ШКОЛА ВЫЖИВАНИЯ БЕЗ ЛИЦЕМЕРИЯ

В жизни футбольного ЦСКА начинается очередной этап. С новым, а вернее старым новым тренером — Павлом Садыриным. Тренером–индивидуалом, непохожим ни на кого. Тренером-личностью.
Что ни говори, а Павел Садырин — фигура в нашем футболе. Человек искренний и прямой, он не привык давать интервью в западной манере, когда вроде бы говоришь много, но на самом деле не говоришь ничего. Он не хочет и не умеет лицемерить. Может быть, именно поэтому футбольная жизнь в последние годы преподносила ему в основном неприятные сюрпризы. Сначала — скандал в сборной, когда игроки встали в оппозицию к тренеру. Как следствие — неудача на мировом форуме 94 года. Потом — увольнение из родного “Зенита”, который он годом ранее вывел из первой лиги в высшую. Еще через некоторое время — очередная школа выживания в не менее родном ЦСКА. Тяжелейший 1997 год, когда команду приходилось собирать буквально по крохам. По ходу сезона — постоянные размолвки с судьями, которых он на одной из послематчевых пресс-конференций обвинил в том, что они погрязли в коррупции. Это сейчас ругать арбитров стало модно. Тогда тренер армейцев выглядел волком-одиночкой, решившимся бросить вызов судейскому беспределу.
Это вообще в его манере — бросать вызов. Судьбе, себе, всем. Садырин никогда не избегал трудностей. Пусть справиться с ними было заведомо нереально, но он никогда не бросал начатого дела. Его “уходили” — да, было. Но сам он не сдавался никогда.
Последнее пребывание в ЦСКА наверняка оставило в душе тренера не самый приятный осадок. Команда, которой накануне сезона-98 предрекали борьбу за золотые медали, вдруг ни с того ни с сего начала сыпаться. Загнанный в угол тренер отчаянно метался, пытаясь ответить на один-единственный вопрос: почему? Но ответа не было. В конце концов он ушел, а команда, словно по мановению волшебной палочки, стала подниматься вверх и в итоге достигла серебряной высоты.
Вроде бы все ясно. Как в рекламе — почувствуйте разницу. Казалось, Садырин больше никогда не вернется в ЦСКА. Но…
После ЦСКА был год работы в казанском “Рубине”, вслед за которым последовало приглашение из Узбекистана. И Садырин принял его. Подписал контракт и погрузился в работу.
Время шло, и в российском чемпионате наступил традиционный период отставок. Но Садырин, казалось, не обращал никакого внимания на тренерские брожения. Он не вернется — уверяли многие в околофутбольных кругах. Но — возникли трудности в ЦСКА, и Садырин вернулся. Его позвали исправлять ситуацию в команде, которой в свое время тренер посвятил не один год своей жизни. И он снова отправился в родной ЦСКА. В третий раз. Говорят, три — число счастливое…