¤На прошлой неделе на нашей “горячей линии” побывали президент ХК “Динамо” — чемпиона России-2000 Сергей Сидоровский и один из лучших мастеров в истории не только этого клуба, но и отечественного хоккея Александр Мальцев. Едва ли не каждый второй читатель, задавая по телефону вопросы динамовскому президенту, начинал с того, что интересовался, что же произошло в команде, имея в виду неожиданный уход группы ведущих игроков. Это беспокоило, в частности, приславших свои вопросы по Интернету Максима из Гусь-Хрустального и москвича Кирилла Аданова. Но в телефонном разговоре первым эту тему затронул Дмитрий из Московской области.
ПОТЕРЬ МЕНЬШЕ, ЧЕМ В ПРОШЛОМ ГОДУ
— Сергей Дмитриевич, для вас потеря Маркова, Хаванова, Прокопьева, Харитонова, Ореховского, Кудашова, Поникаровского— неожиданность? И как ведется трансферная политика клуба?
— Во-первых, хочу посоветовать вам черпать информацию исключительно в “Советском спорте”. Она в этой газете идет от первоисточника— от президента клуба, главного тренера. В других изданиях, в “Спорт-экспрессе” в частности, информация нередко публикуется непроверенная, искаженная. “Советский спорт” уже сообщал, что с Кудашовым мы подписали новый контракт. Что касается Ореховского, то перед тем, как уйти в отпуск, он сказал мне, что если не уедет в Вашингтон, то останется в “Динамо”.
Поникаровский пока не подписал с нами контракт, размышляет. Я ему недели полторы назад прямо сказал: “Леша, сегодня ты не готов уезжать в Канаду. Мы знаем примеры Сергея Федотова, Эдика Першина, которые фактически завершают свою карьеру только из-за того, что слишком рано уехали за океан. Ты в этом сезоне всего-то 20 игр провел, в основном выступал в ТХК, и решение ехать в Канаду— опрометчивое, скороспелое”. Что ж, все зависит от него самого. У Алексея украинское гражданство, и сегодня мы работаем над тем, чтобы он получил возможность играть за молодежную сборную России. Но если уедет, какой будет смысл заниматься этим вопросом?
Откровенно говоря, потеря Прокопьева с Харитоновым— это да, неожиданность. Но сегодня от такого едва ли возможно застраховаться. Ребятам предложили сумасшедшие контракты в омском “Авангарде”, и они решили уйти. А вот к отъезду Маркова с Хавановым мы были готовы заранее.
Что значит трансферная политика? Есть определенные положения, регулирующие переходы российских игроков Суперлиги. Если речь о простых хоккеистах, то их трансфер стоит 15 тысяч долларов, если об игроках сборной— 25. Остается соблюдать эти положения. И, естественно, искать замену ушедшим. Работаем в этом направлении. Харитонов ведь тоже не сразу стал тем Харитоновым, которого сегодня знают. Чтобы выйти на этот рубеж, ему потребовалось почти 5 лет. Оставшиеся в команде ребята должны понимать, что кому-то надо взять на себя роль лидеров. Потенциал для этого есть у многих. Назову только тех, кто стал в последнее время предметом разговоров об их уходе из “Динамо”— Иванова, Савченкова, Романова, Кувалдина, Карцева, того же Кудашова…
— На какой срок с ними подписаны контракты?
— С кем-то на два года, с кем-то, например, с Кудашовым,— на год. Все зависит от разных обстоятельств. Ребята, которые ближе к тридцатилетнему возрасту, обычно подписывают годичные контракты.
— Есть ли в команде новички?
— Работа в этом направлении еще не завершена, поэтому всех имен называть не буду. Пока можно точно сказать, что возвращается Женя Грибко— трехкратный чемпион России в составе “Динамо”, в этом сезоне завоевавший золотые медали словацкого первенства, взяли мы Михаила Донику из Ярославля— чемпиона мира среди молодежи. Оба— защитники. На просмотре у нас форвард Сергей Климович, выступавший несколько лет назад за “Динамо”. В последнее время он играл в младших североамериканских лигах. Работаем еще с двумя нападающими, которых хотели бы видеть в своем составе.
— Сергей Николаевич, военнослужащий. У меня вопрос к Сергею Сидоровскому. Потери в “Динамо” ожидаются серьезные. Уж не разваливается ли команда?
