ТРЕНЕР СБОРНОЙ ДОЛЖЕН ЖИТЬ В РОССИИ

ВЫБОРЫ

Сегодня тренерский совет ФХР должен назвать имена специалистов, которым он рекомендует доверить

руководство сборной России. Кто будет этими специалистами, говорить пока сложно. Не известно и сколько человек попадут в число рекомендованных – два

тренера, пять, десять…

Сергей ЧУЕВ

Свое мнение по этому поводу наши читатели, которым судьба сборной не может быть безразличной, начали

высказывать еще во время чемпионата мира в Санкт-Петербурге – сразу после того, как стало известно, что матч со шведами станет для хозяев турнира

пустой формальностью. Нам звонили, писали. И продолжают звонить, писать. Конкретных предложений было немало. Во всяком случае, всем рекомендуемым

читателями тренерам не хватило бы места в клубах Суперлиги. Но чаще других, и это заметно невооруженным взглядом, называлось имя Владимира ЮРЗИНОВА,

возглавляющего сейчас швейцарский “Клотен”. Именно его большинство болельщиков хотело бы видеть у руля главной команды страны. И беседа с ним

началась, что называется, с вопроса в лоб.

— Владимир Владимирович, если вам поступит предложение принять сборную, то как вы

отреагируете?

— Трудно это сейчас обсуждать. Сегодня можно говорить о конкретной работе, которая у меня есть, и в которой все спланировано. Для

того чтобы тренировать сборную, надо работать в России – Олимпиада в Нагано тут особняком стоит, ведь там ситуация с комплектованием состава другой

все же была. А мой контракт с “Клотеном” заканчивается только через два года.

— Значит, ваше появление во главе национальной команды исключено?

— Дело в том, что мне никто этого не предлагал. Более того, после чемпионата мира двухлетней давности у меня не было никаких взаимоотношений,

а тем более – деловых контактов с ФХР, с ее президентом. А без этого невозможно сказать что-то относительно перспектив возвращения в Россию.

— А

желание вернуться если не сейчас, то когда-то еще все же есть?

— Кто же из людей нашей профессии может в наше же время загадывать, что будет

завтра? О том, что окажусь в Швейцарии, я ведь тоже не думал. Или о том, что меня пригласят в тренировочный лагерь “Далласа”. Могу только сказать,

что все может быть. Но в любом случае, где бы я ни работал – это всегда было долгосрочным делом и со своей программой. Два периода в московском

“Динамо” – сначала 5 лет, затем еще 3, 9 – в другом “Динамо” – рижском , 6 – в финском ТПС, теперь вот 2 года – в “Клотене”. Не было в моей практике

такого, чтобы я пришел и, не доведя дела до конца, убежал. Работать – так работать. Хотя, конечно, времена изменились, и сейчас такие длительные

программы сложно осуществлять. Реальность такова, что команды сбегаются и разбегаются, и в моде тренеры-дипломаты, которые могут быстро договориться

с новыми людьми, сколотить коллектив, что – тоже искусство. А деньги кончаются – и нет команды. Я же остаюсь сторонником не такого подхода, а

созидательного, когда видишь перспективу результатов труда. И мои помощники, ученики – тоже.

— В Клотене в этом плане, видимо, сложнее, чем в

ваших прежних клубах, ведь в Швейцарии перспективных хоккеистов все же поменьше, чем у нас или в Финляндии?

— Работается в Клотене, как и в

других местах. Везде есть лед, игроки, зрители, руководство, задачи. И если человек умеет команду настроить, подготовить, то он будет это делать.

Интересная работа, которая приносит удовлетворение. Что касается молодежи, то ее в “Клотене” достаточно, она развивается, хочет идти вперед, играть

на высшем уровне, добиваться побед. Когда переезжал в Клотен, то знал, что юниоры здесь – лучшие в Швейцарии. В прошлом году они выиграли чемпионат

страны.

Ехал создавать новую команду, опираясь только на собственные резервы. Рассчитывать на покупку игроков со стороны, как это делается в

“Лугано” или “Цюрихе”, не приходится – не те финансовые условия. Нелегкий воз, конечно, приходится везти. Но мы реально смотрим на вещи и идем своим

путем.

Зрители на игры команды ходят. Несмотря на то, что Клотен – небольшая деревенька по сути, по посещаемости мы четвертые-пятые в чемпионате.

Для нас очень важно, что есть вера в команду, что наш хоккей нравится людям. Каждый матч стремимся проводить с полной отдачей. В закончившемся сезоне

из-за травм мы ни разу не сыграли основным составом, зато, с другой стороны, проверили в деле 12 юниоров, которые получили богатый опыт.

По

окончании сезона из “Клотена” в более богатые клубы ушли многие хоккеисты, и ничего не остается, как снова заменить их молодежью. Но для меня в этом

нет ничего непривычного – то же самое происходило и в рижском “Динамо”, и в московском, и в ТПС. Когда-то, если честно, обижался на игроков, от меня

уходивших. Но давно уже перестал.

— Сильная молодежь в “Клотене” – солидный для вас стимул в работе с командой?

— Тренер должен уметь

работать в любых условиях – с молодыми, с ветеранами, с богатыми, с бедными. И выезжать. Хотя бы потому, что не всегда ему приходится выбирать, и это

входит в само понятие работы. С молодыми работать люблю. Но скидок на это не делаю, знаю – с молодежью тоже надо выигрывать, иначе зрители приходить

перестанут.

Когда есть перспективные ребята, то всегда интересно. Постоянно открываешь для себя что-то новое. Сейчас, вижу, процесс становления

команды далеко не закончился. Получится ли осуществить задуманное – покажет время. Но точно знаю, что это реально. В любом случае знаю: что сделаю –

то своими руками. И буду отвечать за тот или иной результат сам.

— А что самое сложное в работе именно с клубом, состоящим из молодежи?

Мне, к примеру, очень хотелось поехать на “Финал четырех” Евролиги, проходивший в Швейцарии. Но пришлось отказаться от этого – всегда помню слова

великого тренера Бориса Павловича Кулагина, говорившего: “Надо быть в команде постоянно”. То есть постоянно не отлучаться из нее. Особенно это

относится к команде как раз молодой – она требует постоянного ухода, что ли. Не раз убеждался в том, что это действительно так. Съездил, к примеру,

на Олимпиаду-98 – и в плей-офф тогда ТПС, в котором я работал, быстренько “скрутился”.

— Не жалеете ли в таком случае, что работали на

Олимпиаде?

— Как можно жалеть о том, что стал участником грандиозного события? Другое дело, что за все платить приходится. Если здесь берешь,

то где-то обязательно отдаешь.