Как минимум трое из нынешнего состава московских армейцев могут по праву претендовать на титул “Верность клубу”. Вот если бы подобный приз вручался официально, на него могли бы притязать Альберт Лещев и Станислав Шальнов, восемь сезонов подряд отыгравшие в составе хоккейных команд мастеров ЦСКА (а если присовокупить сюда игры воспитанника армейской школы Шальнова за юношеские команды, то и вовсе не счесть подвигов). Лишь на один год меньше, семь лет подряд, выступает в армейских командах защитник Василий Турковский, который вот уже два года занимает пост капитана клуба. Как знать, может быть, по примеру футбольных болельщиков хоккейные поклонники клуба возьмут да и подарят приз кому-то из армейцев за преданность звездной красно-синей символике? Сегодня — слово одному из кандидатов, который на будущий год поставил для себя сверхсерьезные задачи, — Турковскому.

Судьба Василия Турковского для кого-то лет 10 назад вполне могла показаться сказкой — попасть из саратовского “Кристалла” в состав авторитетнейшего ЦСКА и стать затем капитаном клуба удается далеко не каждому. У Василия, болевшего за армейцев, восхищавшегося Фетисовым, Касатоновым, в детстве была именно эта мечта. Для этого в 15 лет в сезоне-89/90 он сыграл свои первые 4 поединка за мастеров саратовского “Кристалла” (старожилы клуба смеялись и шутили, когда увидели у небритого юнца вместо паспорта свидетельство о рождении). Потом неизменно попадал в состав юношеской, молодежной сборной страны, дважды завоевывал с ними бронзовые медали, выступая бок о бок с Сергеем Брылиным, Сергеем Гончаром, Виктором Козловым, Максимом Бецем. Однако судьба распорядилась так, что оставила Василия дома, в России, хотя и предоставила ему однажды шанс вслед за коллегами отправиться за океан.

— В 1995-м меня поставили на драфт в НХЛ, — говорит Василий, — хотя до этого три года не замечали. Спустя год отправился в тренировочный лагерь “Вашингтона” вместе с Сашей Харламовым и Волчковым-младшим, посмотрел на подготовку профессионалов, приобрел для себя определенный опыт, но в состав не пробился. Отправили в фарм-клуб “Колорадо”, но там все контракты с игроками оказались подписаны. Устав от мытарств, не захотел играть в низших лигах и возвратился домой, в ЦСКА к Александру Волчкову, с которым у меня оставалась договоренность об игре в команде в случае возвращения. Тогда как раз создавалась новая команда, и мы выступали лигой ниже. Но ни капли не пожалел о той поездке в Америку, приобрел громадный опыт.

— Ведь до того вы играли у Виктора Тихонова…

— У Волчкова собрались все мои друзья, молодые ребята, да и климат там был спокойнее. Все-таки Тихонов, хотя авторитет его не поддается сомнению, слишком строг, и это тогда толкнуло многих перейти к Волчкову. Помню, в 93-м я попал на тренировки к Виктору Васильевичу. Приглашали и в “Динамо”, но там пробиться в состав было нереально, а в переживающем кризис ЦСКА играла одна молодежь. Пережил шок, таких нагрузок, такой предсезонки я не проходил нигде и никогда. Плюс неслабая психологическая нагрузка, нервничал, переживал. Впоследствии привык, перестал давать слабину, принимать все чересчур близко к сердцу. И все-таки, считаю, не потерял, что переехал в ЦСКА.

— С приходом Михайлова атмосфера в вашем клубе изменилась?

— Борис Петрович очень требовательный, профессиональный тренер. С его приходом и народ у нас собирался приличный, хотели поднять команду. Но финансовый кризис подкосил идею, игроки уходили. Когда в разгар сезона-98/99 ЦСКА покинул Виталий Прохоров, Михайлов передал мне капитанские обязанности. С тех пор и стал не только капитаном на поле, но и связующим звеном между руководством и игроками. Перед началом следующего сезона в команде мы, игроки, решили сами выбрать капитана, и Михайлов с этим согласился.

— Что же мешает сейчас команде на равных соперничать с сильнейшими клубами?

— Это скорее, вопрос к тренеру, чем ко мне. Однако главным для всех ребят является стабильность — и с базой, и с катком, и в психологическом, финансовом плане. Похоже, векторы всех этих составляющих ныне должны сойтись в одной точке, и задача, уверен, будет ставиться более высокая.

— Почему хоккеист Турковский год назад был одним из лидеров в споре бомбардиров-защитников, а в прошедшем сезоне не попал даже в двадцатку? Как-то не по-капитански…

— Согласен, прошедший сезон не стал самым удачным в карьере, но не забудьте — в апреле 1999 года, сразу по окончании чемпионата, мне сделали операцию, вырезали паховую грыжу. После этого на 4 месяца забыл о полноценных тренировках и, естественно, к началу сезона полностью не восстановился. Потеряв фундамент — предсезонку, трудно построить крепкое здание, отсюда и неутешительные личные результаты. Имею ли намерения получить титул лучшего защитника России? А почему нет? Только давайте все же подождем окончания сезона. Одно могу сказать — при выходе на площадку меня никогда не покидает желание забить.

— Может быть, есть и еще более высокие мечты?

— Безусловно! Мечта попасть в сборную России, выиграть с ней что-то серьезное. Ведь играя за юношескую и молодежную сборные, никогда не ощущал, что я слабее своих коллег, которые теперь в фаворе. Знаете, я говорил с ребятами из “Динамо” после их победы в чемпионате, спрашивал об ощущениях. Но они в один голос заявляют, что счастливы, а о полноте чувств сказать не могут, говорят, не осознали еще. Так вот, хочется самому хлебнуть шампанского из российского чемпионского кубка. Вот тогда и мы в ЦСКА погуляем!

— Вы все о “Динамо”, а сами сколько лет его обыграть не можете? Либо ничьи, либо сухие поражения, как дважды случилось в прошедшем сезоне…

— Так вы попробуйте сами выйти на лед и им забить. Очень цепкая оборона, да и нападающие почти всегда успевают отойти в оборону. Строгая дисциплина у бело-голубых, отлаженные маневры по выходу из зоны, хоть один нападающий, но всегда открытый. С такими и защитникам легче. С той же Магниткой, предпочитающей открытый хоккей, играется значительно легче, поэтому мы магнитогорцев и обыграли в Москве.

— Попробуете, выходит, и в этом году?

— Не только попробуем, и не с одними чемпионами Европы зубы покажем.

— Откуда такая уверенность?

— Перед тем как на неделю всей командой мы улетали в Турцию, Михайлов сказал: “Надо, ребята. В этом году надо! Будет отдача, будут и условия”. После таких слов никого лишний раз заставлять отрабатывать в каждом моменте надобности не будет. Правда, пока мы все в отпуске, но уже 26 июня собираемся на диспансеризацию, а 1 июля — первая тренировка.

— Отпуск где проведете?

— С любимой супругой Леной и сыном Богданом, которому скоро три года стукнет, поедем на родину, в Саратов. Там живут и ее, и мои родители. Да это неудивительно, ведь мы в одной школе учились. Кстати, Лена у меня дизайнер причесок, хочет открыть свой салон. Так что приходите, всех сделает фотомоделями!