— В прошлом году “Динамо” покинуло 9 человек, но команда тем не менее стала чемпионом. На этот раз уйдут от четырех до шести игроков, и, наверное, нельзя рассуждать так, что команда разваливается. В “Динамо” традиционно хорошо ведется работа с резервом. С начала 90-х годов от нас регулярно уезжают в НХЛ, а это, сами понимаете, всегда игроки сильные. Удерживать их у себя мы не имеем ни права, ни возможности. И мы гордимся этими ребятами, а остаются те, кто намерен продолжать их дело, идти дальше, побеждать, не опускать взятую клубом планку требований.
Конечно, тяжело расставаться с теми же Харитоновым, Прокопьевым. Они выбрали свой путь, и я не хочу и не могу их осуждать. Но есть игроки, которые способны удерживать наше лидирующее положение. Поэтому не надо так уж драматично представлять ситуацию. В команде нормальная обстановка, деловая. Пока ребята отдыхают, и все они готовы приступить к той большой работе, которая должна быть проделана для сохранения чемпионского звания и того престижа, что есть у команды.

СВОЙ ДВОРЕЦ
В РАЙОНЕ
БЕРЕЗОВОЙ РОЩИ
— Меня зовут Алексей. Сергей Дмитриевич, каково финансовое положение клуба?
— Оно устойчивое. Мы затеяли грандиозную работу по реконструкции всего динамовского хозяйства. С будущего года будем улучшать контракты игроков, но сегодня надо решить основное— поднять материальную базу. Мы приступили ко второй очереди реконструкции нашей учебно-тренировочной базы в Новогорске. Там находится весь наш потенциал, там мы готовим ребят. Должен быть полностью сделан евроремонт нашей гостиницы, спортивного зала. У нас будет солидный медико-восстановительный центр. В комплексе все это позволит иметь одну из лучших баз в Европе. Думаю, в конце летнего периода мы сможем показать результаты нашей работы.
Наконец, в ближайшее время выйдет постановление правительства Москвы о строительстве Дворца спорта “Динамо” вместимостью 12—14 тысяч зрителей на улице Куусинена, близ метро “Полежаевская”, в районе березовой рощи. Причем экология в результате строительства не только не пострадает, но и улучшится. В течение года мы провели огромную работу по подготовке проекта этого постановления, его согласования со всеми городскими службами. Сегодня проект представлен правительству Москвы на утверждение. Надеюсь, перед началом нового чемпионата получим положительный результат, сделаем как бы символическое заложение капсулы Дворца и начнем строительство, которое надо закончить в течение двух лет, чтобы такой исторически мощный клуб, как “Динамо”, имел место, где сможет принимать болельщиков, друзей, любящих команду и помогающих ей. Все это реально, хотя поначалу я и сам сомневался в этом немножко.
— Моя фамилия Романюк. Сергей Дмитриевич, какие сегодня у “Динамо” взаимоотношения с МВД?
— В те времена, когда за “Динамо” играл Виталий Давыдов и когда в нем начинал Александр Мальцев, хоккей в наших ведомственных, силовых структурах курировал КГБ. И уже четверть века, как мы— штатная команда федеральных погранвойск. МВД же всегда курировало в “Динамо” футбол. Но со всеми этими структурами у нас были и остаются самые добрые отношения. Мы встречаемся, приглашаем наших друзей не только на матчи, но и на семейные динамовские праздники. Они нам помогают, мы— им. Связь у нас самая тесная. Но ближе мы к пограничным войскам.

ПИТЕР
КАК ЛАКМУСОВАЯ
БУМАЖКА
— Илья из Серпухова. Вопрос к Александру Мальцеву. Как оцениваете игру нападающих сборной России на чемпионате мира в Санкт-Петербурге?
— А как можно оценить, если 12 человек общими усилиями за 4 игры с далеко не сильными соперниками 4 шайбы забрасывают? Где те звезды, что из-за океана забивать приехали? Выходит, в Европе посильнее игроки будут, чем в НХЛ? Думаю, ребята далеко не в полную силу играли. Наверное, лучше бы они не приезжали. Столько денег на этот чемпионат затрачено— колоссальная сумма! И все впустую оказалось. Своим составом, то есть теми игроками, что за российские клубы играют, лучше бы выступили. Кроме динамовского звена можно было взять те сочетания, что основаны на базе “Ак Барса”, “Авангарда”, и добавить к ним одну пятерку из клубов НХЛ, которая с душой хотела поиграть за Россию.
Чем вызвана слабая игра наших энхаэловцев? Во-первых, чувствовалось, что они приехали показать себя, а не игру. Коллектива не было совсем, действовали каждый за себя. А такое на чемпионате мира недопустимо. Думаю, и в тренерском штабе возникла неразбериха, команда была совершенно неуправляемой. Ошибок, словом, было допущено много, и теперь из них надо делать правильные выводы.
