502 Bad Gateway


nginx

“Гран-при Монако” не случайно считается самым опасным и непредсказуемым этапом чемпионата “Формулы-1”. Поскольку гонка проходит по узким извилистым дорожкам Монте-Карло, здесь затруднены обгоны, а защитные рельсы расположены по обеим сторонам трассы так, что пилот чувствует себя блуждающим по лабиринту. Из тех, кто выйдет на старт в это воскресенье, лишь Михаэль Шумахер и Мика Хаккинен добивались успеха в княжестве. Шансы Михаэля большинство специалистов расценивает как наиболее предпочтительные. А вот у Мики Хаккинена есть несколько проблем. С одной стороны, после каждого финиша представители “Макларена” говорят о технических неполадках серебристых болидов. С другой стороны, за спиной финна, словно тень, сидит его партнер Дэвид Култхард, готовый в любую минуту отобрать у Мики пальму первенства.

Положение в чемпионате пилотов

после шести этапов

1. М.Шумахер (Феррари) 46

2. М.Хаккинен (Макларен) 28

3. Д.Култхард (Макларен) 24

4. Р.Баррикелло (Феррари) 16

5. Р.Шумахер (Уильямс) 12

6. Дж.Физикелла (Бенеттон) 10

7. Х.-Х.Френтцен (Джордан) 5

8. Ж.Вильнев (БАР) 5

9. Я.Трулли (Джордан) 4

10. Дж. Баттон (Уильямс) 3

11—13. Р.Зонта (БАР) 1

11—13. М.Сало (Заубер) 1

11—13. П.де ла Роза (Эрроуз) 1

Положение в Кубке конструкторов

1. Феррари 62

2. Макларен-Мерседес 52

3. Уильямс-БМВ 15

4. Бенеттон-Плейлайф 10

5. Джордан-Мюген-Хонда 9

6. БАР-Хонда 6

7—8. Заубер-Петронас 1

7—8. Эрроуз-Супертек 1

Как известно, прежде чем составить космический экипаж, кандидатов долго тестируют на психологическую совместимость. В мировых автогонках такой опыт, как правило, не практикуется. Может быть, именно поэтому рано или поздно в каждой команде возникает конфликт между напарниками. Пилоты отказываются выполнять общую стратегию, заботясь прежде всего о собственных интересах. Так было и в 30-е годы, и в 50-е, так происходит и сейчас…

ВЕЛИКОДУШНЫЙ ФАНХИО

До сих пор ходят упорные слухи о том, что на “Гран-при Великобритании” 1955 года пилот команды “Мерседес” Хуан-Мануэль Фанхио красивым жестом “подарил” победу в гонке своему молодому коллеге Стирлингу Моссу. Никто, кому в тот июльский день довелось присутствовать на трассе “Эйнтри”, никогда не забудет момент великой драмы, когда два серебристых болида нос к носу мчались к победе. До последних метров дистанции было неясно, какой из “Мерседесов” проедет под клетчатым флагом первым. Трибуны замерли, а затем всколыхнулись и забурлили: болид с британским флажком на носу раньше других пересек финишную черту.

Как только команда “Мерседес”, доминировавшая до войны на этапах “Гран-при”, вернулась в автогонки, отец юного британского гонщика Стирлинга Мосса обратился к директору немецкой конюшни Альфреду Нойбауэру с предложением включить в состав команды его сына. Но опытный менеджер хотел сначала увидеть, как англичанин будет сражаться с “его парнями”. Оценить Стирлинга по достоинству Нойбауэр смог на “Гран-при Италии”-54, когда личная “Мазерати” Мосса не только оторвалась от “Мерседеса” Фанхио, но и, если бы не падение давления масла, пришла бы к финишу первой. С 25-летним англичанином заключили контракт, и с этого момента он стал одним из напарников двукратного чемпиона мира Хуана-Мануэля Фанхио. Несмотря на огромную разницу в возрасте, между двумя гонщиками быстро возникло глубокое уважение, которое сохранялось до последних дней аргентинца.

