После дебюта на “горячей линии”, доставившего Дмитрию, по его собственному признанию, немало волнений, мы продолжили общение с ним в менее формальной обстановке. Наш дальнейший разговор с супругами Аленичевыми проходил за одним из столиков клуба “Удар”, что неподалеку от спорткомплекса “Олимпийский”.
ЗВОНКИ С УГРОЗАМИ НИКОГО НЕ УДИВЛЯЮТ
— Дмитрий, а сколько в Италии стоит ужин в ресторане?
— Примерно 50—60 долларов, если вдвоем посидеть. Хотя в ресторанах мы с Настей бываем очень редко. Разве только когда она устает и готовить ужин ей дома совсем не хочется.
— Неужели вы едите дома из экономии?
— Нет, конечно. Но в Италии мне сложно обедать или ужинать на публике. Там в ресторанах вообще очень непринужденная обстановка. Люди свободно общаются, сидя за разными столиками. А уж если в зале появится известный футболист, то он до конца вечера окажется в центре внимания. А мне это не нравится. Лучше уж мы спокойно поужинаем вдвоем дома.
— Футбол в Италии действительно никого не оставляет равнодушным?
— Несомненно. Во мне узнают профессионального футболиста даже 70-летние бабушки. И избавиться от их назойливого внимания бывает весьма непросто. От этого даже порой устаешь.
— Фанатизм итальянских болельщиков порождает легенды. Говорят, что некоторым футболистам доводилось получать телефонные угрозы в свой адрес.
— Что скрывать, подобные случаи время от времени происходят. Особенно часто это случается, когда знаменитый игрок переходит из одного клуба в другой. Я по меркам итальянского чемпионата не суперзвезда. Поэтому меня это не касается. Но упомянутое вами явление в Италии встречается на разных уровнях. Даже президентам клубов приходится несладко. Если они пытаются продать по-настоящему классного игрока, им долго приходится с болельщиками по телефону объясняться. Некоторые сделки даже срываются из-за таких звонков.
— Ходит также много разговоров, что в Италии в ходу “внешняя” стимуляция команд, способных остановить конкурентов других клубов. Вот, к примеру, ваша “Перуджа” остановила “Ювентус”, боровшийся за “золото” чемпионата с “Лацио”.
— Да, и подобная практика имеет место. Я даже был удивлен, что перед нашим матчем с “Ювентусом” футболисты “Перуджи” не получали никаких прямых посулов от “Лацио”. Однако руководство нашего клуба все равно пообещало нам хорошие премиальные за победу в той игре. Возможно, это были деньги “Лацио”. Но это в Италии совершенно нормально воспринимается. И действительно, разве плохо, если игроки какой-то команды получают стимул выйти на поле, играть за дополнительный бонус? Вот если бы “Ювентус” предложил нам деньги за сдачу игры, то это, конечно, сработало бы против футбола. И тогда бы разгорелся жуткий скандал.
— Матч “Перуджи” с “Ювентусом” вызвал огромный ажиотаж. Складывалось такое впечатление, что игроки вашей команды в конце встречи уже не столько думали о результате, сколько о том, как убежать от своих поклонников. Так оно и было на самом деле?
— Конечно. Минут за пять до финального свистка зрители прорвали кордоны полиции и окружили поле. Мы поняли, что празднование будет бурным.
— Вы, наверное, не могли предположить, что вас будут раздевать мужчины?
— Да уж. Когда меня настигла толпа болельщиков, один из них стал срывать с меня майку. Пришлось отдать. А трусы я подарил запасному вратарю “Ювентуса”. Кстати, трусы у меня не первый раз просят. Уже давно после какого-то матча запасной вратарь “Милана” тоже моими трусами заинтересовался.
— Может, к вам уже очередь за трусами выстроилась?
Шутки шутками, но, как ни странно, запасной вратарь “Ювентуса” Рампулла сам меня об этом попросил. Я был несколько шокирован. Впрочем, в тот счастливый для нас день я в прямом смысле готов был остаться без трусов, и неважно было, кому их отдать: вратарю “Ювентуса”, вратарю “Милана” или буйному болельщику. Зато бутсы я никому не отдал, ведь они — мой хлеб. Я, кстати, даже если бутсы уже изношены, лучше их выкину, чем кому-то подарю. Такое у меня правило.