— Михаил Владимирович, москвич. Многие болельщики со стажем говорят, что прежние поколения отечественных хоккеистов были богаче на таланты. Вы с этим согласны, Александр Николаевич?
— Безусловно.
— А кого из нынешних игроков могли бы поставить рядом с собою, Валерием Харламовым и другими звездами прошлых лет?
— Чемпионат мира все показал. Кого я могу поставить? Даже не знаю, как ответить. Сами понимаете, наверное.

ПОБЕДИЛИ
В ЧЕСТНОЙ БОРЬБЕ
— Игорь из Москвы. Сергей Дмитриевич, как вы относитесь к точке зрения, что “Динамо” немного помогли в завоевании золотых медалей? Говорят, предполагая о потерях в составе, вы понимали, что имеете последний шанс стать чемпионами, и всеми способами цели добились.
— Вопрос такой несколько обижает. Наша победа— результат усилий всех ребят, тренеров, колоссальнейшей работы, проведенной в течение сезона. В финале мы играли с “Ак Барсом”, преградившим туда дорогу двукратному обладателю главного приза Евролиги— магнитогорскому “Металлургу”. “Ак Барс” был в этом чемпионате сильнее магнитогорцев, на первом этапе он дважды победил их и набрал в результате больше очков. Доказал свое преимущество и в полуфинальной серии, по заслугам став финалистом. То, что мы в решающих матчах за “золото” победили казанцев в серии со счетом 4—1, говорит само за себя. А отрицательные результаты допингпроб, проведенных в “Ак Барсе” и “Динамо”, говорят о том, что в этих клубах серьезно поставлена работа по сохранению здоровья спортсменов, которые работают при колоссальных нагрузках. И не наша же вина, что некоторые игроки других команд, к сожалению, уличены в применении запрещенных препаратов.
3 года назад в такую же историю попало ярославское “Торпедо”. Но тогда дело замяли. С руководителями и людьми, занимающимися подобными вещами, которые приводят к подрыву здоровья спортсменов, надо вести открытую борьбу, и решение о том, что так и будет, уже принято Исполкомом ФХР. Никто нам не помогал. Лично мне помогала вера в победу, в ребят и тренеров. Я знал, что была проведена сумасшедшая работа, направленная на то, чтобы доказать свою силу. Я многим говорил: “Очень жаль, что мы в финале не с “Магниткой” играем”. Хотелось бы взять реванш именно у этой команды. Но “Ак Барс” по праву взял над ней верх. Когда казанцы сократили счет в финальной серии, то президент Татарстана Шаймиев сказал мне и своему окружению: “Да, сегодня “Динамо” проиграло. Но мы должны тянуться к этой команде по уровню организации, по внутреннему состоянию, по той мобильности, которая у нее есть”. Считаю, наша победа строилась на уверенности в своих силах, на работе, на близости тех, кто работает в команде, и тех, кто окружает ее.
— Объявлено, что Зинэтула Билялетдинов— один из кандидатов на пост главного тренера сборной России. Как к этому относится президент клуба, ведь у совмещавшего работу в “Спартаке” и сборной Александра Якушева не получилось ни здесь, ни там?
— Положительно к этому отношусь. Билялетдинов— человек с характером, в хорошем смысле слова амбициозный. Одно дело быть в сборной вторым тренером, другое— главным. Совершенно разные ступени. Говорят, он еще молодой. Но 45 лет— это не так уж мало. Человек накопил большой опыт, он у Юрзинова помощником был, 4 года за океаном работал. И добивается результата. Ему есть с чем выходить на более высокий уровень. Он давно в состоянии не просто определенные функции выполнять, а определять стратегию, идти на риск. Но при этом все же нельзя не советоваться с ведущими тренерами, достаточно поработавшими в различных сборных,— с Тихоновым, Эпштейном… Чтобы не повторять чужих ошибок.
— А на работе в клубе занятость Билялетдинова в сборной не может сказаться негативно?
— Аркадий Иванович Чернышев и Анатолий Владимирович Тарасов много лет справлялись и со сборной, и со своими клубами. При правильном, грамотном подходе к делу и при поддержке тренеров проблем быть не должно.
Есть и примеры из футбола. Олег Романцев тренирует и сборную, и клуб, в котором он еще и президент. Так что не стоит этого бояться. Надо нормально поставить дело, и тогда будет результат.