Если Фанхио действительно позволил англичанину первенствовать в той гонке, то сделал он это с королевским достоинством, не унижая напарника. Даже спустя 45 лет после того всем памятного дня 70-летний сэр Мосс все еще не уверен, что его победа была “чистой”: “Лично для меня в тот день гонка складывалась превосходно. Но “Старик”, казалось, был способен прибавить газу всякий раз, как только он этого хотел”. До самой смерти Фанхио отказывался признаваться в том, что “подыграл” Моссу, и на все вопросы отвечал с улыбкой: “Нет, нет, Стирлинг действительно обошел меня!”

Вообще, в “Эйнтри” был отмечен грандиозный успех команды “Мерседес”, чьи пилоты заняли первые четыре места. Карл Клинг финишировал третьим, а Пьеро Таруффи — четвертым. После награждения Стирлинг Мосс снял с себя лавровый венок и надел его на старшего товарища Фанхио, давая тем самым понять, что он разделяет с напарниками эту победу.

ТАКАЯ НЕСЧАСТЛИВАЯ “ДОМАШНЯЯ” ТРАССА

Действительно ли Фанхио был “виновником” успеха Мосса на “домашней” трассе англичанина? Кто знает... Но если так, то, скорее всего, это была личная инициатива великого аргентинца, а не распоряжение “сверху”. Хотя Карл Клинг позже вспоминал, что Альфред Нойбауэр частенько “рекомендовал” своим пилотам больше думать о команде и, наступая на горло собственной песне, помогать напарникам. Годом раньше описываемых выше событий Карл Клинг стал жертвой “командной субординации”, когда во время “Гран-при Германии” ему мягко дали понять, что в интересах конюшни победителем должен стать Фанхио. “Естественно, мне очень хотелось выиграть перед своими болельщиками, но руководство решило, что я возомнил о себе слишком много, — говорил немецкий гонщик. — В течение всего 1954 года мы работали на Фанхио, который благодаря двум своим победам на “Мазерати” перед возвращением в автогонки “Мерседеса” стал лидером чемпионата”. И хотя на “Нюрнбургринге” Клинг был вынужден стартовать с 20-го места (в квалификации у него возникли серьезные технические проблемы), упорный пилот за несколько кругов совершил ряд совершенно немыслимых обгонов и вырвался на третье место вслед за ветеранами автоспорта Хуаном-Мануэлем Фанхио и Германом Лангом. После схода Ланга Карл Клинг переместился на второе место, но его отрыв от Фанхио составлял больше минуты. Отчаянно нажимая на газ, немец пытался догнать лидера. А когда цель стала совсем близка, ему начали сигналить из боксов: “попридержи коней!”. Никто не знает, чем все могло закончиться, если бы не дополнительный пит-стоп Клинга из-за утечки топлива...

ЗАКАДЫЧНЫЕ СОПЕРНИКИ

Еще один вопрос навсегда останется без ответа: надо ли было Клингу тогда останавливаться или его позвали в боксы, чтобы сохранить для Фанхио лидирующее положение? Дело в том, что, по словам знаменитого гонщика 30-х годов Манфреда фон Браухича, который несколько лет катался под руководством Нойбауэра, такой внеплановый пит-стоп однажды чуть было не лишил его победы на “Гран-при Монако”. Манфред проигнорировал предложение команды завернуть в сторону боксов и еще яростнее начал атаковать своего напарника и близкого друга Рудольфа Караччиолу. “Мы работали все так же напряженно, но после Монако Нойбауэр больше не разговаривал со мной, — вспоминает фон Браухич. — К тому же время от времени я стал испытывать в гонках маленькие необъяснимые проблемы. Например, в 1939 году в По весь уик-энд у меня был загадочно высокий расход топлива. В итоге мне пришлось заехать на дозаправку, а победа досталась Лангу. Случайности? Совпадения?” Надо сказать, что интриги Нойбауэра никак не повлияли на взаимоотношения друзей. “Всякое было, но мы продолжали вместе пить и веселиться!” — говорит сегодня звезда 30-х.