— А коллекции старой амуниции у вас дома нет?
— Ни к чему она мне. Она бы только ностальгические воспоминания навевала. А футболист, я считаю, не должен жить воспоминаниями. Ему постоянно нужны новые цели. Да, я немалого добился, играя за “Спартак”, но теперь хочу проявить себя и в Италии.

В ИТАЛИИ СПОРЯТ
НА КАЖДОМ УГЛУ
— Скажите, а у западных профессионалов чувство клубного патриотизма сильно развито?
— Откровенно говоря, я его в Италии вообще не замечал. Наверное, бывают и исключения. Однако там существует такая практика, что некоторым футболистам даже только за приезд в национальную сборную платят большие деньги.
— Вы в Италию за какую-то команду болеете?
— За ту, в которой играю, естественно. А что касается захватывающей борьбы за чемпионство в минувшем сезоне, то, на мой взгляд, “Ювентус” сам виноват в такой развязке. Он мог избежать интриги на финише.
— А после того как, обыграв “Ювентус”, “Перуджа” вывела в чемпионы “Лацио”, к вам были претензии со стороны бывших партнеров по “Роме”?
— Успеху земляков они, понятно, не рады. Но профессионалы всегда поймут друг друга. Ведь ясно, что, играя в “Перудже”, я выполнял свой долг перед руководством команды и ее болельщиками.
— Играя за “Рому”, вы успели по-настоящему ощутить дух соперничества двух столичных команд?
— Еще бы! Я был там полтора года, но уверен, что достаточно и месяца, чтобы сполна ощутить колорит дерби. Люди по всему городу только и делают, что спорят, кто же все-таки сильнее и интереснее играет.
— В Перудже болельщики меньше внимания уделяют футболистам, чем в Риме?
— Да, в маленьких городах болельщики все же не столь активны, как в столице. В Перудже можно хотя бы после поражения на улицу выйти.
— А находились ли такие места в Риме, где можно было отдохнуть от болельщиков “Ромы”?
— Разве только там, где собирались болельщики “Лацио”, в некоторых барах и ресторанах. Они, кстати, хорошо ко мне относились, но мы общались совсем немного.
— В целом впечатления об Италии оправдали ваши ожидания?
— Да. Перед тем как туда уехать, я много расспрашивал Игоря Шалимова и Игоря Колыванова об этой стране. И их рассказы очень соответствовали действительности. Они предупреждали меня о повышенном внимании к футболистам в Италии. Советовали не говорить лишнего журналистам. И я там за два года дал только два интервью — в основном в корректной форме отказывал вашим коллегам, ссылаясь на незнание языка. Правда, были такие случаи, когда я ни слова корреспонденту о футболе не говорил, а на следующий день вижу в газете интервью со мной. Наверное, такие журналисты вопросы заготавливают и сами же на них отвечают.
— Хоть какие-то бытовые проблемы вы в Италии испытываете?
— Пожалуй, только однажды — во время переезда из Рима в Перуджу. У нас в то время накопилось много вещей. И мы сделали тогда ошибку — не заказали одну большую машину. Пришлось на двух машинах с друзьями раз пять ездить туда и обратно.
— Какой, по-вашему, уровень судейства в итальянском чемпионате?
— Знаете, вот считается, что в России плохо судят. Но в Италии-то и вовсе чуть ли не после каждого тура из-за арбитров разгораются скандалы. Думаю, что с судейскими ошибками стоит в некоторой степени примириться. Арбитры ведь не могут всегда принимать единственно верные решения. Однако с откровенным судейским произволом, разумеется, надо бороться. Но вот Коллина, считающийся поклонником “Лацио”, нормально ведь отсудил наш матч с “Юве”.
— А в целом в итальянском футболе сильно коррупция развита?
