ПАВЕЛ САДЫРИН: У МЕНЯ НЕ БЫЛО
КОНФЛИКТА С РУКОВОДСТВОМ ЦСКА

После добровольного ухода из ЦСКА главного тренера Олега Долматова любителей футбола интересовал вопрос, кто же займет его место. В пятницу поздно вечером “Советскому спорту” стало известно, что армейскую команду в очередной раз возглавит Павел Федорович Садырин, который уже дважды работал с ЦСКА. Мы первыми сообщили эту новость России и первыми же публикуем подробное интервью Садырина сразу после назначения на пост главного тренера.

ВСЕ РЕШИЛ ЗВОНОК
В ЧЕТВЕРГ
Под руководством Садырина армейцы 9 лет назад завоевали и золотые медали, и хрустальный Кубок СССР. Второй раз Садырин пришел в ЦСКА зимой 1997 года, однако следующим летом был освобожден. И вот новое возвращение, которое выглядит весьма любопытно — два года назад Садырина сменил Долматов, а теперь произошла обратная перестановка.
— Павел Федорович, когда на прошлой неделе живо обсуждался вопрос, кто же станет новым главным тренером ЦСКА, вашей фамилии в списке вероятных кандидатов не было. И вдруг такой неожиданный для многих поворот событий. Как все произошло?
— Действительно, все решилось чуть ли не в одночасье. Был, правда, предварительный разговор по телефону с генеральным директором клуба Николаем Степановым, но ничего конкретного я тогда не услышал, речь шла только о том, как я отнесусь к возможному приглашению в ЦСКА. Я ответил, что сделаю это с большим удовольствием. Единственное осложнение — мой контракт со сборной Узбекистана, и в моральном плане мне будет нелегко покинуть команду, уехать из Ташкента, где меня встретили хорошо, создали нормальные условия для работы. А в четверг мне снова позвонили из Москвы и предложили вернуться в ЦСКА, что я и сделал.
— На сколько лет заключили контракт?
— Формальности пока не решены. Ведь по закону подлости в тот день из Ташкента в Москву не было авиарейса, поэтому пришлось задержаться почти на сутки. И домой я прилетел лишь в субботу в 4 утра. Спустя несколько часов приехал на учебно-тренировочную базу ЦСКА в Архангельское. Меня представили игрокам в качестве нового главного тренера команды, после чего я провел первые занятия. А на следующий день без нескольких ведущих игроков, выступавших за сборные России, Белоруссии и Молдавии, мы сыграли контрольный матч с нижегородским “Локомотивом”.

ИЗ УЗБЕКИСТАНА
УЕХАЛ ПО-ХОРОШЕМУ
— Как вы, российский тренер, оказались в Узбекистане?
— Ничего особенного в этом не вижу. На себе я лишний раз убедился в сложности тренерской судьбы. После освобождения из ЦСКА я согласился поработать в казанском “Рубине”, но больше одного сезона не выдержал и, как только закончился контракт, без всяких сожалений уехал из Татарстана.
— Но там вроде бы руководители Казани, “Рубина” ставили высокие задачи и создавали для их решения хорошие условия?
— Только на словах. Я разочаровался прежде всего в руководителях, которые много обещали, но мало сделали. Причем я имею в виду не столько себя, хотя согласился работать в Казани не потому, что мне делать было нечего. Тренер часто оказывается между молотом и наковальней. Не он, а руководители клуба заключают с футболистами контракты, и, следовательно, не тренер, а они несут ответственность за выполнение всех условий договора. Но когда эти условия не выполняются, то главным виновником оказывается тренер: в глазах игроков — за неумение повлиять на руководителей клуба и добиться выполнения всех условий, а в глазах самих руководителей — за не удовлетворяющий их результат. А как его добьешься, когда условия не выполняются обеими сторонами.
— После Казани не было приглашений из других клубов?
— Были. Но не на том уровне. Со мной, во всяком случае, никто конкретных переговоров не вел. Все делалось через посредников. Но я к разговору с людьми, не имеющими власти в клубе, серьезно не отношусь. Если я кому-то нужен, пусть сами руководители и приглашают. Я уже в таком возрасте, что работать только ради работы не желаю. К тому же хочется тренировать команду, перед которой ставятся высокие цели, а не простое участие. В данном случае олимпийский принцип Кубертена я не приемлю.
— А в результате вас нашли руководители футбола Узбекистана.
— Действительно, это была инициатива с их стороны. В феврале меня пригласили на переговоры в Ташкент. Там мы все обсудили, однако окончательное решение я принял все-таки в Москве, в семейной обстановке.
— Сборная Узбекистана под вашим руководством что-нибудь выиграла?
— С серьезными соперниками сыграть не удалось. Выиграли только у сборной Монголии, а полмесяца назад без легионеров сыграли два товарищеских матча в Таиланде, где победили чемпиона страны, но проиграли сборной. Однако до моего приезда сборная Узбекистана завоевала право выступать в финале Кубка Азии. Соперники у нее по группе сильные: национальные команды Японии, Катара и Саудовской Аравии.
— Как отнеслись в Ташкенте к вашему возвращению в ЦСКА?
— С пониманием. У меня сразу сложились хорошие отношения с руководителями футбола Узбекистана, и, когда я сообщил им о приглашении в ЦСКА, они не стали возражать и отпустили по-хорошему. А я, в свою очередь, пообещал внимательно следить за игрой узбекских легионеров в российском чемпионате, давать интересующую информацию.
— Недавно были слухи, якобы вы согласны были возглавить “Аланию”?
— Это не более чем, как вы правильно заметили, слухи. Ни мне никто не звонил из Владикавказа, ни я, тем более, не проявлял инициативы. В любом случае, я не поехал бы работать в “Аланию” — я же не пожарный, чтобы тушить где-то пожары. А ЦСКА — это свое, родное. И футболисты, и руководители клуба практически остались те же, что были и два года назад. И за это время ничего нового для меня здесь не произошло. С другой стороны, я понимаю всю меру ответственности — ведь мне доверена честь работать в клубе, который хотя и попал в нынешнем чемпионате в полосу неудач, тем не менее потенциально способен быть в лидерах российского футбола, успешно выступать на международной арене.

