Сегодня президенту Российского футбольного союза Вячеславу Колоскову исполняется 59 лет. Очередной день рождения он в очередной раз будет отмечать вдали от родного дома, на этот раз в бельгийской столице Брюсселе, где он как член исполкома УЕФА является одним из ответственных за проведение чемпионата Европы.
ИЗ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ
В ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТЫ ФИФА
— Вячеслав Иванович, 15 июня, когда будете принимать поздравления, знайте, что к ним в этот день присоединятся и пожелания крепкого здоровья от “Советского спорта”. А остальное у вас, наверное, есть.
— Спасибо. Мне и в самом деле грех жаловаться на свою судьбу — действительность превзошла мои мечты.
— В детстве, когда гоняли мяч во дворе, вы думали о том, что с футболом будет связана вся ваша жизнь?
— Хочу уточнить, мяч я гонял не только во дворе — участвовал в первенстве Москвы, играя в командах “Трудовые резервы” и “Крылья Советов”, а после окончания института физкультуры один сезон провел в ногинском “Труде”. Но о том, что стану президентом российского футбола, вице-президентом ФИФА и УЕФА, тогда мне и в голову просто не приходило.
— Тем не менее вы этого добились.
— Все началось с того, что после окончания института физкультуры зав. кафедрой футбола и хоккея заслуженный мастер спорта Павел Савостьянов, кстати, приемный отец известного в хоккее Роберта Черенкова, предложил мне место преподавателя. И я 7 лет отработал в родном учебном заведении. А затем на моем пути встретились старший тренер сборной СССР по хоккею Борис Кулагин и заместитель председателя Спорткомитета СССР Валентин Сыч, и в результате я перешел в спорткомитет, в управление хоккея. А в июне 1979 года возглавил управление футбола и хоккея, откуда и шагнул в штаб-квартиру ФИФА.
— Причем сразу в кресло первого вице-президента.
— Объяснение тому простое: секция советского футбола вступила в ФИФА в 1946 году и ее руководители, учитывая большой вклад СССР в разгром фашизма в Германии, вписали в устав пункт о предоставлении нашей стране постоянной должности первого вице-президента. До меня ее занимал Валентин Гранаткин.
— Но сейчас вы не являетесь уже первым вице-президентом.
— После распада СССР распалась и наша федерация футбола. И в устав ФИФА были внесены изменения об отмене привилегий нашей федерации. Тем не менее я был избран на следующий срок. Затем снова баллотировался на пост вице-президента, но проиграл один голос итальянцу Матаррези.
— Помнится, это была какая-то темная история.
— Об этом тогда много писали, но ничего противозаконного не произошло. Просто на конгрессе УЕФА против меня в последний момент неожиданно проголосовали делегаты из Латвии, Литвы и Эстонии, Армении и Азербайджана, хотя до этого в неофициальных беседах все заверяли меня в поддержке. Но такова жизнь. Я привык не удивляться.
БЛАТТЕР ПОДДЕРЖАЛ
ДРУГА В БЕДЕ
— Какие должности у вас сейчас в ФИФА?
— Вхожу в исполком и в два комитета — по проведению чемпионатов мира и Олимпийских турниров. Членами других комитетов, кстати, являются Владимир Радионов, Владимир Алешин, Семен Андреев, Олег Лапшин. Так что позиции РФС в ФИФА неслабые.
— У вас прекрасные отношения с президентом Йозефом Блаттером. Помнится, осенью 98-го года он прилетал даже в Рейкьявик на отборочный чемпионат Европы между сборными Исландии и России, чтобы поддержать и вас, и нашу команду…
— Было такое. Но это была чисто моральная поддержка, и я ее оценил. Особенно после того, как сборная России проиграла и многие мои знакомые злорадствовали, а Блаттер, наоборот, утешал, предсказывал, что мы наверстаем упущенное. И как показал следующий сезон, чуть не оказался провидцем. Хорошие отношения у меня, между прочим, были и с бразильцем Авеланжем, который возглавлял ФИФА четверть века.
— А чем занимаетесь в УЕФА?
— Я член исполкома, заместитель председателя комитета по проведению клубных соревнований — Лиги чемпионов и Кубка УЕФА.
— Какие взаимоотношения между руководителями ФИФА и УЕФА? Возникают ли между ними конфликты?
— Ну, таких ситуаций не припомню, их просто не было.
— А недавние противостояния Авеланжа и президента УЕФА Юханссона?
— Это немножко другое. Между ФИФА и УЕФА, другими континентальными конфедерациями идет конкурентная борьба за влияние. Взять ваш пример: это было противостояние не между Авеланжем и Юханссоном, а между ФИФА и УЕФА. Суть его заключалась в следующем: президент УЕФА считал, что возглавляемая им организация самая развитая, поэтому и в руководстве ФИФА должна занимать особое место, и пытался навязать Авеланжу свои условия. А президент ФИФА ссылался на устав и отстаивал равенство всех конфедераций.
— Чем же все завершилось?
— Как всегда, компромиссом: и волки сыты, и овцы целы: Юханссон согласился с тем, что устав есть устав и, следовательно, един для всех, а Авеланж принял некоторые предложения президента УЕФА, в частности, о том, что проведение отборочных турниров к чемпионатам мира и Олимпийским играм должно полностью находиться под контролем континентальных федераций.
— А чем занимаетесь в УЕФА?
— Я член исполкома, заместитель председателя комитета по проведению клубных соревнований — Лиги чемпионов и Кубка УЕФА.
— Недавно Блаттер предложил программу “гол”. Принесет ли она помощь РФС?
— Безусловно. Эта программа предусматривает финансовую поддержку всем национальным федерациям, но при условии, если ее будут проводить они в своих странах. Кстати, такая же программа проводится и по восточно-европейскому бюро УЕФА. Например, благодаря ей мы начали строительство футбольного стадиона в Волгограде. Такие же спортсооружения со временем появятся и в других регионах России. Так что ФИФА и УЕФА от декларирования перешли к конкретной помощи.
— Во время чемпионата Европы пройдет какое-нибудь важное событие УЕФА?
— Первого июля состоится конгресс, на котором, в частности, пройдут очередные выборы, и я буду баллотироваться в исполком.
— К пожеланиям крепкого здоровья мы добавляем и продление “прописки” в исполкоме УЕФА. Спасибо.