— Периодически возникают разговоры на эту тему. В минувшем сезоне президент “Ромы” подарил всем судьям высшего дивизиона по золотым часам. Все остальные клубы, естественно, посчитали этот шаг банальной взяткой. И в итоге было принято решение о том, чтобы арбитры часы вернули.

ВРАЧИ ОБЕЩАЮТ
ДЕВОЧКУ
— Давайте о вашей семье поговорим. Вы уже знаете, кто у вас родится?
— Врачи говорят, что у нас будет девочка. Но я им не очень доверяю, потому что, честно говоря, рассчитываю на мальчика.
— А о выборе имени для ребенка уже подумываете?
— Я решил, что выбирать его будет Настя.
— Чувство отцовства у вас уже появилось?
— Нет. Я вообще долго привыкаю к любому новому состоянию. Вот и после свадьбы иногда еще забывался и говорил людям, что не женат.
— В работе по дому вы жене много помогаете?
— Раньше домашнее хозяйство было почти целиком на Насте. Но теперь, когда мы ждем рождения ребенка, стараюсь во всем ей помогать. Пришлось даже за пылесос взяться. Не ожидал, что это может доставлять такое удовольствие. Теперь чуть ли не каждый день хожу с ним по дому. Настю поначалу это очень удивляло.
— Итальянский язык вы легко выучили?
— В Риме я долго учился на нем говорить. Я ведь на тренировках в основном с Тетрадзе и Гуренко общался, дома — с Настей.. То есть у меня не было острой необходимости в изучении итальянского. Зато в Перудже я его быстро выучил.
— Об уходе из “Ромы” не жалеете?
— Я тут недавно подумал и решил, что я ничего не потерял. “Рома” стала в итоге шестой, “Перуджа” — десятой. Так что особой разницы я не вижу. Конечно, римский клуб посильнее. Но уж лучше я буду играть в “Перудже”, чем сидеть в запасе в “Роме”. У меня ведь, кстати, был выбор — “Перуджа” или “Болонья”. Я выбрал первый вариант, чтобы жить поближе к Риму, к которому уже привык.
— А у вас не было желания попробовать свои силы в испанском чемпионате, где играют в более открытый футбол, который вы любите?
— У меня была возможность заключить контракт с “Райо Вальекано” или “Бетисом”. Но я не хочу уезжать из Италии. Возможно, в Испании мне и было бы попроще. Но я не люблю часто менять обстановку. Опять же пришлось бы снова учить язык. Да и вообще, в футболе трудно добиться чего-то серьезного, постоянно меняя клубы. Поэтому, имея трехлетний контракт с “Перуджей”, я не собираюсь ее покидать.
— Вы следите за тем, как выступают в российском чемпионате ваши бывшие клубы — “Спартак” и “Локомотив”?
— Конечно, я стараюсь постоянно узнавать, как у них складываются дела. Хотя, признаюсь, по-настоящему болею лишь за “Спартак”.
— А вы не считаете, что смена чемпиона могла бы поднять уровень первенства страны?
— Но вы же видите, что, кроме “Спартака”, ни один из российских клубов пока не может добиться в Европе хоть каких-нибудь успехов. Значит, если чемпионат выиграет кто-то другой, то это наверняка будет означать, что снизился уровень игры “Спартака”. Я считаю, что гораздо важнее, чтобы в России появлялось побольше клубов, способных достойно противостоять чемпиону на протяжении всей турнирной дистанции.
— Свое возвращение в Россию в ближайшее время вы исключаете?
— Возможно, я закончу здесь играть. Но пока расставаться с футболом не собираюсь. И мне, конечно, хочется играть в сильном европейском чемпионате вроде итальянского. На первый взгляд, парадокс: Шевченко забил в Италии больше, чем в предыдущем сезоне на Украине. Но ведь Андрей признал, что на Родине он просто не играл во многих матчах в полную силу. У него не было там стимула. Теперь же, в Милане, он сумел полнее раскрыть свой талант. И если человек чувствует, что на своем уровне он уже многого добился, нужно повышать планку. Иначе расти невозможно.