Отыграв четыре сезона за границей и став чемпионом Бельгии в составе “Льерса”, Денис КЛЮЕВ без раздумий принял в прошлом году приглашение от “Динамо”. Теперь во многом от действий капитана динамовцев, зависит игра бело-голубых.

БЕСКОВ ОТКРЫЛ ДЛЯ МЕНЯ ВЫСШУЮ ЛИГУ
— В 1994 году вы покинули Москву и уехали в голландский “Фейеноорд”. Но до этого был сезон, проведенный в “Динамо” под руководством великого тренера Константина Бескова. Вспомните самые яркие моменты того года.
— У нас тогда была отличная команда, классный тренер, мы заняли второе место. Этого, я думаю, достаточно, чтобы считать сезон удачным и запоминающимся. Я в 21 год играл с такими мастерами, как Вагиз Хидиятуллин, Игорь Добровольский, Александр Смирнов. А если приплюсовать великого Бескова, то получается отличная компания.
На тренировках чувствовалось, что командой руководит легенда русского футбола?
Еще до того, как я начал играть в футбол, фамилия Бесков уже звучала на весь мир. А дальше случилось практически невозможное: мне, молодому парню, Константин Иванович начал доверять место в составе. И именно ему я благодарен за то, что попал в высшую лигу российского чемпионата. В команде было немало возрастных и опытных футболистов, которые вполне могли еще играть и играть, однако у Бескова была своя логика. Очень помогало и то, что он мог пошутить на тренировке, подбодрить, если у игрока что-то не получалось.

КУДА ПОДЕВАЛИСЬ
ЛИХАЧИ?
Следующим этапом в вашей карьере стал роттердамский “Фейеноорд”. Долго привыкали к загранице?
Со мной получилось так, будто десантника-шпиона закинули в тыл к врагу. Я не знал ни языка, ни страны, представляете, один-одинешенек оказался на чужбине. Но постепенно я оброс друзьями, связями, начал понимать язык и менталитет местных жителей, начал привыкать к местной жизни. Есть у меня друг в Голландии, которому никакой другой город, кроме Москвы, неинтересен — теперь он постоянно приезжает ко мне в гости в отпуск. К тому же у него мать русская, а отец — голландец, а великим и могучим он владеет в совершенстве.
Быстро освоились в тактических схемах?
Если говорить о различиях российского и зарубежного футбола, то на это уйдет не один день. Разные страны, разные культуры, разный менталитет — можно начать с этого. В небольших городах Европы обычно существует одна команда, которую все безумно любят. А потом я считаю, что для человека, который может отдать точный пас, вовремя открыться, показать какой-либо оригинальный финт, не составит большого труда проникнуться новыми требованиями. Поэтому играющий легионер без особо труда может вписаться в тактические схемы. Естественно, бывает множество трений между игроками и тренерами, но все они обычно носят личный характер. Так что в плане игры у меня проблем в новых командах не возникало.
Есть ли что-то такое, что поразило вас больше всего при приезде в Голландию?
Да, сначала я никак не мог привыкнуть к спокойной, размеренной жизни голландцев. Их спокойствие поражало на каждом шагу: даже среди водителей автомобилей редко когда можно было встретить лихача. У нас же бешеный, просто бешеный ритм жизни, все куда-то спешат, торопятся, бегут. Мне иногда кажется, что голландцы знают свое будущее на несколько лет вперед: в таком-то году закончат университет, затем пойдут на известную им работу и даже сколько денег за это будут получать. Из-за этого с непривычки жизнь может показаться пресной. А что у нас? Ты не знаешь, что случится в следующую минуту, а тем более что ждет тебя в ближайшем будущем. С одной стороны, “европейский вариант” неплох с той точки зрения, что не приходится волноваться за будущее, за карьеру. Но с другой — для российских граждан это непривычно.

СОЗРЕЛ
ДЛЯ ВОЗВРАЩЕНИЯ
В “ДИНАМО”
Многие российские игроки уезжают за границу или не хотят возвращаться обратно, мотивируя это тем, что в России криминногенная обстановка. Вы же вернулись…
Я могу понять тех футболистов, которые ради благополучия семьи сидят на лавке за границей, но зато в спокойной обстановке. Для меня же на первом месте футбол, а уж потом все остальное. К тому же когда я возвращался, у меня еще не было семьи.
В своем первом сезоне в “Динамо” вы играли на позиции крайнего полузащитника. Вернувшись же, выступаете в центре. Какая позиция вам наиболее близка?
Та, на которой играю сейчас. Еще в ДЮСШОР “Торпедо” я постоянно играл в центре поля, и так было до перехода в динамовский клуб. Так как в этой команде в центре в то время играли Добровольский и Смирнов, то по просьбе тренера я сдвигался на левый фланг.
Когда вы оказались в 1999 году в стане бело-голубых, вам сразу доверили капитанскую повязку. Вы были к этому готовы?
Неожиданностью это для меня не стало, потому что еще до начала сезона об этом начали говорить. Я не настаивал на ней, но раз партнеры доверили, значит, надо соответствовать уровню капитана в каждом матче.
Начав сезон под необычным для того времени 15-м номером, вы в ходе чемпионата сменили его на 9-й. Что, 15-й оказался несчастливым?
Играя в бельгийском “Льерсе” под 15-м номером, я стал чемпионом страны. Поэтому решил оставить его и в “Динамо”, однако у нас еще не привыкли, что в стартовом составе могут выходить игроки с любым номером, вплоть до 99. В итоге я решил вернуться к более привычному девятому. За границей уже давно закрепляют на все игры номер за определенным игроком — это очень удобно для болельщиков. Почему такое не практикуют в России, я не знаю.
— А 15-й номер вы сами себе выбирали в “Льерсе”?
— Да, он оставался невостребованным на тот момент, а мне в принципе без разницы, под каким играть, хотя я люблю все нечетные номера.