Стоит отметить еще один эпизод из предвоенной истории “Мерседеса”. В 1938 году во время “Гран-при Германии” руководство третьего рейха недвусмысленно дало понять, что хочет увидеть в качестве победителя “истинного арийца”. Манфред фон Браухич как нельзя лучше подходил на эту роль, значит, Нойбауэр должен был обеспечить своему гонщику “режим наибольшего благоприятствования”. И вначале все складывалось по заранее намеченному сценарию, пока англичанин Дик Симэн из все той же конюшни “серебряных стрел” не нарушил спокойный ход гонки. “Альфред, сделай что-нибудь! — кричал Нойбауэру во время дозаправки фон Браухич. — Симэн атакует меня как ненормальный. Каждый раз, тормозя, я думаю, что мы столкнемся и оба закончим гонку в траншее”. Как только Дик завернул в боксы, Нойбауэр велел англичанину успокоиться и не мешать партнеру. В это время машина фон Браухича, которая все еще заправлялась, неожиданно загорелась. Какое-то время ушло на то, чтобы погасить огонь и проверить, не получил ли гонщик и автомобиль повреждения. Дик Симэн все это время спокойно стоял в боксах и смотрел за происходящим. “Что ты делаешь?”— закричал на него взбешенный Нойбауэр. “Вы же велели не обгонять Манфреда”, — ответил Симэн, пожимая плечами. Тогда, чтобы приободрить гонщика, менеджеру ничего не оставалось делать, как только пообещать Симэну всяческую поддержку на его “домашней трассе” в Донингтоне.

Англичанин кивнул головой и отправился на трассу, не предполагая, что через пару кругов у фон Браухича возникнут непреодолимые технические проблемы. Дику волей-неволей пришлось проехать под клетчатым флагом первым.

СЛОВЕСНАЯ ВОЙНА В “МАКЛАРЕНЕ”

Это все история, а что же сейчас происходит в стане “серебряных стрел”? Рекордное по продолжительности совместное пребывание Култхарда и Хаккинена в одной команде грозит вылиться в настоящую войну. И первые выстрелы уже прозвучали. После “Гран-при Европы”, где пилоты “Макларена” заняли второе и третье места, Мика Хаккинен, приехавший впереди своего напарника, заявил, что Дэвид Култхард никогда не будет способен бросить вызов его превосходству в “Макларене”: “Дэвид едет на пределе своих возможностей и все равно постоянно оказывается позади меня. Здесь нечего добавить. Даже если он выиграет несколько этапов, то все равно не станет более быстрым гонщиком”. Комментарии Хаккинена, естественно, возмутили шотландца. Ведь это первый факт открытого выражения неприязни между давнишними партнерами по команде. “Мика имеет право на личное мнение, — говорит Култхард. — Естественно, оно мне не нравится, а точнее, я очень разочарован. И это после всего того, что я сделал для него!”

А как хорошо все начиналось… Хаккинен первым появился в “Макларене”, находившемся на закате своего могущества. Эпоха Проста-Сенны закончилась, и некогда знаменитая конюшня переживала глубокий кризис. Молодой гонщик вместе с командой прошел все тяготы лихолетья. Перспективы появились, лишь когда в большие гонки вернулись моторы “Мерседес”, а в напарники к финну пригласили из “Уильямса” молодого, но уже познавшего вкус победы Дэвида Култхарда. Взяв себе в 1997 году традиционную для “Мерседесов” окраску, “Макларен” открыл третью эру “серебряных стрел”, которая сегодня ассоциируется с образами Хаккинена и Култхарда. Пилоты сразу нашли общий язык, и хотя друзьями они не стали (слишком уж разные характеры!), но работали слаженно, периодически страхуя друг друга. Правильно говорят: когда в семье проблемы, царит мир и покой, потому что все силы направлены на преодоление трудностей. Но стоит только получить “подарок судьбы”, как некогда близкие люди начинают заниматься дележкой, а это неизбежно приводит к серьезным конфликтам. Нечто подобное произошло и в “Макларене”.

