Хотя прошла ночь и грядущий день обещает новые переживания, все это еще перед глазами – матч за выход в четвертьфинал между Маратом Сафиным и французом Седриком Пьолином. Поединок, преисполненный фантастического напряжения и закончившийся победой Марата.

из Франции

Невозможно устоять перед воспоминаниями. Именно два года назад в первом своем “Большом шлеме” здесь же, на Ролан Гаррос, после невероятных и неожиданных побед над Андре Агасси, Густаво Куэртеном и Даниэлем Вацеком в матче за выход в четвертьфинал Марата всеми правдами и неправдами остановил Пьолин.
И вот точно такая же встреча-близнец. Центральный корт, 15200 зрителей на трибунах, матч за выход в четвертьфинал, и по другую сторону сетки вечно небритый и вечно смачно сплевывающий на корт Пьолин.
Разумеется, Марат пришел к этому поединку в несколько ином качестве. Две недели назад в четвертьфинале чемпионата Германии в трех сетах он буквально разгромил француза. Но то было в Гамбурге, где большинство зрителей “болели” за Марата. Здесь же, в Париже, после потери на неисповедимых дорогах турнира всех своих игроков, Пьолин оставался последней надеждой Франции на успех. В этой ситуации зрители при всей любви к Марату пожертвовали своими симпатиями ради помощи Пьолину.
Уже на разминке каждый удар по мячу Седрика сопровождался бодрым ревом, в то время как удары Марата – мрачным гулом. Позже, на пресс-конференции, Сафин скажет: “Я знал, что трибуны будут на стороне Пьолина, и не ждал пощады. Но не в такой степени…”
Первый сет. Марат сразу же берет подачу Пьолина и удерживает преимущество до конца. Получается почти все: “идет” первая подача, хорош и силен прием, хотя подача Пьолина достаточно мощна, хватит терпения в затяжных стремительных перестрелках, почти нет так называемых невынужденных ошибок – 10 против 15 у Пьолина. В итоге 6:4, Марат – сама уверенность, и на “горизонте” – никаких туч.
Второй сет. Кто объяснит, какой сдвиг произошел в голове Марата? Пьолин не без труда берет свою подачу, Марат всухую – свою, завершая ее блестящей атакой по линии. Пьолин опять-таки в великих муках выигрывает гейм. То ли Марата огорчил упущенный шанс, то ли мяч, оставшийся на совести судей, но вдруг, как в сказке, все развалилось: и подача, и прием, и игра. Он отдает свою подачу, и с этого момента на корте будет царствовать Пьолин. Зрители при этом не остались в стороне. Марат пытается убедиться, попал мяч или нет – свист. Апеллирует к арбитру на вышке – зрители перед его подачей организовали на трибунах “волну” – оглушающий возмущенный рев: мол, мы веселимся, как хотим, – имеем право, – а ты работай. Арбитр, кстати, мог бы призвать трибуны к порядку, но он молчит. Истерзанный Марат проигрывает сет 1:6. Разгром!
Третий сет. Что делать, когда игра выходит из-под контроля? У Андрея Чеснокова, нынешнего тренера Марата, на этот случай один короткий, но очень дельный совет: “Терпи”. И Марат терпит. С колоссальным трудом он берет свою первую подачу. Пьолин, прессингуя, все чаще и чаще выходит к сетке, все чаще и чаще укорачивает с задней линии, и Марат никак не поспевает к мячу. При счете 1:1, имея трижды на своей подаче “больше”, он все же нелепым образом отдает гейм. В этот момент дождь, моросивший с утра, усиливается, и Марат обращается к супервайзеру, то бишь руководителю матча, на тот предмет, что, мол, играть невозможно – скользко. Впрочем, с трибуны видны лишь жесты Марата. Суть же диалога выяснится на пресс-конференции.
– Что вы сказали супервайзеру?
– Я сказал, что на корте скользко, особенно на задней линии, и играть невозможно.
– А что супервайзер?
– Он, наверное, ничего не понимает в теннисе. Шаркнул ногой по корту. “Все нормально, – говорит. – Играй, парень. Хуже не будет”. Это мне, профессионалу, чудак объясняет, нормально или не нормально. Я ответил: “Извини, как ты можешь знать, плох или хорош корт, если никогда на нем не стоял. Попробуй сыграть сам”.
Всю эту тираду Марат сопровождал умилительной мимикой, сменившейся удивлением, когда зал для пресс-конференций, набитый журналистами, грохнул от хохота.
– Вы что, не знаете этого человека? Он же был супервайзером на вашем матче и в Мельбурне?
– В самом деле?
И после паузы:
– Значит, он и там ничего не понимал.
Это уже шутка. И все ее оценивают по достоинству. Но вернемся в матч. Он продолжается под сильным дождем. И именно в этот момент без видимых на то причин проваливается Пьолин. Три нелепых розыгрыша – 0:40. Подача – выход к сетке. Марат блестяще обводит соперника по линии – 2:2. Тут же он берет свою подачу, и уже Пьолин требует прекратить матч. Супервайзер, естественно, соглашается.
Прошло почти три томительных часа, прежде чем игра возобновилась. Кто знает, о чем думал каждый из соперников. Нам так и не удалось на пресс-конференции добиться ни от Марата, ни от Чеснокова, о чем они говорили в этом вынужденном перерыве. Оба не могли вспомнить. Но Марат вышел на корт предельно собранным и довел третий сет до логического завершения – 6:3.
Четвертый сет. Вряд ли возможно коротко описать эту потрясающую головоломку. Напряжение и мощь ударов, случай, везение, взлеты и падения – все здесь сплелось в один узел. При счете 4:5 на своей подаче Марат имел 0:40, и трибуны уже торжествовали, предвкушая пятый сет. Но Марат чудом спас гейм, сделал 5:5 и, просто гениально сыграв, вырвал у Пьолина подачу. Все. Подача Сафина. 40:0. Пьолин пытается спасти сет. Дважды делает “ровно”. Но, в конце концов, Сафин хладнокровно обводит Пьолина, “застрявшего” у сетки. “Больше”. Мощная подача, и Пьолин принимает в сетку – 7:5. Очень важная победа, ибо до сих пор Марат еще ни разу не пробивался в “Больших шлемах” в четвертьфинал.
На пресс-конференции разговор в основном шел о предстоящем матче со шведом Магнусом Норманом, ныне возглавляющим рейтинг АТП-тура.
Накануне Норман буквально разбил прошлогоднего финалиста Ролан Гаррос Андрея Медведева – 6:0, 6:4,6:2. Пока что он не проиграл ни сета. Правда, в Барселоне Сафин одолел Нормана в полуфинале – 2:6, 7:6, 6:3, но это мало о чем говорит, ибо в Париже Норман выглядит весьма убедительно. В любом случае Марата ждет тяжелый матч.