Я БЛАГОДАРЕН ДОЛМАТОВУ
— Как вас встретили футболисты?
— Нормально. Ведь состав, повторяю, практически сохранился. Без меня в команду, если память не изменяет, пришли Скрипченко, Шишкин, Геращенко, Осколков, Бычков, которого, кстати, я хотел пригласить еще два года назад, но он был связан контрактом с “Шинником”. А Окрошидзе и Булатов играли у меня в прошлом году в “Рубине”, и это я рекомендовал их в ЦСКА.
— Ваше возвращение действительно свидетельствует о том, что судьба армейского клуба вам далеко не безразлична, ведь далеко не каждый тренер согласится уйти из национальной сборной в клубную команду.
— Это разная работа: в сборной — более почетная, в клубе — более интересная. В сборной в основном приходится просматривать кандидатов, а хороших возможностей тренировать их, претворять свои планы в играх мало, за два-три дня предматчевых сборов не всегда успеваешь не то, что показать, а и как следует поговорить с игроками. В клубе в этом плане все иначе, главное, не ошибиться прежде всего с приглашением новичков. А времени для нормальной работы с ними потом хватит.
— Два года назад заменивший вас Олег Долматов сразу поменял систему игры в обороне, отказавшись от заднего защитника, и перешел на зонную оборону с четырьмя защитниками в линию. Вы сохраните эту систему или вновь ЦСКА будет играть с чистильщиком?
— Олег Долматов практически ничего сразу не изменил в игре ЦСКА за исключением обороны. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить Олега Васильевича за то, что он не в пример, скажем, Голубеву, который после моего ухода из “Зенита” заявил о том, что якобы команда растренированна, сразу отметил и удачно подобранный состав, и хорошую подготовку команды и серьезных корректив не внес. Более того, по окончании чемпионата, в котором армейцы завоевали серебряные медали, он отметил и мою заслугу в этом.
Что касается перестройки игры в обороне, то Олег Долматов сделал это потому, что так играл “Черноморец”. Эта система, на мой взгляд, далеко не идеальна, имеет и плюсы, и минусы, и сильные соперники могут извлечь из ее недостатков большую выгоду. Зонная оборона “четыре в линию” требует от защитников умения быстро бегать, успевать и в атаке помочь, и к своим воротам своевременно вернуться, хорошо играть головой и, главное, четко взаимодействовать. Два года назад у меня в полузащите играл техничный, с хорошим первым пасом Саша Гришин, но из-за недостаточной скорости он нередко задерживал развитие атаки. Однако мы были не настолько богаты, чтобы отказаться от такого футболиста. И я нашел Гришину место в центре защиты. У Долматова же были другие исполнители, и он стал играть так, как делал до этого в “Черноморце”.
— Вы хорошо знакомы не только с футболистами, но и с руководителями клуба, которые два года назад вас уволили. Не опасаетесь, что старые обиды могут сказаться на ваших взаимоотношениях?
— Не скрою, мне обидно было досрочное расставание с клубом, ведь руководители не проявили терпения, не подождали еще немного времени. Но, с другой стороны, их можно было понять. У нас, тренеров, такая жизнь. Мы подчиненные, во главе клубов стоят люди, которые в первую очередь решают финансовые проблемы и, разумеется, не хотят выбрасывать деньги на ветер. А мы, тренеры- профессионалы, должны хорошо делать свое дело: тренировать команду, успешно выступать, ведь по результатам и по месту в таблице прежде всего оценивается наша работа. В то же время хочу напомнить, что расстались мы по-хорошему и не наша с ними вина была в том, что кто-то пытался из моего спокойного ухода раздуть конфликт. Ничего подобного, повторяю, не было. Что лишний раз подтвердило это приглашение, да и доброжелательные слова Олега Долматова в мой адрес что-то значили. Кстати, считаю, что отношения между тренерами станут лучше, если новый тренер либо вообще не будет комментировать работу предшественника, либо будет давать только объективную оценку.