РАБОТАЕМ
НА РАЗВИТИЕ
— Где-то слышал или читал, что вы, Сергей Дмитриевич, проявляете инициативу в изменении регламента проведения чемпионата страны, правил переходов игроков. О чем речь?
— Мы всегда говорим о том, что наша идея в том, чтобы комплектовать команду в основном нашими, динамовскими, воспитанниками. Они составляют две трети коллектива. Не обходится без приглашений, но не на них делаем ставку. Работаем на отечественный хоккей, на его развитие. Наши представители всегда есть в сборных страны— в первой, молодежной, юниорской, юношеской. Это все говорит о том, что клуб работает. И разве справедливо, если кто-то другой благодаря хорошей финансовой базе будет решать свои задачи за счет нашего труда? Поэтому сегодня надо бы определить, упорядочить отношения между клубами. Сделать так, чтобы не больше двух игроков внутри Суперлиги переходили из одной команды в другую. Куда, допустим, годится, когда из Магнитогорска сразу 7 человек уходят в один и тот же клуб? Это же трагедия, искусственный обвал. Мы не должны допускать, чтобы кто-то на денежном мешке сидел и подрывал работу исторически сложившихся клубов. Об этом должны сказать и президенты, клубов, и ФХР. Иначе будет крах. Завтра у богатых ныне команд закончатся деньги, но к тому времени все уже будет развалено, как карточный дом. Об этом надо думать. Сегодня! Не подумайте, что я плачу. Наоборот, говорю, что вне зависимости от потерь будем продолжать работать. Ради поднятия имиджа, сохранения завоеванных рубежей. Будет трудно, но надо сражаться.
— Но игроков, переходящих в более богатые клубы, наверное, можно понять? Или вы предлагаете запретить и все?
— Все хорошо в меру. Вспомните футбольную “Аланию”. Вся республика вложила колоссальные деньги в ее чемпионство. Да, подняли такую планку зарплаты, которой игроки явно не стоили. И что? Добились цели, а через 2 года команда развалилась. Там, по-моему, просто запутались.
В НХЛ такого нет— там все четко регламентировано. Скажем, при драфте преимущество отдается более слабому, часто и более бедному. Целая система определена. Есть определенные уровни в системе оплаты игроков. Все это надо отработать и отрегламентировать. Нельзя, чудес-то в жизни не бывает.

ЕСЛИ ВЕРИТЬ —
ЗНАЧИТ ЖИТЬ
— Болельщик “Динамо” Иван,— представился самый юный, судя по голосу, из звонивших на “горячую линию” читателей.— Можно задать вопрос Александру Мальцеву?
— Пожалуйста, я вас слушаю.
— Посещаете ли вы матчи с участием “Динамо”?
— Посещаю. Ведь это же моя родная команда.
— А как часто посещаете?
— Очень часто. Но вас что-то ни разу на игре не видел. Во всяком случае, голос ваш на трибуне не слышал.
— А почему недавно на празднике в Бирюлево, играя за команду ветеранов, вы перестали выходить на лед уже в первом периоде?
— В первой смене получил травму— сломал седьмое или восьмое ребро. Поэтому и пришлось уйти.
— Меня зовут Вера. У меня вопрос к Александру Николаевичу. Часто ли вы собираетесь вместе со своими бывшими партнерами по команде?
— После окончания карьеры очень редко. Понимаете, у всех свои дела, разные виды деятельности. Но когда праздники большие или— без чего, к сожалению, не обойтись— похороны, то, конечно, встречаемся.
— Скажите, а внуки у вас уже есть?
— Внучка. Так что еще одного хоккеиста не получится.
— Вячеслав Николаевич. Хочу задать вопрос Александру Мальцеву.
— Задавайте, пожалуйста.
— Вы всю жизнь играли в “Динамо”. И хотя у вас множество достижений в составе сборной, чемпионом страны вам стать так и не довелось, ведь конкурировать с ЦСКА динамовцам было тогда очень трудно. Не обидно ли? Не было ли из-за этого желания уйти в другую команду? Тем более что в одном из интервью вы лет 8 или 9 назад сказали, что в свое время крепко поссорились с главным тренером “Динамо” Владимиром Юрзиновым и, пока он возглавляет вашу родную команды, на ее игры приходить не хотите. Что у вас с ним произошло?
— Поссорились? Не так было. Когда Юрзинов принял команду, было собрание у начальства, и наш новый тренер заявил, что нам нужны, мол, не звезды, а мальчики, которые слушались бы его. Этот разговор дошел до нас с Валерием Васильевым, которых и имел в виду Юрзинов. То есть не нужны были ему именно мы. Понятно, это осложнило наши отношения с тренером. Но ссорой это, наверное, называть неправильно.