КОСМИЧЕСКАЯ ДРУЖБА
— В команде друзья называют вас Маратом. Кто это придумал и откуда это повелось?
— Это придумали Серега Гришин и Ролан Гусев. Хотя по идее слово “Марат” у нас общее, и назвать им можно любого. Есть такой фильм “Маленький гигант большого секса” в главной роли с Геннадием Хазановым. Так вот, главного героя там зовут Маратом. Мы с Гришиным решили так называть Гусева, а он повторял то же самое в ответ. В итоге это прозвище прицепилось почему-то именно ко мне. Но называют так меня только три человека — Гусев, Гришин и Аюпов.
— А сами любили давать друзьям прозвища?
— Нет, не особо. У нас в команде есть ребята поостроумнее. Тот же Гриня (Сергей Гришин. — Прим. авт.) или Эрик Яхимович. Я обычно с ними соглашаюсь.
— Известно, что вы давно дружите с партнером по команде Ансаром Аюповым. Когда вы впервые познакомились?
— Это было очень давно. Мы играли в дочерней команде “Асмарала”, которая называлась “Пресня”. Наша дружба пошла откуда-то из космоса. За все время, что мы знаем друг друга, у нас еще не было ни одной мало-мальской ссоры. Получилось так, что мы практически не расставались. Судите сами: я ушел из “Асмарала” в “Динамо”, он — в “Локомотив”, потом я уехал в Голландию — через полгода там же оказался Ансар. Переходя в “Шальке-04”, я первым делом открыл карту и обнаружил, что до города, где базировался клуб Ансара “Твенте”, мне ближе из Гельзенхирхена, чем из Роттердама. Только после этого я согласился на переход в немецкий клуб, хотя туда, честно говоря, не очень хотелось.
— И вот теперь вы вместе в “Динамо”…
— Однажды как-то зашел разговор, и я руководству подсказал, что вот, мол, Аюпов сейчас свободен и его можно попробовать в “Динамо”. В итоге в период дозаявок его пригласили.

УМЕЮ ИГРАТЬ ТОЛЬКО В ДУРАКА И ПЬЯНИЦУ
— В основном у футболистов свободное время бывает только после матчей. Как вы проводите досуг?
— Летом я обычно в хорошую погоду стараюсь вырваться к родителям на дачу. И хотя Москву люблю, все же считаю полезным от нее иногда отдыхать. Особенно хорошо это делать на природе, когда готовится шашлык и рядом банька есть.
— Удается ли ходить по театрам, музеям?
— Возвращаясь в столицу, я дал себе задание: ходить почаще в театр, потому что люблю искусство. Но так получилось, что времени на театр катастрофически не хватает. Зато у меня есть друг, Алексей, он живет в Курске и болеет за “Динамо”. Он приучил меня ходить на КВН. Если раньше я любил смотреть его по телевизору, то теперь беру Ансара, еще друзей, и все идем в московский Дворец молодежи на игру.
— Вы азартный человек?
— По правде говоря, я не такой уж игрок, чтобы просиживать в казино. Но если маленький шанс выпадает сходить туда, разочек испытать судьбу могу, но не более. Меня такие игры не заводят. Что касается карт, то я умею играть только в дурака и пьяницу.

У КОМАНДЫ ЕСТЬ ЛИЦО
— Скоро “Динамо” возьмет старт в Кубке УЕФА. С кем бы вы хотели встретиться?
— Естественно, мне интересно было бы поиграть против голландцев, немцев или бельгийцев. Во-первых, я неплохо знаю футбол этих стран, а во-вторых, у меня остались друзья в тех городах, за чьи команды я выступал.
— Недавно “Галатасарай” выиграл этот турнир, и Турция впервые получила столь престижный трофей. Когда же Россия сможет выстрелить, на ваш взгляд?
— Очень трудно загадывать, к тому же я уважительно отношусь к нашему футболу. У нас есть “Динамо”, есть “Спартак” и “Локомотив”, которые, уверен, могут выступить в европейских Кубках не хуже тех же турок, бельгийцев или голландцев с немцами.
Контракт с “Динамо” у вас заканчивается в конце 2001 года…
Да, и никуда уходить я не собираюсь до этого времени. Ну а что ждет меня дальше, жизнь покажет.
У каждого футболиста есть свои сильные и слабые стороны. Что вы считаете своим главным козырем в игре?
Действительно, одни футболисты обладают высокой скоростью, другие — хорошей игрой головой или дриблингом. Я же считаю себя больше командным игроком. Люблю созидать атаки и раздавать партнерам передачи.
В “Динамо” образца 2000 года у вас это, похоже, неплохо получается…
— Самое главное, что у нынешней команды появляется свое, хорошо узнаваемое лицо. По себе чувствую, что наш стиль игры уже больше напоминает настоящую крепкую европейскую команду, что немаловажно в преддверии Кубка УЕФА. Надеюсь, что болельщики и специалисты уловили этот момент. К сожалению, у нас временные трудности в нападении, но то, что Газзаев делает играющую команду, это бесспорно. Одно дело, когда тренер в клубе работает несколько лет, ему проще. Валерий Георгиевич же только пришел, но плоды его работы видны уже сейчас. Можно только догадываться, что будет через год-два…