?

А так Россия — единственная команда на

чемпионате,

которая больше трех шайб не пропускала ни разу!

— Кому защищать ворота

сборной России, решали вы или исключительно

Якушев?

Мое

мнение всегда спрашивали, но решение принимал главный тренер, и скажу

сразу, что разногласий с ним у нас по этому вопросу не

возникало.

Сам чемпионат оставит, понятно, у вас далеко не лучшие воспоминания.

А какой из тех, в которых вы участвовали, вспоминать

приятнее

всего?

Для меня это прежде всего 1971 год, Швейцария. Я приехал туда

вторым вратарем и до решающего матча за золотые медали со

шведами

выходил только

против слабых соперников. Но Виктор Коноваленко неудачно

сыграл перед этим против чехов, и место в воротах доверили мне.

Волновался страшно,

уснуть не мог. В первом периоде мы проигрывали, но в конце

концов одержали победу. Думаю, доверие я оправдал.