А что чемпионом страны так и не стал— нет, не обидно. Естественно, хотелось очень выиграть, наконец, золотые медали. Но только не в другой команде. Видел, как много у “Динамо” болельщиков, и как я мог им изменить? Никуда переходить никогда не думал. Считал и считаю, что если тебя пригласили в клуб, то надо быть преданным ему до конца и закончить карьеру в нем. А если человек то и дело перебегал из одной команды в другую, то для меня его просто не существовало.
— Трудно вам, наверное, пришлось бы сейчас, когда все за деньги делается?
— Ну не так уж все. Всегда есть какое-то самолюбие. Есть преданность клубу— понятие, которое я ни на какие деньги не променяю.
— Сергей Петровский. Вам не обидно, что за вашу великолепную игру вы получали копейки по сравнению с тем, что получают хоккеисты сейчас?
— По тем временам не такие уж это копейки были. Но с нынешними игроками нас тут, конечно, не сравнить. Обидно не за наше поколение, а за державу, как говорится: крупные суммы, заработанные нами, получали не мы, а другие люди. То, что сейчас хоккеистам другие деньги платят, думаю, правильно. В спорте жизнь короткая, и труд тех, кто занимается им, должен оплачиваться достойно. Но чтобы люди не забывали, откуда они вышли. Если ты, хоккеист, получаешь миллионы, то в этом же не только твоя заслуга, но и тех, кто тебя воспитал. И должен помогать детской спортшколе родного города. Хотя бы немного помогать. В этом плане наши первые ласточки в НХЛ Фетисов, Касатонов, Макаров, Ларионов, Крутов — хороший пример многим современным российским энхаэловцам, помощи от которых не видно, хотя они и зарабатывают побольше своих знаменитых предшественников.
— Игорь Бурцев из Москвы. Должен признаться, что Александр Мальцев — кумир моего детства, навсегда лучший для меня игрок. В 1984 году он был одним из самых вероятных кандидатов на поездку на Олимпийские игры в Сараево. Но Виктор Васильевич Тихонов посчитал по-своему, решил, что не стоит брать в сборную ветерана, и до меня дошли разговоры, что это одна из причин, по которой Мальцев по окончании сезона решил завершить свою карьеру, хотя мог еще поиграть. Так ли это, Александр Николаевич?
— Да, в самом деле так. Перед началом сезона у меня произошел разговор с Тихоновым в присутствии Юрзинова, Сыча и председателя Центрального совета “Динамо” Богданова. В общем, наши с Виктором Васильевичем мнения разошлись, и после этого я готовился к Олимпиаде самостоятельно. Меня тогда регулярно называли в прессе одним из лучших игроков месяца, и это, наверное, говорит о том, в какой форме я находился. Но поперек батьки, как говорят, не лезь, и Виктор Васильевич упорно не замечал меня. Поехать на свою четвертую Олимпиаду, понятно, очень хотелось, и когда эта мечта не осуществилась, я решил закончить с хоккеем.
— Титков Константин Андреевич, болельщик со стажем. Саша, извините, я не знаю вашего отчества, но мы с вами примерно одного возраста, я чуть постарше, так что можно вас так называть?
— Лады, нет вопросов.
— Способна ли наша сборная в ближайшие годы выиграть чемпионат мира или хотя бы войти в тройку призеров? Неудачу за провал в Санкт-Петербурге свалили на Якушева, а есть ли хотя бы один тренер, которому под силу поднять наш хоккей на уровень шестидесятых, семидесятых годов? Тихонов, Михайлов или кто-то другой? Верите ли в такое?
— Да после такого провала многие, думаю, сомневаются в этом. Но если не верить в лучшее, то зачем тогда тренироваться, играть в хоккей, да и вообще жить на свете? Лично я верю. В наши традиции, в молодежь. Интерес к российскому хоккею в последнее время возрос, в том числе в Москве. А значит, будущее у него есть.
— Ольга. Вопрос к Александру Мальцеву. Вы не планируете попробовать себя в качестве тренера клуба?
— Нет.
— Дмитрий из Санкт-Петербурга. Александр Николаевич, назовите символическую сборную лучших игроков из тех, кого вы видели и с кем играли…
Коноваленко, Рагулин — Васильев, Харламов — Старшинов — Фирсов.

Подготовил
Сергей ЧУЕВ