Сезон-97 стал для серебристых болидов знаменательным. Сначала Дэвид Култхард выиграл первую же гонку в Австралии, затем шотландец повторил успех в Монце. На последнем этапе в Хересе в самом конце дистанции оба “Макларена” обошли “раненую” машину Вильнева. Лидировавший Дэвид, видимо, чтобы слегка подбодрить Хаккинена, чуть ли не остановился и уступил партнеру дорогу. Причем в следующем сезоне в Мельбурне ситуация повторилась. Только на этот раз “серебряные стрелы” на протяжении всей гонки были вне конкуренции, и лидировавший Култхард вновь пропустил Хаккинена. Это был довольно странный жест, и в дальнейшем Дэвид ни разу внятно не объяснил причин такой безмерной любви к напарнику. Если бы он знал, чем все это обернется!

“ПЕРВАЯ КРОВЬ”

Видимо, Хаккинену роль лидера пришлась по вкусу, а может, просто для того, чтобы раскрыться, ему нужна была такая эмоциональная встряска. Во всяком случае, в сезоне-98 финн впервые в жизни выиграл чемпионский титул. Большинство комментариев в межсезонье сводилось к тому, что Мика, как благородный человек, теперь должен отплатить Култхарду той же монетой. Однако новоиспеченный чемпион мира недвусмысленно дал понять, что не считает себя обязанным помогать партнеру: “Все, что я ему должен, это один обед в ресторане”. И тогда Култхарду пришлось все взять в свои руки. Правда, делал он это очень неуклюже. Так, например, на “Гран-при Австрии” прямо со старта Дэвид начал прессинговать Хаккинена, и во втором повороте “Ремус”, обходя Мику, вытолкнул его болид с трассы. В итоге победа в гонке досталась главному конкуренту “Макларенов” — Эдди Ирвайну на “Феррари”. После финиша шотландец сразу же пресек чуть было не разгоревшийся скандал, взяв всю вину за случившееся на себя. А “пострадавшему” ничего не оставалось, как только протянуть ему свою руку, заявив при этом: “Конечно, я был очень расстроен. Столкновение с Дэвидом стоило мне победы в гонке. Когда вы видите в зеркале своего товарища по команде, вы не ожидаете, что он будет вас атаковать. Эта история меня многому научила… Я принял извинения Дэвида и хочу поскорее забыть обо всем”. Все эти игры в “крутых парней” привели к тому, что “Макларен” уступил в 1999 году Кубок конструкторов.

УЙДЕТ ЛИ ХАККИНЕН?

Казалось, руководство команды должно было сделать соответствующие выводы, но ни Рон Деннис, ни Норберт Хауг пока не торопятся ставить на одного из пилотов. Наоборот, они всячески подогревают амбиции Култхарда, разжигая конкуренцию внутри команды. Вообще, это соперничество пока приносит “Макларену” успех. В четырех последних гонках пилоты конюшни неизменно финишировали на подиуме. В Сильверстоуне победил Култхард, в Испании тем же ответил Хаккинен. Но Дэвид не успокоился и выиграл у “мистера поул-позишн” квалификацию перед “Гран-при Европы”. Стоит напомнить, что два последних этапа Култхард провел, до конца не оправившись от последствий авиакатастрофы.

Несмотря на то, что положение Хаккинена в команде кажется незыблемым, похоже, все эти разговоры о чемпионских амбициях Култхарда его сильно раздражают. Дыма без огня не бывает, и неслучайно поползли слухи о том, что двукратный чемпион мира может уйти из “Формулы-1”. Ники Лауда, который тоже завоевывал титул в “Макларене”, порекомендовал финну покинуть конюшню независимо от того, какое место он займет в сезоне-2000: “Если Мика хочет продолжать гоняться, сохранив при этом мотивацию, ему нужно уйти из команды, как когда-то поступил я после четырех лет выступления за “Феррари”. Кроме того, по мнению Лауды, Хаккинен демонстрирует недостаточно твердый характер: “Когда кто-либо из соперников видит в зеркале, что его догоняет Шумахер, он предпочитает без раздумий уступить дорогу. С Микой же обходятся жестче”.

НАШЕ ДОСЬЕ

ХАККИНЕН — КУЛТХАРД

Сезоны в “Макларене”: 1996—2000

Совместное участие:

71 гонка

Победы: 15—6

Подиумы: 32—25

Поул-позишн: 24—4

Старт с первого ряда:

31—19

Быстрейшие круги: 16—7