НЕ ВЕРЮ,ЧТО АРМЕЙЦЫ
РАЗУЧИЛИСЬ ИГРАТЬ
— В Узбекистане вы следили за игрой ЦСКА?
— Я следил за российским чемпионатом в целом. Но при случае по привычке обращал особое внимание и на выступление ЦСКА. Но сейчас придется просмотреть все видеозаписи игры команды.
— Ваше мнение об игре ЦСКА?
— Ясно, что по подбору игроков команда должна находиться не в группе аутсайдеров, а в верхней части таблицы. Главный недостаток — пропала уверенность. Два года назад таким игрокам, как Варламов, Филиппенков, Корнаухов, и другим нынешним лидерам явно не хватало опыта. Но за это время они его приобрели. Более того, повысилось и мастерство. И трудно поверить, что за полгода, прошедших после завоевания бронзовых медалей, армейцы разучились играть.
— Подтверждением тому могут служить кубковые встречи с “Анжи”, “Спартаком” и “Локомотивом”.
— Я видел эти матчи. И согласен, что ЦСКА провел их лучше, чем многие встречи в чемпионате. В какой-то степени это, правда, объясняется кубковым характером — в таких играх, как правило, больше эмоций и желания играть в полную силу.
— Одной из причин неудачного старта руководители ЦСКА считают судейские ошибки в некоторых матчах.
— От промахов арбитров несколько раз пострадала наша команда и два года назад. Так что в этом сезоне ситуация с судейством повторяется. Но я на первом же собрании попросил футболистов не акцентировать внимание на судейских ошибках, сказав, что лично я не припомню случая, чтобы после давления на арбитра он отменил бы неправильно назначенный пенальти или после несправедливого удаления заменил бы красную карточку на желтую. Я призвал своих игроков больше думать о том, как самим забить или не позволить этого сделать соперникам. На первом плане всегда должна быть своя игра, и если она будет добротной, безошибочной, то и у арбитров будет меньше повода ошибаться. Могу привести такой пример: недавно я побывал в Иордании на турнире “Кубок Хусейна”. В решающем матче в присутствии короля, его свиты встречались хозяева и футболисты Ирака. Игру обе команды, замечу, показали красивую, современную, в европейском стиле. Тем не менее была и откровенная грубость. Особенно со стороны игроков сборной Иордании, они, по крайней мере, четыре раза нарушали правила в своей штрафной, но судья не назначил ни одного пенальти. После первой судейской ошибки иракские футболисты стали возмущаться, но быстро поняли, что дело это бесполезное, перестали обращать внимание на арбитра и в итоге добились ничейного результата, что их и устраивало.
— Вы намерены приглашать футболистов из Узбекистана?
— Пока нет. Хотя талантливых игроков там много. Но уровень и чемпионата республики, и футболистов ниже, чем в России. Тем не менее нашим тренерам есть смысл заглядывать в узбекские клубы.
— А тренерский штаб менять не будете?
— Зачем? Я всех, начиная от администратора и массажиста и кончая начальником команды, хорошо знаю, и их работа меня устраивает. Другое дело, у меня нет основного помощника. И я раздумываю, кого же пригласить. Но пока в этом вопросе не определился — ведь я сам в команде всего два дня.
— Смена тренеров — это прежде всего надежда на улучшение выступлений команды. Два года назад, когда у ЦСКА были плохие результаты, заменивший вас Олег Долматов даже превзошел все ожидания, выиграв во втором круге 14 матчей, и в итоге армейцы завоевали серебряные медали. Сам же главный тренер стал любимцем поклонников и руководителей клуба. Сегодняшняя ситуация схожа с той, что была перед вашим освобождением, и от вас, разумеется, ждут возвращения ЦСКА в лидеры. Психологически вы готовы к такому сильнейшему прессу?
— Если я согласился вернуться в ЦСКА, значит, готов по всем показателям. В то же время, на мой взгляд, нельзя проводить параллели между тем, что есть сейчас и что было два года назад. Несмотря на схожесть ситуаций (я имею в виду неудачные старты и одинаковое положение в таблицах) многое изменилось. Прежде всего состав за это время стабилизировался, футболисты стали более опытными, и от меня, в первую очередь, потребуется вернуть им уверенность. Понимаю, что со мной ЦСКА, возможно, и не одержит 14 побед в 15 матчах, но не сомневаюсь в том, что дела команды скоро улучшатся. В это верят и руководители клуба, которые пригласили меня, и я сам. А это главное.